Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «После сезона в Минске не мог найти работу»

    Один знакомый журналист подметил: многие иностранцы после расставания с минским «Динамо» держат обиду на клуб. Чешский защитник пражского «Льва» Томаш Мойжиш, отыгравший за «зубров» один сезон, — из их числа. В интервью корреспонденту Goals.by чех признался, что не был любимчиком Сикоры, вспомнил, как играл с температурой, и рассказал об отношениях с другим чешским легионером «зубров» Петром Сикорой.

    Томаш Мойжиш по-прежнему играет в КХЛ, но за команду из Праги
    Томаш Мойжиш по-прежнему играет в КХЛ, но за команду из Праги
    GoalsbyТомаш Мойжиш по-прежнему играет в КХЛ, но за команду из Праги levpraha.cz

    Один знакомый журналист подметил: многие иностранцы после расставания с минским «Динамо» держат обиду на клуб. Чешский защитник пражского «Льва» Томаш Мойжиш, отыгравший за «зубров» один сезон, — из их числа. В интервью корреспонденту Goals.by чех признался, что не был любимчиком Сикоры, вспомнил, как играл с температурой, и рассказал об отношениях с другим чешским легионером «зубров» Петром Сикорой.

    «Мне никто ничего не объяснил»

    — Томаш, с какими чувствами приехал в Минск на матч своего «Льва» с «Динамо»?

    — Когда самолет приземлился в белорусской столице, меня сразу охватили воспоминания о моем пребывании в этом городе в позапрошлом сезоне. Вспоминал, как мне здесь жилось и как все было.

    — Помнишь первое впечатление, которое на тебя произвела белорусская столица?

    — Конечно! Впервые увидев Минск, был приятно удивлен тем, как здесь уютно и ухоженно. Бросилась в глаза чистота вокруг. Мне сразу у вас понравилось.  

    — Кажется, ты говорил, что в Беларуси тебе понравилось больше, чем в России?

    — Не совсем так. Общность между странами все-таки налицо. Единственное, заметил, в вашей стране все выглядит более облагороженным, чем у соседей.

    — Твой переход в Минск в 2010 году удивил. Ведь ты оказался единственным действующим чемпионом мира в составе команды.

    — Хочешь спросить, почему выбрал именно «Динамо»? В то время моя жена была беременна, и не хотелось быть далеко от Чехии. Здесь есть прямое авиасообщение Прага — Минск, поэтому мы могли видеться чаще с родными. А потом, когда жена родила, она осталась с малышом на Родине. Я, кстати, в тот момент не был рядом, приехал немного позже.  

    — У тебя были и другие предложения?

    — Конечно, мы ведь в тот год стали чемпионами мира! Ни с одним из клубов у меня не было никакого соглашения, поэтому мог выбирать. Но искал что-то поближе к дому. Это значительно сузило выбор.

    — В интервью ты говорил, мол, выбрал КХЛ, потому что хотел получить прилив новых сил, попробовать что-то другое?

    — КХЛ — лучшая лига в Европе, это так. Но и в финансовом плане были неплохие условия, что немаловажно. Все это и повлияло на принятие решения.

    — В итоге ты отыграл в Минске всего один сезон, который нельзя назвать успешным. Сам-то как считаешь, чего не хватило?

    — Это был очень неудачный сезон. Первый отрезок прошел без каких-то проблем, все было в порядке. А потом ни с того ни с сего перестал принимать участие в матчах. Тренер не хотел ничего объяснять… В конце концов, сезон доиграл кое-как. Мне никогда ничего не объясняли. Воспоминания о конце сезона у меня очень плохие.  

    — Помню, в январе 2011 года в интервью чешским журналистам ты рассказывал, что в Минске есть «традиция»: если команда не попадает в плей-офф, всех иностранцев выгоняют, а к следующему сезону идут с другим составом. 

    — Однако большое давление началось, когда мы, собственно говоря, и подобрались к плей-офф. Это были три последние встречи сезона, которые мы должны были выиграть, чтобы попасть в розыгрыш Кубка Гагарина. И нам вроде удалось. Но потом и начались проблемы. Мне никто ничего не объяснил, просто не хотели этого делать. Может, у руководства были на то причины, не знаю.  

    — Нервозность в команде присутствовала?

    — Не сказал бы. Ведь тот сезон мы начали превосходно. Мы были очень хороши. Но во второй половине чемпионата потихоньку падали вниз.  

    — Но в плей-офф ведь «Динамо» вышло!

    — Да, в оппоненты нам достался ярославский «Локомотив». Мы отыграли все семь матчей, и, к сожалению, соперник не дал нам шанса в итоге пройти дальше.

    «Марек специально повернулся к нам спиной»  

    — Известие о том, что клуб не хочет продолжать с тобой сотрудничать, стало сюрпризом?

    — Ситуация была следующая. Нам надо было выиграть три матча, чтобы пробиться в плей-офф. Хорошо помню последний поединок. Я его отыграл при высокой температуре, у меня был жар. Ну а потом сказал, что мне надо немного отлежаться, вылечиться. Когда через три дня вернулся, тренер не включил меня в состав. Он не хотел со мной говорить. В течение семи матчей плей-офф я так ни разу и не вышел на лед. После сезона со мной коротко попрощались, сказали «до свидания». Это все.  

    — При каких обстоятельствах с тобой расстались?

    — Нас с Петром Сикорой позвали в главный офис и сказали: «Спасибо за сотрудничество, всего хорошего!»

    — Как подметил мой коллега, за четыре сезона через «Динамо» прошло немало легионеров, и часто иностранцы, уезжая из Минска, остаются расстроенными тем, что играли в стане «зубров». Ты — не исключение?

    — Можно сказать и так. Сезон, проведенный в «Динамо», очень сильно повлиял на мою карьеру! Я пришел сюда, как сказал в начале интервью, в статусе чемпиона мира, а после окончания сезона вообще не мог найти работу! Никто меня не хотел брать. Не знаю, говорили обо мне плохо или еще что-то. Но я очень долго ждал, пока нашелся хоть какой-то клуб. Конечно, я не был воодушевлен этим фактом. К счастью, все завершилось хорошо. Как всегда говорю, однажды надо сделать шаг назад, чтобы потом мог сделать два вперед. Минувший сезон у меня получился замечательный, потом и на чемпионате мира неплохо сложилось. Поэтому, отвечая на вопрос: конечно, я был рассержен. Но ничего с этим не поделаешь, все пережито и уже позади.  

    — Петр Сикора вспоминал, что в команде были постоянные конфликты. Правда?

    — Не хотелось бы ворошить прошлое. Знаете, мы с Петром жили в одном номере на выездах и постоянно дискутировали о ситуации. Да, в команде был чешский тренер. Но как он к нам относился, мы просто не могли этого понять. Разумеется, не знаем, что у него было в голове, чем он руководствовался, когда принимал те или иные решения, какая у него была цель, но нам было неприятно. Чисто по-человечески. Как показало время, после того катастрофического сезона Петр Сикора оказался в финале Кубка Стэнли. А я, играя в финском ТПС, по итогам стал третьим среди защитников лиги по набранным очкам, к тому же привез медаль с «мира».

    — Помню, Максим Спиридонов признавался, что Марек все время критиковал их с Глазачевым звено. И они также не могли понять, за что.

    — В этом и была загвоздка. Тренер не хотел нам говорить, что не так. Все время это переходило на других людей: то тот, то другой… Нам не нравилось такое отношение. Конечно, после подобного любой скажет, что расстроен неудавшимся сезоном. Для меня это было скорее огромным разочарованием. Если честно, не хочу вспоминать, ведь это не имеет смысла. Ситуация позади, а я хочу смотреть вперед.

    — Белорусские фанаты помнят и тебя, и Петра. Думаю, им было бы интересно узнать, что же случилось...

    — Мне самому тоже было бы интересно получить ответ на этот вопрос.  

    — Кстати, СМИ, наоборот, писали, что вы с Петром — любимчики Марека. И он всегда предоставлял вам шанс, даже когда это было излишне.

    — Наверное, так казалось со стороны. Не представляю, что на это ответить.

    — Спрошу иначе. Как вам игралось под руководством чешского земляка?

    — Слишком хорошо не игралось. Дела были в порядке до тех пор, пока все удавалось, пока мы выигрывали. А потом начались проблемы, и, мне кажется, он специально повернулся к нам с Петром спиной.

    — Но сезон 2011 года для клуба был, пожалуй, одним из самых удачных. Если не самый.

    — Лично я считаю, что все могло выйти гораздо лучше. Мы могли быть намного успешнее как команда. Коллектив пополнили отличные игроки, и шанс завершить чемпионат с совсем иным результатом у нас был. Это мое личное мнение.

    — Может, Марек ждал от вас большего?

    — Может быть. Он говорил это, я хорошо помню. Но позвольте, если от меня ожидали, например, больше очков, то почему меня не ставили играть в большинстве? Какие очки от меня могли ожидать? Считаю, что проделывал огромную черную работу, носился, как «заводная мышь». Этого просто не оценили. Мне уже все равно. Это забыто, а я хочу вспоминать только хорошее.

    — Обиду на «Динамо» держишь?

    — У меня самые теплые воспоминания об играх, на которые собиралась целая арена, фанаты нас здорово поддерживали. Все было супер. Просто начали происходить вещи, которые не понимал. Мне это не нравилось. Я сильно переживал по этому поводу, хотя не должен был. Мне надо было сосредоточиться на хоккее, на результате, а не решать проблемы, которые были в моей голове.  

    — Петр Сикора уверял, что ему было все время сложно. Он не мог понять даже такую мелочь, например, к кому обратиться за новой клюшкой.

    — Думаю, проблемы с экипировкой — распространенная тема. Поэтому, отправляясь в Минск, взял все необходимое с собой. Из личного опыта знаю: лучше все привезти самому, чем ждать, когда нам через год закажут экипировку. Поэтому у меня вопросов с коньками, клюшками не было.  

    — Ты был счастлив, что «зубры» с тобой попрощались? Огромным желанием остаться не горел, так ведь?

    — Скорее, я был рассержен, потому что проделал кусок работы, а потом оказался, откровенно говоря, «выброшен». Не мог нигде устроиться. Хорошо, что агент договорился с финской командой, им как раз требовался защитник. Нет, я не готов был согласиться на все, что угодно. Но и выбирать не приходилось.  

    — Статистика свидетельствует, что в Финляндии у тебя дела снова пошли в гору.

    — Да, в «Динамо» я играл 12 минут за матч, а там — 25. В Финляндии тренер постоянно ставил меня играть в большинстве. Здесь выходил лишь в меньшинстве. От легионера хотят, чтобы он набирал очки, но надо ему предоставить ситуацию, в которой он сможет это сделать. В меньшинстве вряд ли кто-то будет забрасывать шайбы, особенно защитники.  

    «С радостью бы снова поиграл с Сикорой»

    — Томаш, в прошлом году на чемпионат мира тебя не пригласили, однако это не помешало привезти золотую медаль.

    — Да, только в хоккее на роликах — инлайн. Это такое развлечение, скорее. Играем каждое лето — как часть предсезонной подготовки. Знаю, что у вас данный вид спорта не популярен из-за отсутствия условий. Летом в Чехии лед на аренах размораживается и устанавливается специальное покрытие, на котором и происходит игра. В городе, где я родился, есть клуб инлайн-хоккея, за который выступает еще и Алеш Гемски. В том году у нас проходил чемпионат мира, и тренер предложил поучаствовать, на что с радостью согласился. Два года назад уже был на подобном мероприятии. Прикольно, что у меня две золотые медали чемпионатов мира, которые проходят под эгидой IIHF.  

    — В этом виде спорта своя специфика?

    — Да, и правила отличаются. Но в физическом плане хоккей на роликах — очень сложная штука. На льду ты просто скользишь, а тут надо больше двигаться, чтобы колесики ездили.  

    — Скажи, а на чем сложнее кататься: на роликовых коньках или обычных?

    — Для меня — на роликах. Я начал заниматься около 5 лет назад, и многие моменты вызывали проблемы. Например, тяжело затормозить, не выходит так, как на льду.  

    — Был счастлив снова вернуться в КХЛ?

    — Это самый идеальный вариант, который только мог быть: дом, семья, родственники — все под боком. Не надо играть где-нибудь в Сибири. Как только поступило предложение из пражского «Льва», ответил не раздумывая. И очень доволен нашим стартом. «Лев» занимает первую строчку в таблице чемпионата, хочется верить, что и дальше будет все удаваться. А там, глядишь, и до плей-офф дойдем.

    — Сейчас в НХЛ локаут. Хотел бы снова поиграть с Петром?

    — Еще бы! Я часто вспоминаю, как мы жили, как играли с ним в Минске. Было бы здорово опять увидеться.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы