Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Это была просто некрасивая история»

    Любомир Покович на тренировках сборной Беларуси нынче популярнее хоккеистов. «Наследил» в истории белорусского хоккея словак пять лет назад, но память о нем отнюдь не выветрилась: фамилия Любо регулярно всплывала, например, в списках претендентов на пост наставника нацсборной. В интервью Goals.by Любомир рассказывает об Андрее Скабелке и Глене Хэнлоне, базисе хоккейных побед и утверждает, что не держит зла на Владимира Наумова, который не очень красиво «ушел» его из «Динамо».

    Любомира Поковича радует интерес белорусских болельщиков к хоккею.
    Любомира Поковича радует интерес белорусских болельщиков к хоккею.
    _1Любомира Поковича радует интерес белорусских болельщиков к хоккею. Юлия Чепа

    Любомир Покович на тренировках сборной Беларуси нынче популярнее хоккеистов. «Наследил» в истории белорусского хоккея словак пять лет назад, но память о нем отнюдь не выветрилась: фамилия Любо регулярно всплывала, например, в списках претендентов на пост наставника нацсборной. В интервью Goals.by Любомир рассказывает об Андрее Скабелке и Глене Хэнлоне, базисе хоккейных побед и утверждает, что не держит зла на Владимира Наумова, который не очень красиво «ушел» его из «Динамо».

    — Любомир, могли предположить, что окажетесь таким востребованным у белорусских журналистов?

    — Нет, нет :). Популярность? Нет, думаю, не в этом дело. Просто людям интересно.

    — А какой интерес для вас в этой новой работе?

    — Трудиться в сборной всегда крайне занимательно и престижно. Тут, конечно, и ответственность другая, зато это хоккей международного уровня с самыми лучшими игроками из всех стран.

    — Из Беларуси вы уехали достаточно давно, но вас регулярно называли кандидатом на пост главкома сборной в актуальные для этого моменты. А из федерации на связь не выходили?

    — Из «Динамо» я ушел в 2007-м. Но постоянно встречал белорусскую сборную на различных турнирах, чемпионатах мира, Олимпиаде. Мы все время были в контакте, никогда не теряли связи.

    — Такой интерес к вашей персоне в нашей стране не удивлял?

    — Не задумывался об этом. Но это хорошо для меня. Наверное, здорово проявил себя в белорусском хоккее, который очень хорош и, что важно, имеет много болельщиков.

    — За пять лет Минск изменился?

    — Да, безусловно. И прежде всего нужно отметить то, что теперь в белорусской столице есть эта красивая и большая «Минск-Арена». На ней играет команда КХЛ, сюда приходит много болельщиков, все интересуются нашим видом спорта. Это очень здорово.

    — В сборной много незнакомцев встретили?

    — Нет. Большинство игроков знал и в своем динамовском прошлом — либо как игроков соперников, либо как энхаэловцев — Грабовский, Костицыны. Многих видел в составах сборных различных возрастов. Есть, безусловно, и новички, которых знаю только по фамилии.

    — Вам как тренеру, отвечающему в сборной за оборонительные действия, может, уже кто-то приглянулся из защитников?

    — Пока у нас состоялось очень мало тренировок. Лишь во вторник собралась команда, правда, без Сергея Костицына и Грабовского. В понедельник же на льду было 6 хоккеистов. Так что рано что-то говорить. Тем более мы еще не играли. Тренировка — это одно, а матч — совершенно иное.

    — С Андреем Скабелкой вы поработали в минском «Динамо». Каким он был для вас игроком?

    — Прежде всего, это был ответственный хоккеист, который, несмотря на травмы и прочие проблемы, старался всегда действовать полезно для команды. Думаю, неслучайно он с Грабовским стал лучшим бомбардиром белорусской сборной на чемпионате мира-2006 в Риге.

    — Видели в нем тренерский потенциал?

    — Думаю, он был, это всегда проявляется у хоккеистов.

    — Самостоятельная тренерская карьера Скабелки началась с конфликтов с игроками его команды. Он и раньше таким был?

    — Ничего не знаю о его конфликтах. Но такое бывает у любых тренеров. Хоккей — вид спорта эмоциональный, и такое в нем случается.

    — Ваш уход из «Динамо» можно назвать конфликтом?

    — Нет, это просто было неожиданное для меня увольнение.

    — С Владимиром Наумовым после того не общались?

    — Нет.

    — Сейчас понимаете, что привело к расставанию с вами?

    — Для меня это просто некрасивая история: команда тогда играла хорошо, была одним из лидеров в чемпионате, но со мной решили расстаться. Честно говоря, не хочу об этом думать, это было давно. Сейчас мне в Беларуси хорошо — и в отношениях с игроками, и с обстановкой.

    — Вы отмечали, что в белорусском хоккее первоочередное внимание уделяется защите. Но это ведь делает вид спорта менее зрелищным…

    — Во всех странах тренеры хотят, чтобы команда хорошо играла в обороне. Только так можно выигрывать матчи.

    — То есть счет 1:0 вам более по душе, чем 7:6?

    — Да. Второй вариант хорош для зрителей, а первый — для тренеров.

    — Во время матчей сильно переживаете? И различаются ли эмоции в тех случаях, когда вы — главный тренер и когда — помощник?

    — Совсем нет. Я всегда переживаю, но стремлюсь к тому, чтобы этого не было очень заметно.

    — Когда вы работали в «Динамо», белорусскую сборную возглавлял Глен Хэнлон. Затем вы сотрудничали с ним в словацкой национальной команде. Что можете сказать об этом специалисте?

    — Глен — хороший тренер. У него многому можно научиться, есть интересные методы работы. Это немного другая система, чем в Европе, хотя, по большому счету, уже все смешивается в хоккее — канадский стиль, европейский…

    — А у каких тренеров вы учились, кто был для вас примером?

    — В бывшей Чехословакии много хороших специалистов. Как и в русском хоккее — Тарасов, Тихонов. У нас есть отличный тренер Ян Филц, чемпион мира. Когда я был игроком, у меня всегда были отличные наставники.

    — Результат сборной на домашнем для Словакии чемпионате мира, когда вы работали в команде, был неудачным. Почему так?

    — Уже лет 20 команда, которая принимает у себя чемпионат мира, не может выиграть турнир. Это значит, что для хозяйской команды выступать перед своими зрителями очень сложно. Большую роль здесь играют эмоции. Хозяева всегда хотят победить, но давно ни у кого не получается. Помните чемпионат мира в Санкт-Петербурге? У россиян ведь тогда была вообще звездная команда.

    — А Беларусь у них даже выиграла.

    — Тогда почти все у России выиграли :). Так вот: хоккеисты очень хотят победить перед родными трибунами, и это несколько тормозит. Что-то похожее случилось и с нами. Мы не проиграли никому крупно, получилось у нас, в общем, лучше, чем тогда у россиян. Но все хотели большего. Зато у нас были отличные Олимпийские игры в Ванкувере, где мы неожиданно вышли в полуфинал. Это говорит о том, что каждый турнир уникален, это новая история.

    — После ухода из сборной легко нашли новую работу?

    — Это не было проблемой. Я трудился затем в молодежном клубе, где было много дел. Если тренировать какую-нибудь команду, оттуда придется уходить.

    — То есть в нашу сборную вы будете приезжать только на время тренинг-кэмпов?

    — Да, думаю, будет именно так.

    — Обязанности следить за хоккеистами у вас нет?

    — Если это будет нужно — готов этим заниматься. Впрочем, это можно делать и из Братиславы. Разные белорусские команды приезжают туда, кроме того, там можно увидеть и другие клубы с хоккеистами сборной.

    — Что думаете о выступлении «Слована» в КХЛ?

    — Насколько это полезно для словацкого хоккея, покажет будущее. В команде играют прежде всего хоккеисты национальной сборной страны. На арене в Братиславе отличная атмосфера, на матчах КХЛ всегда аншлаги. Имеется хорошая арена — не такая, как в Минске, но все же. Наконец, участие в КХЛ — это просто интересно.

    — Какая задача должна быть у кахаэловской команды: поддерживать интерес к хоккею или готовить игроков для сборной?

    — В первую очередь, «Слован» хочет попасть в плей-офф. И помочь сборной тоже.

    — Часто бываете на матчах этой команды?

    — Да.

    — А кроме хоккея что в вашей жизни интересного?

    — Прежде всего — это моя семья. Мой сын играет в хоккей. Есть еще две дочки. И сам стараюсь заниматься спортом. Вместе с другими бывшими хоккеистами «Слована» собираемся, играем по воскресеньям — это регулярное занятие.

    — А сын где играет?

    — В словацкой экстралиге за «Зволен». Это лидер чемпионата. Но Любор еще молодой, о перспективах говорить рано. Я просто доволен тем, что он занимается спортом, что у него хорошее отношение к хоккею.

    — Как сейчас живется в Словакии? Евросоюзные проблемы сказываются?

    — Думаю, жизнь там чем-то похожа на ту, что в Беларуси.

    — Говорят, что в Словакии все дешевле.

    — В свой нынешний приезд в магазинах я еще не был. А когда тренировал «Динамо», казалось, что условия в наших странах очень похожие. Да и в остальном много схожего: та же кухня. Ну и люди — славяне все же…

    — В свое время в Беларуси с вами поступили некрасиво. Не сказалось это на отношении к стране?

    — Это было очень давно, я уже и забыл о той истории. Сейчас все хорошо.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.