Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Каждый «шельмует» под себя»

    Евгений Ворсин, получивший приставку «исполняющий обязанности», «камбэк» Владимира Сафонова, «неавторитетные» «Раубичи», горячее противостояние «Шахтера» и «Юности», несовершенный Статус хоккеиста ОЧБ, проблемы с переходом Черноока в «Динамо», нищета «Могилева» и наметившееся возрождение «Химика-СКА». В четверг прошло заседание исполкома ФХРБ, на котором побывал корреспондент Goals.by.

    Евгений Ворсин остается работать в ФХРБ на общественных началах.
    Евгений Ворсин остается работать в ФХРБ на общественных началах.
    GoalsbyЕвгений Ворсин остается работать в ФХРБ на общественных началах. Иван Уральский

    Евгений Ворсин, получивший приставку «исполняющий обязанности», «камбэк» Владимира Сафонова, «неавторитетные» «Раубичи», горячее противостояние «Шахтера» и «Юности», несовершенный Статус хоккеиста ОЧБ, проблемы с переходом Черноока в «Динамо», нищета «Могилева» и наметившееся возрождение «Химика-СКА». В четверг прошло заседание исполкома ФХРБ, на котором побывал корреспондент Goals.by.

    — Все собрались, как на отчетно-выборную :)? – подмечая некоторую массовость, попытался поддеть присутствующих в самом начале заседания Евгений Ворсин.

    Шутка, что называется, «не зашла». Члены исполкома, предвкушая долгие дебаты, сохраняли каменные лица. Евгений Николаевич на правах председательствующего продолжил:

    — Прошлый сезон получился не очень удачным (долгий монолог, подтверждающий верность изречения – Goals.by), поэтому я хотел бы предложить назначить исполняющим обязанности главы ФХРБ Сергея Солонца. До тех пор, пока не будет избран новый председатель.

    Повисшую паузу пока еще глава федерации заполнил пояснением:

    — На майском расширенном заседании исполкома с молчаливого согласия всех его членов моя отставка была принята. Поэтому не вижу смысла работать дальше.

    По закону жанра следующее слово должно было принадлежать гендиректору «Юности», но он выступил чуть позже.

    — А кроме Сергея Александровича никаких кандидатур нет? – донеслось из зала.

    — Их поиск ведется, — уточнил Ворсин. – Этим занимается определенный круг людей. Вы, в свою очередь, можете предлагать свои кандидатуры.

    Настало время высказаться негаданному «виновнику торжества». Сергей Солонец с ходу отмел предложение Ворсина, заявив, что исполнять обязанности главы ФХРБ не должен человек, представляющий определенный клуб.

    — Решение о вашей отставке было принято не единогласно, — вступился за Евгения Николаевича директор «Гомеля» Виталий Усович. – Отчетно-выборной конференции еще не было, поэтому вы вполне можете продолжать работать, пока вам не найдется замена.

    — Если было принято решение об отставке, вы можете остаться исполняющим обязанности, — поддержал коллегу Алексей Торбин.

    — Действительно, что изменится за те пару недель, в течение которых будет председательствовать другой человек? – закруглил Сергей Солонец.

    После столь авторитетной поддержки Евгению Николаевичу не оставалось ничего иного, как подчиниться. Правда, теперь уже исполняющий обязанности главы ФХРБ сделал это с некоторыми оговорками.

    — Я — человек логики. Сказав «а», привык говорить и «б». Не хочу, чтобы кто-то думал, будто я прирос к этому креслу. Также не хочется столкнуться с ситуацией, когда кто-то начинает говорить, мол, сидит временный, зачем нам его слушать? Если вы мне доверяете, и на этом принципе мы будем строить нашу работу, я готов и дальше, на общественных началах, занимать эту должность.

    Возражений не последовало.

    ***

    Повестка дня исполкома содержала пять вопросов. Сперва необходимо было разобраться с формированием сборных команд на базе РЦОП «Раубичи». Зачитанная речь менеджера национальных команд Владимира Сафонова напомнила о том, что в прошлом сезоне проект достиг своих целей, поэтому нет ни единого повода его сворачивать. Однако нынешний хоккейный год команда начала с трех разгромных поражений от не самых сильных соперников.

    — На бумаге все прописано, но постоянно возникают одни и те же проблемы, — объясняет Владимир Сафонов. – Приглашения высылаются, но на данный момент у нас собрано лишь 35 процентов от того состава, на который мы рассчитывали. Из «Юности» не доехали пять человек, из «Гомеля» – четыре, из «Шахтера» – четыре. По трое новополоцких и могилевских ребят вообще уехали в Россию... Получается, состав 1996-го года рождения, который мы долго просматривали и отбирали, не собран и наполовину. А причины, по которым хоккеисты не доезжают, просто умиляют. У одних — семейные обстоятельства, других не устраивает уровень соревнований. С этим надо что-то делать.

    В последующие минут 60 жарких споров заседающие пытались разобраться, почему дети не едут в «Раубичи», почему едут за рубеж, и какие рычаги задействовать для того, чтобы команда все-таки собиралась, проект нормально функционировал, и кто за всем этим должен следить. Напирали на то, что «в клубах игроки находятся не на ведущих ролях, поэтому в сборных они потом не могут взять на себя бремя лидерства».

    — Как это так, не едут? – вопрошал Евгений Ворсин. – С детства приучаем, что сборная — не главное. Сборная — это так... захочу — приеду. Нет уже того патриотизма.

    — В прошлом году мы сидели и обсуждали ту же проблему! – в конце концов не выдержал Александр Андриевский. – И сегодня делаем то же самое. Так кто виноват: федерация или клубы?!

    — А у ребенка вообще есть выбор? – резонно поинтересовался Леонид Фатиков, но его высказывание как будто пропустили мимо ушей.

    Судя по закругляющей реплике Евгения Ворсина, выбора у ребенка все-таки нет.

    — Есть общее понимание, которое мы зафиксировали в протоколе, — резюмировал Евгений Николаевич. – Будем работать очень жестко.

    Под «работать очень жестко» подразумевались санкции, которые могут коснуться хоккеистов, «отлынивающих» от призыва (прямо армия какая-то!). В частности, звучали предложения о дисквалификации — вначале на несколько матчей, а затем и на целый круг.

    — Не хотят ехать, пусть тренируются, но играть они права иметь не будут! – заключил Евгений Ворсин.

    По итогу договорились до того, что каждый случай недоезда в «Раубичи» должен рассматриваться отдельно, с выяснением истинной причины и беседой с родителями хоккеиста. Также было предложено разработать трехсторонний договор, который будет подписываться федерацией, РЦОПом и клубом. Оказалось, что такой документ уже давно разработан, однако некоторые — в частности, «Юность» – о нем как будто ничего не знают...

    ***

    К слову, мы не оговорились, назвав Владимира Сафонова менеджером сборных. Эту должность функционер действительно сохранил. Причем — с ходатайства главного тренера национальной сборной Кари Хейккиля.

    — Мы не раз интересовались у Кари насчет преемников Сафонова, но финский специалист заверил, что ему комфортно работать с Владимиром Михайловичем, — отметил директор «Шахтера» Леонид Фатиков.

    Обсуждение следующих вопросов повестки заняло от силы минут семь. Первым делом и.о. председателя ФХРБ Евгений Ворсин поспешил опровергнуть информацию о том, что призовые за выход на сочинскую Олимпиаду для национальной сборной составят полмиллиона евро.

    — Расходы на подготовку сборной берет на себя ФХРБ, НОК и Минспорта. Те полмиллиона условных единиц (дословное цитирование — Goals.by), о которых шла речь в некоторых СМИ, — это не призовой фонд. Мы пока даже не знаем, какую сумму удастся собрать — 200 тысяч, 300 или 400. Это будут спонсорские деньги, которые мы планируем потратить на подготовку национальной команды.

    Претензии к «списку 38», в который вошли кандидаты в национальную сборную, возникли у Сергея Солонца.

    — Я согласен с ним, — уточнил Сергей Александрович, — но не согласен с малым количеством в нем человек.

    — Не вопрос! – поспешил успокоить босса «Юности» Евгений Ворсин. – Называйте еще 10 фамилий, и мы поговорим с Кари, укажем ему, на кого стоит обратить внимание.

    ***

    Форменный «ад» начался в конференц-зале ФХРБ в момент обсуждения четвертого пункта повестки. Изначально спор возник между «Шахтером» и «Юностью», которые не урегулировали между собой переход в стан «столичных» Павла Развадовского. Оказалось, что минчане не выплатили за игрока положенную компенсацию, прописанную в Статусе хоккеиста. Поясним: данный документ касается лишь клубов ОЧБ. «Горняки», ясное дело, не оставили сей факт без внимания, обратившись в апелляционный комитет ФХРБ. Тот постановил, что претензии «Шахтера» вполне обоснованны. Казалось бы, вопрос решен. Но это решение означало – «Юности» придется раскошелиться. Что, естественно, не понравилось Сергею Солонцу.

    — Никакой компенсации я платить не буду, потому что играю в другой лиге, — напирал Сергей Александрович.

    — Я не имею права заявить за вас игрока, который вам не принадлежит, — парировал Евгений Ворсин. – А вы читаете в Статусе хоккеиста только тот пункт, который вам интересен. Фатиков хочет получить компенсацию, Солонец не хочет платить, а в Статусе написано «надо».

    Вмешательство в клубные дела главы ФХРБ вызвало бурю возмущения со стороны представителя «Юности». Мол, федерация — и конкретно Ворсин — не должна принимать чью-либо сторону. Да и вообще, вмешиваться в эти разборки не имеет права.

    — Когда «Юности» нужно поменять регламент, они в первых рядах. А когда закрыть вопрос по Развадовскому, начинаются споры, — попытался пристыдить Солонца юрист ФХРБ Сергей Стрельчик.

    Дальше началась главная «веселуха». Вопрос по Развадовскому было предложено... вынести на голосование! То есть решение апелляционного комитета, которое по логике должно не обсуждаться, а приниматься, попытались «скосить». Справедливо встал вопрос: зачем этот орган вообще существует, если на его постановление можно вот так просто взять и наплевать?

    — Итак, должно ли выполняться решение апелляционного комитета, которое обязало «Юность» выплатить компенсацию «Шахтеру»? – объявил голосование Евгений Ворсин.

    Воздержались пять человек, «за» высказались четверо, «против»... тоже четверо! Ничья, овертайм. Споры продолжились.

    — Я не заявлю вам игрока, пока вы не получите от «Шахтера» открепления, — грозил Ворсин. – Потому что «Юность» не оформила должным образом его переход. ВХЛ? Отменю сейчас все ваши «вэхаэлы»!

    — У нас есть пробелы в Статусе хоккеиста, который регламентирует отношения между «Юностью» и «Динамо», выступающими в других лигах, — выдал заключение Виталий Усович.

    После повторного голосования здравый смысл все-таки восторжествовал — решение апелляционного комитета было оставлено в силе. «Юность» не сдавалась. Сергей Солонец обратил внимание исполкома на то, что у некоторых собравшихся попросту нет права голоса. Мол, у представителей Бреста и Могилева нет доверенностей, и они не могут представлять интересы своих областей. Это было поражение. Атмосфера в конференц-зале не на шутку накалилась. Со стороны происходящее смахивало на анархию: взаимные нападки, горячие высказывания и даже обещания «ответить по-мужски».

    — Там, где деструктив, вы, Сергей Александрович, всегда во главе этой группы, — не выдержал Евгений Ворсин, атакуемый со всех сторон. – Нет у нас единства. Каждый «шельмует» под себя. Надо что-то вбросить, и по этому «вбросу» мы начинаем решать, голосовать и так далее.

    Кажется, несмотря на все «решения», вопрос «платить или не платить за Развадовского?» по-прежнему будет висеть в воздухе.

    ***

    К злополучному и столь несовершенно-непонятному Статусу хоккеиста в этот день обращались не только «Шахтер» и «Юность». Вопросы возникли и у «Динамо». Суть спора — переход в стан «зубров» Павла Черноока.

    — Почему мы должны платить компенсацию за игрока, у которого закончился контракт? – вопрошал Алексей Торбин. – Если бы соглашение Чернооку предложил шведский клуб или любая другая команда КХЛ, «Шахтер» не получил бы никаких денег. А мы, получается, как «белая ворона» – должны платить.

    — Кстати, а кто воспитал Черноока? – зашептались в зале. – «Шахтер»? Нет, Новополоцк. Зачем тогда платить Солигорску?

    — Когда мы принимали решение продавать вам игроков за 40 тысяч долларов, а не за 100, вы, Алексей Ефимович, рассуждали о каком-то патриотизме, чести, достоинстве. А сейчас это все куда-то делось, — надавил на больное Евгений Ворсин.

    Попытки обсудить, стоит ли подчиняться Статусу хоккеиста белорусским клубам, выступающим в других лигах, потерпели крах.

    — 29-го августа я отдаю заявку в КХЛ, — пытался вырулить на конструктивный диалог в разгар споров между «Шахтером» и «Юностью» Алексей Торбин. – Что мне делать с Чернооком?

    — Да прекратите вы со своим Чернооком! – разнервничался Евгений Ворсин. – У меня нет никаких претензий по этому игроку. Я его заявляю.

    — Давайте спросим у «Шахтера», есть ли претензии к «Динамо»?

    — Есть! – неожиданно выпалил Леонид Фатиков.

    — В федерацию не пришло письмо на Черноока, я его не видел, — предпринял попытку «замять» вопрос глава ФХРБ. – Поэтому подпишу хоккеиста.

    — А я не дам открепительного письма, — пожал плечами Фатиков.

    ***

    Признаться, на четвертом часу заседания за всей этой творившейся анархией понять суть конфликта удалось не сразу. Поэтому после долгожданного финиша первым делом захотелось в спокойной обстановке послушать самого босса «Динамо».

    — В соответствии со Статусом хоккеиста ОЧБ, если у молодого игрока закончился контракт, то следующий клуб, который подписывает с ним соглашение, должен выплатить предыдущей команде компенсацию в размере 30 процентов от зарплаты хоккеиста за последние 12 месяцев, — объясняет Алексей Торбин. – В нашем случае спор состоит в том, что данный Статус регулирует отношения между клубами ОЧБ, а мы забираем игрока в команду КХЛ. Например, если бы Черноока подписал, условно, московский «Спартак», то он бы тоже не обязан был ничего выплачивать «Шахтеру».

    — В чем тогда претензия «горняков»?

    — Представители «Шахтера» утверждают, что «Динамо» – белорусский клуб, и должен руководствоваться этим Статусом, жить по его правилам. Но мы живем по правовому регламенту КХЛ, где определены правила переходов, порядок взаимоотношений с клубами. И там не прописано, что я должен выплачивать какую-то компенсацию.

    — Но раньше ведь вы это делали. Или это были другие случаи?

    — Верно. В ситуации с Горошко и Китаровым мы выкупали действующие контракты. А в данном случае соглашение истекло. В мировом сознании игрок свободен, а у нас, на территории Беларуси, ввели правило о выплате компенсации. Мы готовы это делать, если будем спускать Черноока в ОЧБ.

    — То есть, если по ходу сезона Павел перейдет, к примеру, в «Гомель», то вы отдадите «Шахтеру» деньги?

    — Да. Но это касается только ОЧБ, а не КХЛ или ВХЛ. Вообще, я не заметил предмета спора. Даже подумать не мог, что эта ситуация может вызвать вопросы.

    Добавим, что, несмотря на взаимные пикировки «Шахтера» и «Динамо», ни Павлу Чернооку, ни болельщикам «зубров» волноваться не стоит — клубы сумеют решить вопрос полюбовно.

    ***

    Значившийся последним в повестке пункт под грифом «Разное» включил в себя сразу несколько животрепещущих вопросов. Во-первых, выяснилось, что в Могилеве вновь нет денег («дожинки там какие-то» ©), поэтому клуб попросил отсрочить выплату взносов за чемпионат. Сроку могилевчанам дали до 1-го октября.

    Во-вторых, не имеющему тренерской лицензии категории «А» Андрею Коробову разрешили остаться наставником «Химика-СКА» (при условии окончания в следующем году высшего учебного заведения), что изначально противоречило одной из статей регламента. К слову, дела в Новополоцке пошли на лад – «команда возрождается, игроки возвращаются, а в клубе, наконец, подул свежий ветерок». Кстати, от Владимира Швабовского по ходу дела выяснился забавный нюанс. Оказывается, тренерские лицензии в этом сезоне закончились сразу у четверых тренеров: Владимира Меленчука, Александра Гавриленка, Василия Спиридонова и Юрия Ивашина. То есть, работать в ОЧБ они вроде как не имеют права.

    — Ну, и что нам теперь, человеку, который выиграл чемпионат и кубок, запрещать тренировать? Над нами же весь мир будет смеяться, — заметил Евгений Ворсин.

    Тренировать разрешили. Единогласно.

    ***

    Когда порядком уставшие члены исполкома собрались встать со своих мест и разойтись «по домам», пункт «Разное» расширил Сергей Солонец. Гендир «Юности» захотел обсудить с собравшимися сумму компенсации за переход игрока из клуба ОЧБ в команду ВХЛ при наличии у того действующего контракта. Поскольку данный вопрос не был включен в повестку дня, дело дошло до третьего голосования. Выяснилось, что данный момент только Сергею Александровичу и интересен.

    — Давайте рассмотрим это в другой раз, — предложил Евгений Ворсин.

    — В следующий раз мне это уже будет не интересно, — с горечью заметил Сергей Солонец.

    На том и разошлись.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы