Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Вратарь — это как вкладчик банка»

    В интервью Goals.by тренер вратарей «Юности» Алексей Щебланов рассказывает о своей игроцкой и тренерской карьерах, делится воспоминаниями о чемпионствах столичного клуба, рассуждает о воспитании сильных голкиперов, предрекает Виталию Белинскому большое будущее и верит в то, что Андрей Мезин еще о себе заявит.

    Алексей Щебланов готов учить молодежь всему, что знает сам.
    Алексей Щебланов готов учить молодежь всему, что знает сам.
    _11Алексей Щебланов готов учить молодежь всему, что знает сам. Юлия Чепа

    В интервью Goals.by тренер вратарей «Юности» Алексей Щебланов рассказывает о своей игроцкой и тренерской карьерах, делится воспоминаниями о чемпионствах столичного клуба, рассуждает о воспитании сильных голкиперов, предрекает Виталию Белинскому большое будущее и верит в то, что Андрей Мезин еще о себе заявит.

    «Однажды попав в этот храм, я уже не смог его покинуть»

    — Вспомните свои первые дни на хоккейной площадке.

    — Занимался я в школе «Юности» – здесь же, в Парке Горького. Тренировался уже с семи лет. Первым моим тренером стал Лев Владимирович Смирнов. Тогда еще в парке на месте аттракционов были волейбольная и баскетбольная площадки, на которых мы постоянно и «зависали». Благо, жил я тогда совсем рядом с катком — неподалеку от кинотеатра «Смена». В те времена для мальчишек хоккей был чем-то большим, чем просто игрой. Как узнал о школе «Юности»? Тренеры приходили к нам на уроки, приглашали. Естественно, нас это очень интересовало. И народу на первую тренировку пришла тьма-тьмущая. Ведь это же хоккей!

    — Конкуренция была дикая?

    — Ребят было очень много, недоборы в группах не наблюдались. Интересный факт: все ребята приезжали на тренировки сами, родители почти никого не сопровождали. Из моего класса только одного парня привозили на машине — да и то потому, что отец его таксистом работал :). Моя же мама первые четыре месяца и не знала, что я хоккеем занимаюсь.

    — Ребята вашего поколения больше интересовались хоккеем, чем нынешние?

    Три канала в телевизоре и мультики по субботам и воскресеньям — все, что мы имели. Чем себя занимать? Летом — футбол, зимой — хоккей

    — Скорее да. Теперь у детей есть практически все, причем, в свободном доступе. А тогда интернета и компьютерных игр не было. Три канала в телевизоре и мультики по субботам и воскресеньям — все, что мы имели. Чем себя занимать? Летом — футбол, зимой — хоккей. Кстати, футбольным вратарем тоже пытался стать, но там не пошло. Все-таки с хоккеем ничего сравниться не могло.

    — Только этими видами спорта увлекались?

    — Почему же? Борьбой занимался. Долго, правда, не протянул — приходилось совмещать с хоккеем.

    — Вас сразу поставили в ворота?

    — Знаете, как сейчас делается? Приходит тренер ко мне и говорит: «Алексей Геннадьевич, посмотри мальчишку, может, вратарем станет». Спрашиваю: «А чего именно вратарем?» А мне ответ: «Да катается он не очень, пусть в воротах попробуется».

    А я сам всегда хотел быть вратарем, несмотря на все сложности. Несмотря на то, что на коробке элементарно места на всех не хватало. Ведь нам приходилось заниматься зимой под открытым небом — там, где сейчас поле для хоккея на траве, была коробка. На стоянке возле трамвайных путей еще одна. В общем, приходилось заниматься там, где во время тренировки было свободное место.

    — А желания все это бросить никогда не возникало?

    — Хоккей — мое любимое дело. Всегда был привязан к этому виду спорта. Если я хотел заниматься чем-то, то доводил это до конца. Однажды попав в этот храм хоккея, я его уже не смог покинуть.

    «Надеюсь, с Пашей Дацюком еще увидимся»

    — В «Юности» я пробыл до восемнадцати лет, а первым взрослым клубом стало минское «Динамо». Вообще в мое время у молодежи было три пути начала карьеры. Первый – «Динамо». Второй, если ты заявил о себе погромче, — московские клубы. Ну, а третий, вообще фантастический и покорившийся далеко не всем, — это драфт НХЛ. Затем в моей жизни появился гродненский «Прогресс-ШВСМ» – команда для военнообязанных. Можно сказать, играя в этом клубе, мы проходили военную практику. Потом поменялось время, все стали помалу уезжать из Беларуси. Я тоже рванул в Польшу.

    Сейчас вот смотрю на молодых парней и понимаю их. В двадцатилетнем возрасте очень хочется попробовать себя на новом уровне, поехать куда-то

    Сейчас вот смотрю на молодых парней и понимаю их. В двадцатилетнем возрасте очень хочется попробовать себя на новом уровне, поехать куда-то. Правда, сейчас гораздо проще во всех командах — есть тренер по вратарям, тренер защитников. Любой игрок может подойти к своему наставнику с каким-то вопросом. А раньше как было? Один «дядька», например, Крикунов Владимир Васильевич, как скажет, так и будет.

    — В «Сточневце» и «Автосане» вы провели большую часть своей взрослой карьеры. Неужели на то время чемпионат Польши был сильнее нашего первенства?

    — Туда стекались многие сильные хоккеисты из Беларуси и России. В российской лиге в середине 90-х наблюдался небольшой застой. А польский чемпионат был добротным, сборная играла на высоком уровне (тогда с «бяло-чэрвоными» работал наш Владимир Михайлович Сафонов).

    — В Польше вы и завершили свою карьеру?

    — Не совсем. Я вернулся в «Юность» – Михаил Михайлович Захаров дал шанс. Но сам «дать» я уже не мог. Пробыл два месяца в Минске и понял, что так, как играю, играть не надо. А так, как раньше, уже не могу работать. Много думал о завершении карьеры и все же принял окончательное решение.

    — Между Польшей и «Юностью» у вас был небольшой период в российском хоккее…

    — В России очень сильная лига. В конце 90-х РХЛ очень хорошо финансировалась, многие добротные игроки стали туда стекаться. Первое приглашение мне поступило от «Северстали». Сравнил условия в Польше и России, и понял, что на старом месте они даже выгоднее. Но спортивный интерес все равно меня подталкивал к РХЛ. В итоге подписал контракт с Череповцом. Правда, так и не сыграл за них ни одного матча — в «Северстали» сменилось руководство, и я переходить передумал. Новые начальники пошли мне навстречу — я же ни рубля от них тогда еще не получил. Расстались без вопросов.

    Следующей моей остановкой в России стал Екатеринбург. В 1999-м в «Динамо-Энергии» начинал Крикунов, который и позвал меня в свою команду. В том сезоне мы попали из первой российской лиги в Суперлигу, хотя в начале сезона такой задачи не стояло. Кстати, в «Динамо-Энергии» тогда поиграл вместе с Пашей Дацюком. С ним мы и сейчас созваниваемся изредка. Жаль, что минское «Динамо» с ЦСКА уже сыграло в Минске — очень хотел бы с ним встретиться. Но, надеюсь, увидимся еще.

    — После пары лет в России вы обратно вернулись в гданьский «Сточневец». Даже играющим тренером там поработали.

    — Да, возвращение в Гданьск как-то не очень гладко прошло. Там играть меня как-то уже не очень тянуло. Вскоре и вернулся в «Юность».

    «Готов работать в «Юности» долго-долго»

    — Получается, что с 2003-го вы верой и правдой служите минской команде.

    В «Юности» всегда что-то происходит. У Захарова постоянно в голове куча идей

    — Выходит так. Не надоедает ли обстановка? Нисколько. Да и обстановка здесь все время меняется — игроки, обслуживающий персонал, даже антураж в раздевалке не находится в постоянстве. В «Юности» всегда что-то происходит. У Захарова постоянно в голове куча идей. Сказать, что я устал от хоккея или от «Юности», не могу.

    — Вам предлагали стать тренером в других клубах?

    — Были разговоры, мол, «давай к нам». Но я не вижу в этом смысла. Я — воспитанник «Юности», здесь вырос, закончил и тружусь уже на протяжении десяти лет. И готов делать это еще долго-долго. В «Юности» постоянно много новой молодежи, с которой мне приходится работать. Сейчас моими подопечными, если брать в расчет вратарей ОЧБ, ВХЛ и МХЛ, являются тридцать четыре вратаря — это много. Но это не рутина. Хочется, чтобы новые голкиперы появлялись постоянно.

    — У «Юности» шесть чемпионских титулов. Вы их как-то разделяете по степени важности?

    — Они все разные. И с каждого финала помнишь какие-то отдельные факты — игру вратаря, командные действия. Чемпионство не приедается нисколько. И запомнится как победа, вроде бы легкая по счету, над «Керамином» (4:0), так и тяжелые серии с «Гомелем» и «Шахтером» (по 4:3). С гомельчанами вообще серию пришлось вырывать после 1:3.

    Самой приятной назову победу над „Шахтером“ на «Минск-Арене». Тогда ведь Виталик Белинский стал в воротах в седьмом матче — молодой, необстрелянный

    Какое «золото» самое приятное? Наверное, не первое. Потому что долго не мог осознать, что выиграли. Самой приятной назову победу над «Шахтером» на «Минск-Арене». Тогда ведь Виталик Белинский стал в воротах в седьмом матче. Молодой парень, необстрелянный, очень нужно было, чтобы именно он сыграл хорошо, чтобы все сошлось. И что в итоге? 2:1 — до сих пор все моменты перед глазами стоят.

    «Белинский сможет заиграть и в КХЛ, если дать ему шанс»

    — Сейчас «Юность» играет в ВХЛ. Действительно эта лига сильнее нашего ОЧБ?

    — В экстралиге есть сильные исполнители — этого я не отрицаю. Но их количество не очень-то велико. Все команды эти мастера закрыть не могут. А в ВХЛ 27 команд почти одного уровня, практически не уступающие одна другой.

    — С тренерами голкиперов других команд общаетесь?

    — Всегда стараюсь это делать. Постоянно стремлюсь узнавать что-то новое. И за манерой игры чужих вратарей всегда слежу.

    — Виталий Белинский очень здорово начал этот чемпионат. Что скажете о нем, о его будущем?

    Белинский хорошо играет тогда, когда понимает, что команда в нем нуждается

    — Я не экстрасенс, будущее предсказать не умею. Но могу сказать, что Виталик старается, работает и у него многое получается. Вратарь — это как вкладчик банка. Сколько труда он туда положит, столько на выходе и сможет потом забрать. В ВХЛ Виталий может быть одним из лучших — он это и показал. Не хочу говорить громких слов о КХЛ. Но, думаю, если дать ему шанс, то сможет заиграть и там. Белинский хорошо играет тогда, когда понимает, что команда в нем нуждается. Воззрение на хоккей у парня сильно поменялось.

    — Прошлый сезон Виталию не очень удался. И Захаров по Белинскому довольно жестко проходился.

    — Мое мнение таково: вратарю тяжело играть без доверия. Если 22 игрока на площадке не верят в голкипера, он начинает это чувствовать. Нужно заслужить доверие, но при этом нужно и шанс дать. Может, Виталик стушевался из-за того, что появился вратарь-легионер.

    Вообще голкипер может выйти на самый высокий уровень в любом возрасте. Семен Варламов уехал в НХЛ в двадцать и сразу же заиграл. Тот же Пекка Ринне стал основным «кипером» «Нэшвилла» гораздо позже. Но вратарь, если хочет выйти на высокий уровень, должен всегда работать в режиме «нон-стоп» и все время ждать своего момента.   

    — Ситуация в этом году повторяется — в «Юности» появился Лаланд.

    — Нельзя применять искусственных мер. Всегда играть должен сильнейший. Лаланд — не наше приобретение. Его «спустили» к нам из «Динамо». Не хочу проводить параллелей между двумя вратарями. Но, естественно, опыт КХЛ позволяет Лаланду уверенно чувствовать себя в ВХЛ, что он и демонстрирует. Но Виталик не попадает в ворота не потому, что он плохой вратарь.

    Думаю, что какой-то «червячок» в голове мог бы завестись: «Оп! Приехал другой вратарь». Но тут уже нужно включать свою волю, характер.

    — Кого бы вы назвали своим лучшим воспитанником?

    — Не могу сказать, что кто-то хороший, а кто-то плохой. Радует, что все вратари «Юности» – воспитанники нашей школы или те, кто ее прошел. Виталик Белинский, Саша Бородуля, Сергей Степанов, Леня Рубан — эти ребята готовы закрывать ворота всех наших команд. Только Максим Малютин не наш. Но мы с ним работали два года, и он постоянно стремится вверх. В этом году Макс уверенно стоит за «Юниор» в ОЧБ. Дай Бог, чтобы его уверенность никуда не ушла. Подрастает Олег Орешко — уверен, что скоро он будет защищать ворота нашей «эмхаэловской» дружины. Подпитка у нас есть на все три команды. Буду очень рад, если какой-нибудь наш вратарь в один прекрасный момент придет в «Динамо» или будет защищать честь сборной страны.

    «Запрет на иностранцев можно было ввести раньше»

    — Вратарская проблема в белорусском хоккее есть?

    В целом, за вратарский вопрос мне страшно. Не успевают парни подрасти, а уже надо

    — Конечно, и она обнажила себя после скандала с Мезиным. Хотя так даже неправильно будет говорить — Андрея просто отстранили. Он сам никуда не уходил, сейчас находится в хорошей форме, играет в «Тракторе» и готов добавить. Андрей еще покажет, что его зря сбросили со счетов. Все должны помнить, сколько Мезин сделал для нашей сборной на чемпионатах мира. Получить приз лучшему вратарю турнира, будучи голкипером команды далеко не из первой тройки, — дорогого стоит. И никто на последнем чемпионате мира не задумывался: «Если не Коваль, то кто?»

    Вратарская проблема открыта. Кого мы имеем в ОЧБ? Леню Гришукевича жаль — не успел он о себе заявить в сборной. Через Мезина, Шабанова и Коваля тяжело ему было пробиться. Сергей, к слову, тоже уже доигрывает…

    — Погодите, но Шабанов говорил, что будет играть до возраста Гашека :).

    — Просто молодые ребята дают ему играть. Никто пока не может подвинуть Сергея. А он сам свое место не отдаст — его нужно завоевывать. В целом, за вратарский вопрос мне страшно. Не успевают парни подрасти, а уже надо.

    — Домашний чемпионат мира уже не за горами. Как думаете, кто будет готов защищать цвета национальной команды на этом турнире?

    — Виталя Коваль — это не обсуждается. Буду тешить себя надеждой, что все будет нормально и с Андреем Мезиным. Кто еще? Димка Мильчаков, но ему нужна практика на самом высоком уровне.

    — Запрет на вратарей легионеров — действенная мера?

    — Некоторые говорят, что это искусственно. Но давайте взглянем, по какому пути идет Россия — в ВХЛ нет ни одного иностранца, в МХЛ играют только россияне. Это те ребята, которые в ближайшей перспективе будут готовы выступать в сборной. На сегодняшний день и мы попробовали оградить позицию вратарей от легионеров. Мне кажется, если дать шанс нашим ребятам, то кто-то должен заиграть уже в ближайшее время. Есть же потенциал у многих. А так просидит на лавке за иностранцем, потом посмотришь — а ему уже 27! Возможно, эту меру нужно было вводить и раньше. Пусть парни играют, пусть учатся в своем чемпионате.

    — Не совсем красиво получилось с чисто человеческой точки зрения с командами, которые уже подписали вратарей-легионеров.

    — Запрет принимал не какой-то отдельный человек  – это было решение федерации. Да, с  человеческой стороны, может, не все было гладко. Но всегда все хорошо не бывает. «Гомель», «Неман» и «Шахтер» со своими вратарями решили вопросы, и больше эта тема не муссируется. Теперь все снова стало на свои места, и все попытались укрепиться белорусами.

    «Каждый, у кого есть коньки, может прийти в нашу школу»

    — Недавно вы на базе «Юности» открыли свою собственную вратарскую школу.

    — Очень здорово, что Сергей Александрович Солонец созрел для этого дела. Он же в молодости тоже был вратарем. Официально мы открылись первого сентября. Тренировки организуем до апреля — пока на катке будет лед. Кроме того, занятия проходят и в зале. Хотим, чтобы подготовка была комплексная. Летом, возможно, устроим какой-нибудь выездной лагерь.

    У нас занимаются ребята от семи до шестнадцати лет. Самые маленькие пока просто катаются и смотрят, как у нас тут все происходит

    У нас занимаются ребята от семи до шестнадцати лет. Самые маленькие пока просто катаются и смотрят, как у нас тут все происходит. Принимают участие в занятиях 27 вратарей.

    — Любой мальчик может придти в вашу школу?

    — Это не так просто. Да, любой может придти, покататься на маленькой площадке с инструктором по фигурному катанию. Каждый, у кого есть коньки, может к нам присоединиться. Но нужно понимать, что это не массовое катание. Хотя мы готовы принимать ребят отовсюду — будь то Минск или Лида. Можно приобрести разовый абонемент, можно на месяц.

    — Дорогое удовольствие?

    — Для наших ребят занятия бесплатны. Для приезжих цена месячного абонемента составляет 220 тысяч. Разовое занятие стоит около тридцати.

    — Сколько тренеров работает в вашей школе?

    — Четверо. Профессор БГУФК Юрий Владимирович Никонов, наш воспитанник Максим Сосик, тренер по фигурному катанию Олег Рыжаков и я.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы