Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Сын Ваня любит изобретать»

    Есть ли кризис в мировом и отечественном метании молота? Чем занимался бронзовый призер Пекина во время двухлетнего простоя? Кто подсказал Тихону и Девятовскому адвоката, который в итоге выиграл их дело? Отдаст ли Иван Тихон своих детей в большой спорт? На вопросы корреспондента Goals.by ответил бронзовый призер Олимпийских игр и молодой отец.

    Иван Тихон может снова выходить в сектор для метания
    Иван Тихон может снова выходить в сектор для метания
    Tsikhan Иван Тихон может снова выходить в сектор для метания cache.daylife.com

    Есть ли кризис в мировом и отечественном метании молота? Чем занимался бронзовый призер Пекина во время двухлетнего простоя?  Кто подсказал Тихону и Девятовскому адвоката, который в итоге выиграл их дело? Отдаст  ли Иван Тихон своих детей в большой спорт? На вопросы корреспондента Goals.by ответил бронзовый призер Олимпийских игр и молодой отец.

    «Неудачи накапливаются и превращаются в отрицательную массу»

    — Выходит, я завоевал свою «бронзу» дважды, — улыбается Иван Тихон. – В первый раз на Олимпиаде. Второй раз сейчас, когда мне ее вернули обратно.

    — Вадим Девятовский сказал, что результаты в секторе после вашего с ним временного отлучения резко упали...

    — Ушли возрастные спортсмены, пришла молодежь. Высокий и средний уровни опустились. Есть результаты за 80 м, но они редки и лишь слегка переваливают за восемьдесят. Это несерьезно.

    — На чемпионате Европы в Барселоне наши метатели молота в целом выступили неудачно. Как думаете, почему?

    Все ребята и девчонки талантливые. Но между талантами и атлетами высокого уровня есть определенное расстояние. Удастся ли им пройти его — вопрос.

    — Порадовало выступление Валеры Святохо. Он проявил бойцовские качества и показал достойный для себя результат. Что касается остальных, то, мне кажется, причина в психологии и техническом исполнении. Если техническое исполнение хромает, значит, и уверенности в своих силах нет. Все ребята и девчонки талантливые. Но между талантами и атлетами высокого уровня есть определенное расстояние. Удастся ли им пройти его – вопрос. К сожалению, чем больше таких провалов, тем сложнее потом преодолеть их. Неудачи накапливаются и превращаются со временем в отрицательную массу. Я сам прошел через это. До работы с Литвиновым были и у меня провалы. Это не только проблема спортсменов, но тренеров и врачей.

    — Видите ли вы в этой ситуации какой-то системный кризис отечественного метания?

    — Я знаю, что такое труд спортсмена, а также цену достижения результата. Поэтому не стал бы этот труд принижать. Знаю, что трудились, работали, но не получилось. Хотелось бы, чтобы в нашей легкой атлетике были изменения в лучшую сторону. Если у страны есть спортсмены, которые находятся в хорошей форме, то необходимо реализовывать их потенциал. Нужны медали, тем более у нас для этого есть все.

    Хороший учитель

    — Как поддерживали форму в период судебного разбирательства?

    — Физическую форму немного подрастерял. Ведь основной показатель формы — соревнования. А в них я не участвовал. На тренировках метал, но это не то. На турнирах совершенно другое состояние, поэтому не хотел бы называть конкретные цифры.

    — За эти два года, возможно, освоили что-то новое в жизни, на что-то переключились?

    — Тяжело отвлечься от спорта, если посвятил ему двадцать лет жизни. Да и уйти от борьбы было невозможно – это постоянно давило, заставляло сражаться изо всех сил. Но я понемногу начал тренировать детей. Знаю, Вадим тоже работал с девочкой из Латвии. У меня же были три наших девочки 1995-1996 годов рождения, которые достигли определенных успехов. Я решил, что будет правильным передать свои знания, опыт, умения детям. Случается, спортсмены — большие профессионалы, но объяснить, научить других не могут. Мне кажется, у меня это получалось.

    «Вопрос по Литвинову открыт»

    — С Сергеем Литвиновым, который уехал работать в Россию, не прекращаете сотрудничества?

    — Тяжелый вопрос. Он до сих пор открыт. Мы сотрудничаем, общаемся. Но как это все урегулировать? Он — в России, я — в Беларуси. У него много своих ребят. Плюс оплата труда. Нужно разговаривать с Минспорта, чтобы все узаконить.

    — Он должен будет выбрать что-то одно?

    — Почему? Необязательно. У нас ведь есть примеры Карстен и Цилинской, которые тренируются за пределами Беларуси. У их тренеров есть свои ученики, они совмещают работу. Министерству нужно подумать, как это все организовать. Вот только будет ли это организовано – большой вопрос.

    — Что вам дал период сотрудничества с Литвиновым?

    До работы с ним я имел результат 79,63. С Литвиновым мой результат вырос до 86,73. В метании молота 7 метров — пропасть.

    — До работы с ним я имел результат 79,63. С Литвиновым мой результат вырос до 86,73. В метании молота 7 метров — пропасть. Я показал второй результат в мире. Так же далеко метал только Седых. И в этом колоссальная заслуга Литвинова. Он многому меня научил в профессиональном плане. В какой-то степени он стал для меня как родной. В момент разбирательства переживал за нас с Вадимом, говорил, что нельзя разбрасываться людьми, которые знают дорогу на пьедестал. Утверждал, что в Беларуси создана нормальная база для метания, здесь можно работать. Сергей Николаевич  боролся за то, чтобы нас не вычеркнули из списка ведущих спортсменов. Все говорили, что и не собираются вычеркивать. Но никто ничего не делал, чтобы сохранить достигнутое.

    «Моргана посоветовал английский болельщик»

    — Деньги, которые вам теперь должны, покроют судебные издержки?

    — Нет. Считайте сами. Нам с Вадимом положено 50 тысяч долларов. Мои премиальные за Игры в Пекине – 30 тысяч. Плюс однокомнатная квартира. Сколько она сейчас стоит? Нет, мы все равно потратили больше.

    — Кстати, квартиру вам уже предоставили?

    — Вопрос был озвучен. Говорят, сейчас решается. Но ключей у нас пока нет.

    — Как вы вышли на столь компетентного, но в то же время дорогого адвоката, как Майк Морган?

    — В Англии был болельщик, который имел отношение к легкой атлетике. К сожалению, в этом году его не стало. Так вот, у него в свое время была подобная проблема. Когда он по интернету узнал о нашем деле, то прислал нам координаты адвокатской конторы, в которой работает Майк. Он приехал, познакомил нас с делами, которые вел. Мы поняли, что это серьезный профессионал. Сгруппировались с Вадимом, так как по отдельности его услуги не потянули бы.

    «Ваня в семье – изобретатель»

    — В этой истории можно найти и положительные стороны. Наверняка больше времени смогли уделить семье?

    — В любом деле есть положительные стороны. Вы правы. Я был с семьей, и теперь, если честно, тяжело будет переключаться обратно на спортивный график. Общение с семьей — радость, которую испытывает каждый, но обычный человек, который с семьей всегда, не так остро ее ощущает.

    — В мае у вас произошло радостное событие — родилась дочка. Как назвали?

    — Верой. Действительно, это одно из незабываемых событий в жизни.

    — Сын Ваня уже пошел в школу?

    — Пойдет в этом году.

    — Уже понимает, чем папа занимается?

    — Конечно, понимает. Но для него это просто занятие. Большого внимания на этом пока не заостряю.

    — Ваня смотрит с вами легкую атлетику?

    — Да, но его любимый канал – «Дискавери». Любит смотреть про изобретения. Говорит, что когда-нибудь что-нибудь изобретет. В общем, он в семье изобретатель.

    — Напрашивается вопрос: папа хотел бы, чтобы дети пошли по его стопам?

    — Не буду настаивать. Другое дело, физическое воспитание. Детям оно необходимо для общего развития, преодоления себя, самовоспитания. А в том, что поддержим выбор ребенка, каким бы он ни был, не сомневайтесь. Мы же родители. И всегда на стороне наших детей.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.