Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Вероятность ниже средней...

    В последние годы Берни Экклстоун проводит активную ротацию этапов в календаре «Формулы-1», в результате чего многие отличные автодромы лишились права принимать Гран-при. Предлагаем вам серию материалов о трассах, оставивших яркий след в королевских автогонках, рассказом о скоростном «А1-Ринге», опасной Имоле и увлекательном «Эшториле».

    Вероятность возвращения в календарь трассы A1-Ринг ниже средней
    Вероятность возвращения в календарь трассы A1-Ринг ниже средней
    Object_30.1329269700.52677Вероятность возвращения в календарь трассы A1-Ринг ниже средней Fotobank/Getty Images/Clive Rose

    В последние годы Берни Экклстоун проводит активную ротацию этапов в календаре «Формулы-1», в результате чего многие отличные автодромы лишились права принимать Гран-при. Предлагаем вам серию материалов о трассах, оставивших яркий след в королевских автогонках, рассказом о скоростном «А1-Ринге», опасной Имоле и увлекательном «Эшториле».

    A1-Ринг (Остеррайхринг)

    В конце 50-х годов XX века автогоночный мир вдруг неожиданно выяснил, что в маленькой Австрии очень любят гонки. В городишке Цельтвейг местные энтузиасты добились разрешения проводить соревнования на бывшем военном аэродроме, и в скором времени на L-образной трассе стали гоняться болиды «Формулы-2». Еще через несколько лет в Цельтвейг приехала «Формула-1», но местный Гран-при не вошел в календарь чемпионата, довольствуясь статусом незачетной гонки — команды и пилоты жаловались на то, что автодром слишком пыльный, грязный, кочковатый и опасный для машин.

    Однако вскоре все изменилось. У австрийцев появился кумир — Йохен Риндт, наблюдать за гонками которого ходило много народу, поэтому местные власти не поскупились на создание нормального стационарного автодрома, который «Формула-1» не постыдилась бы включить в календарь первенства. Так началась история «Остеррайхринга».

    Картинка казалась идеальной: победа австрийца в первом же официальном Гран-при Австрии. Однако в гонке все сложилось иначе — проблемы с мотором вынудили Йохена (шедшего четвертым) сойти. А через три недели Риндт погиб в Монце

    У новой трассы, построенной в холмистой местности, оказался свой шарм — перепады высот, затяжные высокоскоростные повороты, требовательность к моторам, а также не всегда стабильная погода приводили к неожиданным результатам (как, например, в случае с успехом Витторио Брамбиллы в 1975-м). А еще одной важной особенностью стали неудачи местных героев. Риндту довелось выступить на «Остеррайхринге» лишь однажды — в год, когда он успешно боролся за чемпионский титул. Картинка казалась идеальной: победа австрийца в первом же официальном Гран-при Австрии. Однако в гонке все сложилось иначе — проблемы с мотором вынудили Йохена (шедшего четвертым) сойти. А через три недели Риндт погиб в Монце.

    Вскоре у австрийцев появился новый герой — Ники Лауда, однако и тот не поднимался на первую ступень подиума на родине очень долго, практически до самого конца карьеры. Сменивший его Герхард Бергер также не преуспел (в 1986-м он сошел, лидируя), а через год возникли проблемы у самого автодрома.

    Во второй половине 80-х в «Формуле-1» стали чаще думать о безопасности — и не в последнюю очередь из-за опасных аварий и смерти Элио де Анджелиса, так что когда «Остеррайхринг» в очередной раз отметился стартовым завалом, показав свое небезопасное лицо, у Берни Экклстоуна появился формальный повод исключить гонку из календаря. Однако вряд ли кто-то удивится, если узнает, что у Берни были и другие причины: во-первых, организаторы Гран-при вели какие-то стычки с местными фермерами из-за парковочных мест, а, во-вторых, соседняя Венгрия очень желала поменять дату проведения своего Гран-при (передвинуть ее на середину августа, на дату Австрии) и даже изъявила желание заплатить за это деньги.

    Лишившись популярного Гран-при, трек стал постепенно приходить в упадок, и до реконструкции дело дошло только после смены хозяев автодрома. Проект перестройки финансировала австрийская телефонная компания (в честь которой трасса и получила новое название «А1-Ринг»), а непосредственными работами занималась фирма еще мало кому известного Германа Тильке.

    «А1-Ринг» оказался современным треком в стиле „разгоны-торможения“, хотя следует признать, что на зрелищности гонок изменения отразились не слишком сильно

    Обновленная трасса хоть и сохранила черты старой, и даже по-прежнему была быстрой, все же лишилась главной особенности плавности и скоростных виражей. «А1-Ринг» оказался современным треком в стиле «разгоны-торможения», хотя следует признать, что на зрелищности гонок изменения отразились не слишком сильно.

    И все же второе пришествие Гран-при Австрии в «Формулу-1» оказалось недолгим — в 2000-х в Европе разгорелись страсти в связи с табачной рекламой, и местные власти поддержали законопроект, запрещающий командам рекламировать сигареты. В результате, несмотря на действующий контракт, Экклстоун исключил гонку из календаря.

    У автодрома снова сменился владелец — за трассу ухватился Дитрих Матешиц и его компания «Ред Булл». В голове у австрийского миллиардера возникла идея создать на этом месте автогоночный центр (разумеется, с трассой), но из-за бюрократических проволочек и втыканий чиновниками палок в колеса вторая реконструкция затянулась на неприлично долгое время. В конце концов, Матешицу удалось довершить начатое, и в 2011 году перестроенная трасса (получившая название «Ред Булл Ринг») открылась вновь.

    Яркий момент: «А1-Ринг» и «Остеррайхринг» являлись аренами потрясающих гонок, однако многим болельщикам австрийский Гран-при памятен также из-за постыдной истории с применением командной тактики «Феррари» — на протяжении этапа 2002 года Рубенс Баррикелло ехал впереди Михаэля Шумахера, но когда команда попросила бразильца пропустить напарника вперед, заартачился. Уговоры длились до последнего круга, и Рубенс все же сдался, пропустив Михаэля на финишной прямой. Комедию со сменой кубков на подиуме зрители не оценили, освистав Скудерию. Кстати, любопытно и то, что эта «победа» стала первой в карьере Михаэля в Австрии.

    Вероятность возвращения в календарь: ниже средней; Матешиц признается, что шансы невелики, но можно не сомневаться — если у австрийца появится шанс вернуть трассу в чемпионат, он это сделает.

    Фото: Fotobank/Getty Images/Clive Rose

    Имола (Автодром Энцо и Дино Феррари)

    Изначально трасса, расположенная недалеко от итальянского городка Имола, задумывалась в качестве тестового полигона для новейших итальянских машин — штаб-квартиры «Феррари», «Ламборгини» и «Мазерати» располагались в близлежащих городах. Строительство началось в 1950 году, а пробный заезд на спорткарах был организован тремя годами позже, участниками со стороны «Феррари» стали Альберто Аскари, Луиджи Виллорези и Джаннино Марцотто.

    Идея устраивать заезды на автодроме на постоянной основе плотно засела в головах владельцев автодрома, и в 1953 году трасса приняла у себя гонку среди мотогонщиков. На следующий год состоялась и первый заезд кузовных автомобилей. С целью собрать необходимые средства для начала чего-то большего, владельцы попросили гонщиков «Формулы-1» принять участие в неофициальном Гран-при. Таким образом, первый визит формулистов состоялся в 1963 году. Автодром с успехом продолжил принимать у себя этапы различных гоночных серий, пока в 1969 году наконец не была накоплена необходимая для постройки главной трибуны сумма и автодром с успехом принял у себя этап чемпионата мира по мотогонкам.

    История «Формулы-1» началась для Имолы в 1980 году, когда на автодроме прошел первый официальный Гран-при Италии

    История «Формулы-1» началась для Имолы в 1980 году, когда на автодроме прошел первый официальный Гран-при Италии. Позже Гран-при был приписан к Сан-Марино, как к стране, наиболее близко расположенной к трассе (непосредственно Гран-при Италии уже проводился в Монце).

    Трасса быстро завоевала популярность у пилотов за счет быстрой, плавной конфигурации. Еще до начала первого Гран-при первичная конфигурация была несколько изменена, дабы немного замедлить трек, а одной из достопримечательностей стал поворот «Тамбурелло» — изгиб, который преодолевался на предельной скорости. В то же время поворот был и самым опасным участком трека, так как расстояние от трассы до бетонной стены, ограждавшей протекавший за ней ручей, было минимальным. Именно в «Тамбурелло» произошли первые серьезные аварии — в 1987 году во время свободных заездов перед Гран-при серьезно пострадал победитель двух первых гонок Нельсон Пике, а еще через два года в тяжелейшую аварию угодил выступавший за «Феррари» Герхард Бергер. В результате столкновения монокок болида раскололся и машина загорелась, и только вовремя подоспевшим медикам и пожарным удалось спасти пилота.

    Яркий момент: «черный уик-энд» в 1994 году. Череда трагических событий началась еще в пятницу. По ходу свободных тренировок в тяжелую аварию попал молодой бразилец Рубенс Баррикелло — его «Джордан» подскочил на поребрике, машина взлетела в воздух, протаранила верхнюю часть защитного ограждения, состоявшего из покрышек, и перевернулась. Несмотря на серьезность аварии, Рубенс отделался легким испугом (бразилец сломал нос и пару ребер).

    Однако, как оказалось, это было только начало. Субботняя квалификация была омрачена гибелью австрийского пилота «Симтека» Роланда Ратценбергера, на полной скорости врезавшегося в бетонное заграждение в повороте имени Жиля Вильнева из-за поломки переднего антикрыла. Удар был такой силы, что Ратценбергер погиб на месте.

    Гибель пилота поставила под угрозу проведение гонки, однако Берни Экклстоун и ФИА не решились отменить этап. Победил бизнес.

    А в воскресенье, 1 мая, не стало Айртона Сенны. Все в том же злополучном «Тамбурелло», уже пугавшем спортсменов в прошлые годы, «Уильямс» бразильца по не до конца выясненным причинам не захотел поворачивать, и унес с собой гонщика прямиком в стену. Сам по себе удар не был критическим, однако оторвавшаяся в результате столкновения часть подвески пробила шлем Айртона, и лишила жизни великого чемпиона.

    Однако на деле вышло так, что итоговая конфигурация трассы получилась не столь пилотажной, к тому же, из-за изначальной узости трека на нем стало чрезвычайно сложно обгонять

    События «черного уик-энда» заставили организаторов пересмотреть конфигурацию трассы в целях увеличения мер безопасности. Изменения претерпел «Тамбурелло», а также поворот имени Вильнева. В попытках сохранить характер прежней трассы были переделаны и некоторые другие участки трассы. Однако на деле вышло так, что итоговая конфигурация трассы получилась не столь пилотажной, к тому же, из-за изначальной узости трека на нем стало чрезвычайно сложно обгонять. В итоге, падение зрелищности, а также конкуренция со стороны новых автодромов привели к исчезновению «Имолы» из календаря чемпионата мира в конце 2006 года.

    Вероятность возвращения в календарь: низкая; в последние годы владельцы автодрома несколько раз корректировали конфигурацию трека, однако с финансовой точки зрения им очень сложно конкурировать с восточными Гран-при за место в календаре чемпионата.

    Фото: Fotobank/Getty Images/Mark Thompson

    Эшторил

    Автодром «Эшторил», построенный на горном плато неподалеку от Лиссабона в 1972 году, не сразу вступил в эксплуатацию — виной тому стал нефтяной кризис 1973 года. В 1974 году в Португалии вообще произошла революция, так что первые соревнования прошли на «Эшториле» лишь в 1975 году, когда туда приехал этап «Формулы-2». Приняв у себя еще парочку гонок, «Эшторил» оставался без дела до 1980 года, пока главой автомобильной федерации Португалии не стал Сезар Торрес. Тот видел в автодроме вариант по привлечению туристов, и начал масштабную компанию по организации Гран-при «Формулы-1». Для начала трасса приняла у себя спецучасток Ралли Португалии, а в 1984 году автодром получил право провести Гран-при Португалии — место в календаре досталось «Эшторилу» из-за отмены Гран-при ЮАР.

    За те 13 лет, что «Эшторил» принимал у себя Гран-при «Формулы-1», зрители неоднократно становились свидетелями захватывающих гонок. Именно здесь первую победу в карьере одержал Айртон Сенна. Здесь в 1987 году неожиданно долго лидировал Герхард Бергер на «Феррари», однако Ален Прост стремительно сокращал отрыв, и за два круга до финиша сумел сломить сопротивление оппонента. Победа стала для Проста 28-й в карьере, позволила побить рекорд Джеки Стюарта по количеству выигранных гонок. В 1989 году зрители стали свидетелями еще одного эпического Гран-при, в котором Найджел Мэнселл проигнорировал черные флаги и врезался в претендента на звание чемпиона мира — Айртона Сенну. Воспользовался ситуацией все тот же Бергер, сумевший завоевать победу, а Мэнселл был отстранен от участия в следующем Гран-при — в Хересе. 1993 год подарил болельщикам незабываемую концовку Гран-при, в которой Михаэль Шумахер опередил Алена Проста на финишной прямой на какие-то доли секунды.

    Гран-при Португалии пользовался популярностью не только и пилотов, но и у зрителей

    Гран-при Португалии пользовался популярностью не только и пилотов, но и у зрителей. Гонка на «Эшториле» как правило, стояла одной из последних в календаре, и болельщики с удовольствием совмещали поездку на Гран-при с возможностью насладиться португальским морем. Однако из-за близости океана возникали и некоторые проблемы, связанные с дождливой погодой и сильным морским ветром.

    История «Эшторила» в «Формуле-1» закончилась столь же стремительно, как и гонки, проходившие на этой великолепной трассе. Проблемой стало отношение местных властей к организационному процессу и различным требованиям ФИА — будь то рекомендации по улучшению мер безопасности на трассе, или же модернизация объектов инфраструктуры. ФИА снова и снова просила выполнить необходимые работы, однако ничего так и не было сделано. В результате в 1997 году гонка была отменена. Министр экономики Португалии сразу же анонсировал, что правительство готово выделить 6 миллионов долларов на выполнение всех необходимых работ и что Гран-при Португалии состоится, но он ошибся. Зимой от рака скончался вдохновитель национального Гран-при Торрес, и автомобильная федерация Португалии потеряла политическое влияние в ФИА.

    В интересах ускорения работ правительство выкупило контрольный пакет акций компании, которой принадлежал автодром, и начало работу. «Эшторил» стоял в календаре чемпионата мира на 1998 год, но в итоге был отменен, когда стало ясно, что необходимые работы не будут сделаны вовремя. В итоге перестройка затянулась на 10 лет — лишь в феврале 2000 года ФИА восстановила лицензию «Эшторила» на право проведения Гран-при «Формулы-1». Сейчас на автодроме проводятся гонки младших формульных серий, а также этап MotoGP.

    Яркий момент: первый же Гран-при Португалии, состоявшийся в 1984 году, подарил зрителям невероятное зрелище. Напарники по «Макларену» Ники Лауда и Ален Прост прибыли на «Эшторил» для того, чтобы решить судьбу чемпионского титула. В результате эпического противостояния Прост, отстававший от соперника в чемпионате, сумел выиграть гонку, однако Лауде удалось финишировать на втором месте и сохранить отрыв в пол очка от оппонента по итогам чемпионата. Таким образом, Лауда стал чемпионом с наименьшим отрывом от второго места за всю историю «Формулы-1».

    Вероятность возвращения в календарь: небольшая. Как уже говорилось, на «Эшториле» с успехом гоняются младшие формульные серии и мотогонщики, но современная финансовая ситуация, сложившаяся в Европе, а также вектор развития «Формулы-1» в сторону Азии сводят шансы Португалии на возвращение Гран-при к минимуму. Единственный вариант — вмешательство правительства, внесение необходимой суммы и шанс заменить в календаре другой европейский этап, испытывающий финансовые проблемы. Однако сомнительно, что возвращение «Эшторила» может состояться в ближайшем будущем.

    Фото: circuito-estoril.pt

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.