Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Лаланд немножко crazy»

    Когда общаешься с Ларсом Хаугеном, ловишь себя на мысли, что у такого человека дела просто не могут идти плохо. Веселый, открытый, искренний — такие люди любят жизнь, а она отвечает им взаимностью. Встретившись с Ларсом в середине прошлой недели, Goals.by поговорил с голкипером «Динамо» о его карьере, профессии, скитаниях по командам-сателлитам, Беларуси, Норвегии, аэрографии и гандбольном чемпионате мира.

    За полтора года Ларс Хауген дорос до основного голкипера «Динамо»
    За полтора года Ларс Хауген дорос до основного голкипера «Динамо»
    HaugenЗа полтора года Ларс Хауген дорос до основного голкипера «Динамо» Юлия Чепа

    Когда общаешься с Ларсом Хаугеном, ловишь себя на мысли, что у такого человека дела просто не могут идти плохо. Веселый, открытый, искренний — такие люди любят жизнь, а она отвечает им взаимностью. Встретившись с Ларсом в середине прошлой недели, Goals.by поговорил с голкипером «Динамо» о его карьере, профессии, скитаниях по командам-сателлитам, Беларуси, Норвегии, аэрографии и гандбольном чемпионате мира.

    — Ларс, как дела?

    — О, прекрасно!

    Еще бы! Кажется, «Динамо» чувствует себя намного увереннее, когда ты в воротах.

    — Хах! Это и есть моя цель: постараться сделать все для клуба, чтобы он мог решить свои задачи и попасть в плей-офф. Здорово, что у меня получается.

    — Тем не менее, еще совсем недавно это сложно было представить.

    — Я никогда не терял надежды. Конечно, когда в команде играет один из лучших голкиперов мира, конкурировать с ним неимоверно сложно. Но я делал свою работу, ждал окончания локаута и момента, когда получится вновь вернуться в состав «Динамо».

    — Фаны любили тебя и в худшие времена, а сейчас так тем более души не чают.

    — И я стараюсь отвечать им взаимностью. Действительно очень ценю минских болельщиков. Надеюсь, они понимают мою реакцию.

    — Самый необычный фанатский поступок?

    — Недавно мне подарили хлеб!

    — Хлеб?

    — Да. Было забавно. Правда, назывался он как-то по-другому. Sugar, «сухар», «сухари»...

    — Сухарики?

    — Кажется, да. В общем, я сделал шатаут, и ребята презентовали мне сухарики. Оказывается, игра на ноль здесь называется «сухарь». Верно? Для меня это что-то новое. Было весело :). Еще получал подарки на Новый год. В общем, какие-то приятные вещи. Ничего странного и страшного.

    ***

    — В этом году твоей очередной белорусской командой стала «Юность».

    — Я сыграл что-то около пяти матчей. К сожалению, выиграть получилось лишь один, но это все равно был хороший и столь нужный опыт.

    — Как думаешь, почему у команды не очень-то получается в этом сезоне?

    — Сложно сказать. ВХЛ — хорошая лига с неплохими игроками, где не так-то просто одержать победу. Хотя скорости, конечно, не сравнить с КХЛ. У «Юности» тогда был не лучший период — дважды при мне мы вообще не смогли забросить. А вскоре отправились в тяжелый выезд с длительным перелетом, который отнял много сил. Как итог — уступили вначале в серии буллитов, затем в овертайме. Да и я, откровенно говоря, проводил не лучшие свои матчи.

    — Как реагировала на это команда?

    — Ну, было отнюдь не весело :). Мы постоянно нацеливались на победу, поэтому неудачи нас очень сильно разочаровывали и даже злили.

    — В Беларуси сейчас модно сравнивать ВХЛ и ОЧБ. Ты поиграл и там, и там. Что скажешь?

    «Подход в белорусском чемпионате показался мне более профессиональным и качественным, чем в ВХЛ. В ОЧБ все отлично организовано».

    — Хм. Знаешь, подход в белорусском чемпионате показался мне более профессиональным и качественным. В ОЧБ все отлично организовано: тренировки, выезды, матчи. Каждый игрок знает, что ему нужно делать, все детально расписано. ВХЛ — более ровная лига по уровню команд, но там очень много времени тратится на перелеты и переезды, не так часто удается участвовать в тренировочном процессе.

    — Если не касаться хоккейных аспектов, что-то удивило с приятной или неприятной стороны в ВХЛ?

    — Организация и подход к делу в «Юности» на хорошем уровне. К тому же я встретил много прекрасных людей, чуть-чуть попутешествовал по незнакомым городам, а мне это дело всегда нравилось. Это воспоминания, которые навсегда останутся с тобой. Ради них стоило терпеть, например, долгие перелеты.

    ***

    — За два года в «Динамо» никогда не возникало мысли перебраться в другой клуб?

    — Нет. Как минимум потому, что у меня двухлетний контракт. Я ехал в Минск для того, чтобы играть за «Динамо», мечтал об этом и шел к своей цели. Было трудно, но трудности лишь закаляют характер. Я не из тех людей, которые сдаются.

    — Вот тебя отправляют, например, в «Юность». Какие мысли? Не было чего-то вроде «О нет! Опять!»?

    — Нет. Воспринимал эти отлучки как возможность развиваться. Ведь когда состоялся мой переход в «Шахтер», это была ступенька с регионального уровня на более высокий. Практика в Солигорске помогла мне повысить свое мастерство, воспитала новые качества.

    — Какие?

    — Я стал более самостоятельным. Когда ты выступаешь в родной стране, поблизости постоянно семья, с которой чувствуешь себя комфортно, в безопасности. В Беларуси я оказался совершенно один, без поддержки близких. Это нелегкое испытание. К тому же игра за «Шахтер» воспитала во мне ответственность за престиж команды. Раньше мои клубы не претендовали на что-то серьезное, их цели были приземленными. Здесь же ты должен был становиться все лучше и лучше, соответствовать ожиданиям, которые возлагают на тебя партнеры и тренеры.

    — Ты здорово показываешь себя и в сборной. Да и вообще норвежский хоккей в последнее время переживает подъем. С чем это связываешь?

    — Со стабильностью. У нас выросло хорошее поколение игроков, которые здорово выступают и не меняются уже много лет. Нас долгое время тренирует один и тот же наставник, который лишь понемногу подключает новых ребят.

    — Может, этой стабильности и не хватает белорусской сборной?

    — Ох, если бы я знал много о таких моментах, то был бы не игроком, а тренером :). Чемпионаты мира — это скоротечные турниры, где зачастую все решают один-два удачных матча, всего несколько набранных очков. Сыграл здорово — и ты в четвертьфинале. Провалился — вылетаешь.

    — Где, по-твоему, лучше развито хоккейное хозяйство — в Беларуси или Норвегии?

    — Думаю, в Беларуси. Здесь больше хороших арен, больше классных хоккеистов, больше денег, наконец. У вас есть команды в КХЛ и ВХЛ, да и сам подход к организации всех околохоккейных вещей более профессиональный, чем в Норвегии.

    ***

    — Интересно, как начиналась карьера Ларса Хаугена?

    «На самом деле, у меня почти не было выбора: мой отец был хоккеистом, брат, сестра».

    — Я вырос в Осло, в этом же городе пришел в хоккей. На самом деле, у меня почти не было выбора: мой отец был хоккеистом, брат, сестра. Детство я и провел на аренах, наблюдая за тем, как они играют. На выбор амплуа повлиял мой старший брат — он также был вратарем.

    — Ты — единственный в семье, кто добился в хоккее серьезных успехов?

    — Верно. Практически все закончили лет в 20. А сестра... Она играет и в хоккей, и в футбол, и в гандбол :). У нас очень спортивная семья.

    — Если не хоккей, то Ларс Хауген стал бы...

    — Хм. Наверное, футболистом или гандболистом. С этих видов спорта я и начинал, к слову. Правда, впоследствии хоккей показался мне более интересным и веселым занятием, поэтому решил посвящать ему больше времени. А вот если бы пришлось выбирать между футболом и гандболом, то сосредоточился бы на последнем.

    — Так нравится?

    — Да. В Норвегии этот вид спорта очень популярен. У нас отличная женская команда. Мужчины, правда, чуть отстают. Сейчас, кстати, проходит чемпионат мира. Интересуюсь результатами, слежу за играми.

    — И кто, по-твоему, станет чемпионом?

    — Очень сильные сборные у французов, хорватов и сербов. Поставлю на кого-то из них. Больше верю во Францию.

    ***

    — В прошлом году, когда ты только готовился сыграть свой первый матч в КХЛ, Петр Ярош говорил: «В будущем Ларс нам очень сильно поможет».

    — И я вижу большую роль этого специалиста в моем становлении. В последние годы частенько с ним контактировал — и в «Динамо», и в сборной Норвегии. Очень благодарен Петру за то, что он привел меня в Беларусь. Мы с Кевином Лаландом понимаем, что еще очень молоды, нам нужно многому учиться. А Петр постоянно подталкивает нас к саморазвитию. У нас очень хорошие отношения.

    — Интересно, как проходит подготовка голкипера к очередному матчу чемпионата?

    — По-разному. Если предстоит важная игра, мы обычно сосредотачиваемся на простых моментах, чтобы у вратаря появилась уверенность в своих силах. А в остальное время, особенно при отсутствии игровой практики, работаем более усердно, уделяем внимание разным деталям.

    — Во время подготовки тренер акцентирует внимание на игроках соперника, особенностях их броска?

    — Бывает. Но здесь есть свой подвох. Сегодня нападающий может бросить так, ты к этому подготовишься, но в следующий раз он использует совершенно другой прием — и это гол. Конечно, мы смотрим много видео, я подмечаю для себя какие-то моменты, но в игре все равно действую по ситуации, чтобы не попасться. Утром перед тренировкой прошел разбор большинства соперника. Теперь я и защитники знаем, от кого ждать опасности, как лучше сыграть против хоккеиста. Но даже в таких случаях нельзя концентрироваться на чем-то одном, потому что всегда можно за это поплатиться. Каждая игра — новая история.

    — Есть ли в этих историях место хоккеистам, против которых крайне неприятно играть?

    — Хм. Пожалуй, нет.

    — А которые могут удивить? Может, кто-то из «Динамо»?

    — О, у нас вообще классные игроки! Каждый может удивить. Джефф Платт, Теему Лайне... Да любой из 20 хоккеистов команды способен забросить!

    — Политкорректный ответ.

    — И правдивый! :)

    ***

    — У тебя есть свои ритуалы или способы настроиться на матч?

    — Их не так много. Если разобраться, это обычные вещи, которые делают люди по всему миру, независимо от того, играют они в хоккей или нет. Например, завязывают шнурки вначале на левой ноге, затем — на правой.

    — Это можно назвать твоим ритуалом?

    — Да, пожалуй.

    — А кто из динамовских голкиперов имел самые запоминающиеся «заморочки»?

    «Мезин? Да, Мезин! Этот человек, начиная с утреннего подъема и до самой финальной сирены, вообще ни с кем не разговаривал».

    — Надо подумать. Их немало у Лаланда. Мезин? Да, Мезин! Этот человек, начиная с утреннего подъема и до самой финальной сирены, вообще ни с кем не разговаривал. От Андрея невозможно было услышать ни единого слова. Пожалуй, это был самый особенный вратарский ритуал, который я наблюдал.

    — А что там у Лаланда?

    — Ох, он вообще немножко crazy :). У него все особенное! Лучше Кевина об этом расспросите.

    — Идет. Интересно узнать про аэрографию на твоем шлеме.

    — У меня нарисованы две большие динамовские эмблемы. Снизу на русском написано «Хауген».

    — Почему на русском?

    — Ну, потому что я играю в Беларуси. Собственно, поэтому на задней части маски нарисованы два флага — норвежский и белорусский. В прошлом сезоне там также присутствовало изображение Кубка Гагарина, а в этом — розовая ленточка, символ благотворительной организации, которая помогает людям бороться с раком груди. В Норвегии она очень известна, ее поддерживают многие спортсмены и знаменитости.

    ***

    — Представим ситуацию: тебе неожиданно обламываются два выходных. Чему их посвятишь?

    — Ну, этого слишком мало для того, чтобы отправиться на родину к семье. Поэтому я, скорее всего, просто буду отдыхать, много спать. Попробую сосредоточиться на вещах, не связанных с хоккеем. Навещу кого-нибудь из партнеров по команде, вместе поужинаем. А еще давно хочется съездить покататься на лыжах в ваш самый знаменитый центр. Напомни, как он называется?

    — Силичи?

    — Верно. К сожалению, сейчас у нас очень напряженный график, много матчей, и вырваться решительно невозможно. Кроме того, я понимаю, что во время катания на лыжах повышается риск получения травмы. А мне это совсем не нужно. Желание остается, но пока с ним придется повременить.

    — У кого из команды ты частый гость на ужине?

    — У Кевина Лаланда, Чарльза Лингле, когда он еще был здесь, Теему Лайне, Лукаша Крайчека... Признаться, у нас отличная коммуникация даже за пределами льда и раздевалки. Никаких проблем с общением внутри команды. Поэтому смело могу сказать, что любому хоккеисту «Динамо» буду рад в своем доме.

    — Какой способ релаксации является для тебя лучшим? Помимо сна, конечно.

    — Здесь ничего особенного: ТВ, фильмы, книги, PlayStation.

    — Играешь в хоккей?

    — «Чу-чуть» :). Но больше в футбол, теннис, гольф или Call of Duty.

    — Какие книги тебе интересны?

    — Нравится Дэн Браун. Кстати, скоро у него выходит новая книга — жду не дождусь!

    — В славянских странах люди часто релаксируют при помощи алкоголя. Что-нибудь знаешь об этом?

    — Да это в порядке вещей во всем мире :)! Но ты же понимаешь, что для спортсмена это дико.

    — В любых количествах?

    — Бокальчик вина или пива в редких случаях. Например, по праздникам. Только так.

    — Есть в Беларуси вещи, к которым ты так и не привык?

    «В вашей стране мне хорошо и уютно. Ничего вроде «Оh my God! What is this?!» я не встречал».

    — Знаешь, я думаю, что белорусская и норвежская культуры не сильно отличаются. Это всего лишь разные языки и еще кое-какие не очень существенные вещи. Поэтому в вашей стране мне хорошо и уютно. Ничего вроде «Оh my God! What is this?!» я не встречал.

    — Напоследок вопрос, который сейчас интересен многим. В этом году у тебя истекает контракт с «Динамо». Что думаешь по этому поводу?

    — Посмотрим, какие команды захотят меня заполучить. Не скажу, что мысли сейчас заняты именно этим моментом. У нас впереди много матчей за короткий промежуток времени, и сейчас я сфокусирован на них. Нужно сыграть предельно хорошо, чтобы помочь команде решить ее задачи. Карьера профессионального хоккеиста такова, что ты не знаешь, где окажешься завтра. Поэтому стоит думать только о сегодняшнем дне. Что я и делаю.

    Фото в тексте: Юлия Чепа/Иван Уральский/Goals.by

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.