Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Все держится на родителях»

    Весной Goals.by знакомился с Артуром Рекштой, который в ту пору заканчивал работать начальником команды в минском «Динамо». По семейным причинам Артур покинул должность и обосновался в Канаде. Ныне он — тренер одной из детских команд, а также «house parent» в известной школе Нотр-Дам. Что это за загадочная должность, чем еще занимается белорус в Канаде и как вообще устроен детский хоккей в Стране кленового листа, Артур рассказал Goals.by.

    Артур Рекшта в Канаде перебрался на тренерский мостик
    Артур Рекшта в Канаде перебрался на тренерский мостик
    RekshtaАртур Рекшта в Канаде перебрался на тренерский мостик notredame.sk.ca

    Весной Goals.by знакомился с Артуром Рекштой, который в ту пору заканчивал работать начальником команды в минском «Динамо». По семейным причинам Артур покинул должность и обосновался в Канаде. Ныне он — тренер одной из детских команд, а также «house parent» в известной школе Нотр-Дам. Что это за загадочная должность, чем еще занимается белорус в Канаде и как вообще устроен детский хоккей в Стране кленового листа, Артур рассказал Goals.by.

    Переезд

    — Сейчас мы живем в провинции Саскачеван. Я работаю в хоккейной школе Нотр-Дам. Переезд произошел очень быстро, и адаптационного периода как такового не было. Это очень здорово, учитывая, что еще и года не прошло после моего приезда в Канаду — думаю, не многим так удается. Хоккейный опыт помог мне устроиться в школу.

    Моя должность называется «house parent». Как бы родитель в одном из зданий, где живут на полном пансионе ребята, которые здесь учатся. Нам с семьей предоставили жилье, и я слежу за 50 воспитанниками. Кроме того являюсь тренером по хоккею одной из команд. Дружина эта не самого высокого уровня, но оно и понятно — соответствующего опыта работы у меня никогда особо не было. Разве что несколько раз участвовал в кэмпах с американцами. Прошел через много интервью, очень большая беседа состоялась по телефону — мы же сначала жили далеко отсюда, в Квебеке. На окончательное собеседование мы прилетали в Саскачеван на один день в конце июля, знакомились с людьми, они на нас смотрели. Потом все же приняли решение и сделали предложение переехать к ним. Помог мой опыт работы в Белорусской федерации хоккея и минском «Динамо» в КХЛ, сотрудничество с известными американскими специалистами — Хэнлоном, Льюисом, Фрэйзером.

    Интересный момент. Когда руководитель принимал меня на работу тренером, он, знаю точно, звонил Фрэйзеру и Льюису насчет моей персоны. Хорошо, что в резюме были такие фамилии. Понимаю работодателя, который рисковал, выбрав меня, человека без опыта. Уже потом мне рассказали о тех консультациях, признавшись, что отзывы были очень хорошими, что и сыграло решающую роль в моем трудоустройстве. Дэйв Льюис ведь сам отсюда — его город Саскатун находится недалеко от нас.

    Мы устроились хорошо. Супруга нашла работу в городе Реджайне — это столица провинции, полчаса езды — преподавателем французского языка во французской школе. А ребенок пошел в садик. Живем здесь как будто очень давно.

    Погода

    — У нас в этом году очень много снега. И большие морозы — под «-30». Но это совершенно другой мороз, не такой, как в Беларуси, сухой. Мы с супругой вспоминали те зимы — то холод, то слякоть. Здесь же мороз особенно не чувствуется — я часто хожу просто в кофте и безрукавке. Солнце светит каждый день. Поэтому нам зима еще не надоела. Гриппа никакого нет, только травмы ребят беспокоят…

    Деятельность

    — В плане работы у меня все очень жестко. Основная начинается с трех часов, когда ребята приходят из школы. Правда, утром нужно подняться и посмотреть, чтобы у каждого все было хорошо. Потом парни на учебе, и у меня как бы свободное время. Но его фактически нет, потому что я занимаюсь другими, хоккейными делами.

    У меня наладилось хорошее сотрудничество с одним североамериканским агентством, у которого имеется долгий и серьезный опыт работы на рынке. У агентства есть серьезные клиенты — игроки НХЛ из Америки и Канады. Я с ним работаю не только по российским хоккеистам, но и по местным, которые занимаются здесь, в школе. Потихоньку осваиваю агентскую деятельность. Только начал этим заниматься, так что говорить о результатах еще рано. Но скажу сразу, что есть интерес и к некоторым молодым перспективным белорусам. Фамилий называть пока не буду — официальных соглашений ни с кем еще не подписано.

    «NCAA — университетская лига, которая в последнее время очень интенсивно развивается, набирает обороты, и свежий ее результат — 35 процентов выпускников колледжей пробились в НХЛ».

    Есть у меня хороший друг-скаут, который работает в системе НХЛ. Он также помогает находить игроков. Мы оказываем услуги не только в профессиональном хоккее — НХЛ или юниорских лигах, — но и в турнире колледжей США. 50 процентов состава сборной этой страны на последнем молодежном чемпионате мира состояли как раз из игроков NCAA. Это университетская лига, которая в последнее время очень интенсивно развивается, набирает обороты, и свежий ее результат — 35 процентов выпускников колледжей пробились в НХЛ. Это поздние хоккеисты, они попадают в элитную лигу лишь после университета, но доля их уже очень большая. Многие канадцы при выборе клубов уже смотрят на Америку, хотя раньше хорошие игроки титульной нации всегда успешно драфтовались в юниорских лигах своей страны.

    А еще у меня есть партнер в Швейцарии, который уже очень давно организовывает сборы для команд КХЛ. С ним мы довольно успешно начали сотрудничать после моего переезда в Канаду. Теперь планируем проведение турнира. Договоренности на сей счет уже имеются: в нем примет участие одна из команд КХЛ, две местные, еще одна — из Швеции. Приглашаем и другие кахаэловские дружины на сборы в Швейцарию :)!

    Но это все — параллельная деятельность. Я остаюсь в хоккее и стараюсь не терять связей с КХЛ. Если дальше все пойдет успешно по агентскому бизнесу, буду стараться получать лицензию в России. Тогда будет вообще здорово — смогу охватывать все рынки. Руки у меня теперь развязаны. Оставаясь в Минске, я не мог бы этим заниматься: во-первых, работа отнимала много времени, во-вторых, этикет и специфика деятельности не позволяли заниматься параллельными вещами, не говоря уже о том, чтобы трудиться агентом.

    Учеба

    — Чтобы работать здесь тренером, я получал разрешение-лицензию. У меня было три семинара. Записываешься на них свободно, тебе дают список тем, которые нужно пройти. Я записался, приехал, захожу в класс — сидят другие тренеры, начинающие и не только. Слушаем лекцию, затем — практическая часть на льду. Раздаются домашние задания, которые нужно выполнить в течение года. Параллельно с играми нужно будет подписывать состав, отмечать результаты, оформлять планы тренировок. Все это отправляется по факсу или интернету, и через год учащийся получает лицензию. Но в это время уже можно работать с командой.

    «Никто не спрашивал, играл ты или нет? Видят: кататься умеешь, понятие есть. Я-то играл в хоккей на уровне «Золотой шайбы» и немного тренировался в СДЮШОР».

    Курсы прошли очень быстро. Они однодневные: по 3-5 часов. Самое интересное, что никто не смотрел, что у тебя за спиной нет хоккейного прошлого. Никто не спрашивал, играл ты или нет? Видят: кататься умеешь, понятие есть. Я-то играл в хоккей на уровне «Золотой шайбы» и немного тренировался в СДЮШОР. Потом постоянно выступал в ночной лиге. То есть понятие имеется.

    Конечно, пока тяжеловато, но я ведь не главный тренер, а второй. Главный — опытный специалист, канадец, который учился в этой же школе и играл в США в университетский хоккей. У меня же даже никаких упражнений не было. Пришлось искать в интернете, к счастью, это не проблема. Звонил Льюису, он мне помогал. С Александром Андриевским постоянно держу связь.

    В команде отвечаю за защитников. Моей работой довольны. Предложили продолжить сотрудничество в будущем сезоне. При этом можно совершенствоваться, выходить на следующий уровень. Уже вел тренировки в одиночку :). Мне нравится. Неоценимый теоретический опыт у меня был. Да и как ему не быть, если раньше фактически жил в раздевалке с тренерами, да какими! Все лежит в голове, и когда начинаешь переносить что-то новенькое из КХЛ, людям нравится, они прислушиваются. У местных специалистов никаких амбиций на сей счет нет. Все они, за исключением пары человек, являются еще и преподавателями в школе, и тренерская работа для них — не основная.

    Детский хоккей

    — Меня поразило, что никого абсолютно не смутил тот факт, что я никогда раньше не работал тренером. Но стараюсь привносить определенные вещи, и видно, что это здесь оценили. Вопрос «А где ты играл?» мне в Канаде никто не задавал. У нас же спрашивают постоянно. Ответишь, мол, на «Золотой шайбе», так сразу скажут: «Ну и куда ты прешься? Иди занимайся другими делами». Так охота и отбивается. Тут такого нет. Совсем другое понятие главенствует: «Если хочешь — добьешься».

    В общем-то, детский хоккей в Канаде держится на родителях. Если бы не они, хоккея в стране просто не было бы. В семьях здесь помногу детей, родители идут, получают лицензию и ставят свое чадо на коньки. Не важно, что кто-то не играл сам или играл совсем мало. У нас же совсем по-другому: все тренеры с опытом профессионального или юниорского хоккея. В Канаде тренером может стать любой: нужно прослушать курсы по безопасности, по тренировкам. Федерация хоккея очень помогает методическими материалами, все получают диски с необходимой информацией. Потом занимаются с мальчишками до определенного возраста, а потом передают их в какие-то школы.

    Школа

    — Сама школа находится в прямом смысле этого слова в деревне: население — 300 человек, домики, а вокруг — поля, фермы, степи.

    И каждый из этих 300 человек так или иначе связан со школой. Кто-то работал раньше, кто-то — сейчас. Все люди друг друга знают. Очень хорошая обстановка. Нет заезжих, нет криминала. Даже полицейского участка нет. Все очень спокойно. Двери никто не запирает. Мы вот живем и даже не знаем, есть ли у нас ключи от дома. Уезжаем в город абсолютно спокойно.

    Помимо хоккея здесь развивается американский футбол, бейсбол, лакросс, европейский футбол. Есть один мальчик из Москвы, который уже заканчивает школу, но ему предлагают продолжить образование в университете и играть в тамошней лиге. Еще очень развито регби — команда школы скоро едет на сильный турнир в Лас-Вегас. Есть люди, которые совмещают разные виды спорта. Про Лекавалье, кажется, говорили, что он в ту пору, когда здесь учился, играл вообще во все. И отлично играл — и в хоккей, и в лакросс, и в бейсбол, и в американский футбол. Становился чемпионом провинции. То есть школа направлена на то, чтобы ребята получали разноплановое образование, занимались разными видами спорта, просто были активными.

    Учеба здесь очень серьезная. В следующем году обучение будет полностью на планшете — на базе компьютера Fujitsu. Задания будут даваться через интернет, а преподаватели смогут контролировать процесс. Наша школа внедряет этот способ одной из первых в Канаде. Это очень большое событие — нас показывали во всех новостях.

    Школу основал католический священник, когда заселялись здешние прерии. Здесь раньше ничего не было. Сюда приезжали люди со всего мира. Очень много украинских фамилий, но дети ничего не знают о стране. Традиции, заложенные основателем, чтутся. Дети каждое воскресенье ходят в церковь, красиво одеваются, им читают проповеди. Но все очень свободно — никто никого не заставляет. Здесь живут мусульмане, православные, иудеи, однако все вместе ходят в церковь. То есть школа в лучших традициях дореволюционной России. Готовим не только хоккеистов или ученых, а просто нравственных людей.

    Забавно, что шайбы и клюшки здесь убирают не самые младшие или самые слабые игроки, а лидеры, капитаны. Они же помогают подтягивать отстающих. На этих ребят ложится очень большая ответственность. В Канаде капитан — не просто лучший игрок, а человек, который выполняет очень много сопутствующей работы, в том числе может в конце тренировки убрать шайбы и поставить ворота после заливки льда.

    В школе-интернате имеется 8 команд мальчиков и 4 девочек. При этом женский хоккей очень развит — все девушки, которые здесь учатся, играют. Это порядка 70 человек.

    Для мальчишек же существует 8 команд и 9-я, которая выступает в «Junior A» – фарме Юниорской лиги Канады NCHL, главной в стране. Ребята, которые заканчивают у нас школу и подходят в эту команду, выступают за нее и могут в будущем получить стипендию — играть за университет в Америке или Канаде. А те, кто драфтуется и подписывает контракты с клубами юниорских лиг, уже считаются профессионалами и теряют возможность совмещать учебу в вузе и игру в хоккей.

    Команды

    — Система соревнований здесь следующая. «Midget» – это средний возраст, 15-17 лет. «Bantam» – детский, девятиклассники. Есть еще «Junior». Все эти уровни делятся в зависимости от мастерства. Мы тренируем команду в самой слабой группе — это «АА». А она делится еще на два уровня – «Team 1» и «Team 2». В начале учебного года проходит просмотр всех студентов, даже тех, кто учился в прошлом году, — место в составе не гарантировано никому. Ребят делят на команды, и они играют между собой. Тренеры находятся на трибунах — работают в роли скаутов. А потом собираются, и начинается отсев — первый, второй, третий. Самый крутой уровень — это «ААА». Здесь выступают самые сильные ребята 15-17 лет, которые учатся в школе. Лига у них очень высокого уровня, а чемпионат напряженный, без проходных игр. Что интересно: здесь везде площадки маленькие, но у нас в школе она европейского размера. Не знаю, почему — так построили, школа существует уже более 100 лет. Из-за того что на выезде нашим командам приходится играть на канадских площадках, тренеры не меняют ни систему, ни тактику. Всем нравится европейский хоккей. И вообще, надо сказать, специалисты здесь — люди очень открытые, которые следят за всеми важными событиями в хоккее: КХЛ, чемпионатами мира в разных возрастах. Они берут разные упражнения у других команд. Мне принесли книгу с подбором занятий Швеции, Швейцарии, России, Америки. Люди очень открыты и не заморачиваются на собственной системе.

    Хоккей

    — У нас есть хоккейный офис, где работают директор и администратор, который проделывает работу, подобную той, что была у меня в сборной и «Динамо». Он составляет расписание для команд: тренировки, атлетический зал, выезды, игры, турниры. Расстояния у нас небольшие. Присылается школьный автобус — обычный желтый, все видели такие в американских фильмах. Ребята одеваются в одинаковые костюмы, закидывают в автобус форму, берут термохолодильник, куда собираются бутерброды, соки. Приезжаем за час до матча, играем, а на обратном пути заезжаем либо в ресторан быстрого питания, либо заказываем что-нибудь для ребят.

    Уже успели побывать на двух турнирах, во время которых проживали в гостинице. Тут это дело развито, бронируется все очень просто, тренер на месте оплачивает карточкой, а деньги ему потом возмещают. Команды сильнейшего уровня – «ААА», их у нас две — путешествуют на дальние расстояния, ночуют в чужих городах. Для них заказывают более комфортабельные автобусы.

    «Гостиницы здесь не хуже, чем те, в которых мы жили с «Динамо» в России. С питанием никаких проблем».

    У меня прежде опыта работы с детьми не было — трудился в федерации, в КХЛ, — но большого различия в организации не вижу. Гостиницы здесь не хуже, чем те, в которых мы жили с «Динамо» в России. С питанием никаких проблем. Разве что смущают детские школьные автобусы. С другой стороны, они находятся под защитой государства и имеют много привилегий на дороге.

    У ребят в школе распространенной травмой является сотрясение мозга. Это говорит о том, что в матчах много силовой борьбы, игры в тело. К нам приезжали парни из России, интересовался у них, есть ли отличия. Они говорят, что в наших лигах голову нельзя опустить ни на секунду. Уже с 14-летнего возраста на большой площадке они играют в тело. Для них это как закон. Могут быть проблемы с коммуникацией, трудности с пасом, но игра в тело — это у канадцев в крови с рождения. Увы, отсюда много травм. У нас не такой сильный уровень, но три человека перед плей-офф выпали из-за сотрясений.

    Кстати, мы идем на первом месте и лишь пару недель назад проиграли впервые в сезоне. Скоро начинается плей-офф.

    Арена

    — Во дворце у нас есть кафе, ресторан. Родители постоянно приезжают на игры, часто на матчи команд самого высокого уровня собирается едва ли не вся школа. Ребята одеваются в наши красно-белые цвета, наряжаются в разных персонажей, дурачатся, но и очень здорово болеют за своих.

    Площадка у нас европейского размера. Соперникам играть тяжело, гости здесь часто уступают. А вот в других местах лед канадского формата. Есть очень хорошие стадионы, но есть и обычные школьные. В каждой маленькой деревне есть один-два катка. Поддерживаются они местным населением. У нас, например, два дворца: один школьный, а другой местный. Раз в неделю жители устраивают там бургеры. Все население задействовано в работе: они составляют списки, меняются по кругу. Работают бесплатно, поддерживая функционирование катка: чистят лед лопатами, машиной, и местные дети катаются там с двухлетнего возраста. Моему сыну два с половиной, но ему почему-то пока не нравится. А другие дети после школы сразу идут на каток, играют там в хоккей до посинения. Причем девочки не отстают от мальчиков.

    В школе все посерьезнее: тренировки, лед занят почти все время, каток обслуживает специальный человек плюс еще один отвечает за уборку арены. Здесь же есть тренажерный и игровой залы и классы, где учатся дети.

    Дети

    — Наши ученики в основном канадцы. Есть немного американцев, так как граница тут совсем рядом. Школа Нотр-Дам славится тем, что подготовила много известных игроков НХЛ. Здесь учились такие ребята как Венсан Лекавалье, Брэйдон Коберн, Кертис Джозеф и Брэд Ричардс, капитан последней канадской «молодежки». Есть парни из России. До попадания сюда я как раз занимался поиском ребят и оказывал им услуги по поступлению в школы полного пансионата, где можно играть в хоккей и получать хорошее образование. Мне удалось привезти троих ребят, один из них — белорус Кирилл Метлюк из Новополоцка. Он уже заканчивает школу. Есть ребята из Китая, венгр, много коренного населения — индейцев. И даже мальчик из Австралии — кстати, у меня в команде. А в следующем году должен приехать кто-то из Бразилии.

    «Ну, и цена обучения в школе немаленькая. У нас она не самая высокая по Канаде, но существенная. В год стоимость составляет порядка 35 тысяч канадских долларов».

    Как сюда попасть? Просто заполнить пакет документов. Также необходимо пройти интервью, где будут смотреть, как у ребенка с английским. Был в этом году инцидент, когда мальчик из России приехал практически без языковой подготовки, окончив на родине лишь 7 классов. У нас он хотел поступать в 9-й (здесь ведется обучение с 9-го по 12-й), но просто не потянул в учебе. Родителям рекомендовали не отправлять его на второй семестр, так как парень все равно не смог бы окончить школу. Но здесь очень хорошая программа английского для иностранцев. Если уровень знания языка средний или чуть ниже, здесь обязательно подтянут. Тот же Кирилл Метлюк приехал с не очень хорошим «инглишем», но быстро поднял свой уровень. Сейчас делает успехи и в учебе, и в хоккее.

    Ну, и цена обучения в школе немаленькая. У нас она не самая высокая по Канаде, но существенная. В год стоимость составляет порядка 35 тысяч канадских долларов. Плюс перелет, другие расходы — набегает до 40 тысяч.

    Атрибутика

    — У школы есть магазин, где имеется вся линейка продукции в цветах школы. Это кофты, штаны, костюмы, шорты, носки, варежки, шапки, чашки — в общем, все, что может быть. Ребята покупают сувениры, когда едут домой на каникулы.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.