Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Мы – «алкоголики» в своем виде спорта»

    Константин Сивцов в субботу в составе британской команды Sky стартует на «Тур де Франс». В интервью Goals.by один из лучших отечественных велогонщиков рассказывает о подготовке к «Большой петле». Описывает атмосферу первых дней тура. Повествует о жизни в Италии. Выражает желание прокатиться на новом «Аисте». Критикует работу федерации. И объявляет о своих намерениях, если его не возьмут на Олимпиаду от Беларуси.

    Константин Сивцов считает, что Белорусская федерация велоспорта работает на юношеском уровне
    Константин Сивцов считает, что Белорусская федерация велоспорта работает на юношеском уровне
    SivtsovКонстантин Сивцов считает, что Белорусская федерация велоспорта работает на юношеском уровне cyclingnews.com

    Константин Сивцов в субботу в составе британской команды Sky стартует на «Тур де Франс». В интервью Goals.by один из лучших отечественных велогонщиков рассказывает о подготовке к «Большой петле». Описывает атмосферу первых дней тура. Повествует о жизни в Италии. Выражает желание прокатиться на новом «Аисте». Критикует работу федерации. И объявляет о своих намерениях, если его не возьмут на Олимпиаду от Беларуси.

    — Вы участвовали в презентации команд перед началом «Большой петли». Как она прошла?

    — Как обычно. Много людей, автографов, журналистов, которые задают много вопросов. И куча времени впустую — стоишь на старте, ждешь, фотографируешься со всеми, расписываешься.

    — Долгая процедура?

    — Мы в 15.30 выехали из отеля и только в восемь вечера вернулись обратно. Судите сами. Сначала вообще идет презентация гонки — говорится про этапы, про безопасность. И только потом начинается показ команд — общая фотография, представление, круг почета. Вообще, каждый город, где начинается гонка, делает презентацию по-своему. В этом году «Тур» стартует в бельгийском Льеже, и начальный показ организовали на знаменитой площади, где финиширует «классика» «Льеж — Бастонь — Льеж». В этом городе люди живут велоспортом — каждого гонщика знают по имени, стремятся взять автограф. Причем не один, а сразу два-три. К концу дня в автобус заходишь и гора с плеч — фууух :). Никто не трогает и не мешает.

    — Вы много автографов раздали?

    — Sky — известная команда. В большинстве своем люди шли к Уиггинсу и Кавендишу. Но и остальным гонщиками пришлось пережить этот ажиотаж.

    — По Льежу прогулялись?

    — Нет, на таких гонках о прогулках думать не приходится — скорее бы отдохнуть.

    — Как проходила подготовка к «Туру»?

    Это даже не непрофессионализм и не дилетанство. Наша федерация работает на каком-то юношеском уровне. Мы до сих пор точно не знаем, кто от Беларуси поедет в олимпийской гонке.

    — Последнюю активную тренировку провели во вторник. В среду был переезд в Льеж. Теперь просто проводим поддерживающие занятия. В субботу старт самой гонки. Так что подготовка как таковая уже завершена.

    — Когда точно узнали, что будете включены в состав команды на «Большую петлю»?

    — Это оговаривалось еще в начале года. А окончательный список был сформирован 21 числа по окончании генеральной репетиции — «Дофине — Либере».

    — У вас будет роль главного помощника Бредли Уиггинса…

    — Эти функции будут возложены на каждого члена команды. Очень тяжело в таких гонках ехать на «классифику» двоим или сразу троим. На прошлогодней «Вуэльте» именно так Sky и поступила. В итоге, первое место было упущено. Лучше чтобы один выиграл, чем двое на нижних ступенях пьедестала стояли. Надеюсь все-таки, что на каком-то из этапов мне представится шанс выиграть самому. Ведь от меня требуют результата в нашей национальной команде, чтобы получить возможность выступить на Олимпиаде.

    — Капитаном-спринтером будет великий Марк Кавендиш.

    — Он приехал на «Тур» готовится к Лондону. Насколько я понимаю Марка, то на первой неделе он свои амбиции собирается держать при себе. Значит, он и нас «сохранит» от адской работы на равнине, и соперников в заблуждение введет. Это все тактика, психология.

    — Расскажите про Марка. Что это за человек?

    — Я с ним уже пять лет в одной команде. Обычный человек, хороший парень. Шутит часто и не против, чтобы над ним шутили.

    — Звездной болезни за ним не наблюдали?

    — Нееет. Может быть, в его высказываниях в прессе иногда что-то и проскакивает «звездное», но с партнерами он всегда на равных общается. Насчет же прессы — он просто играет роль, соответствует статусу. К тому же, спринтеры — эмоциональные люди, которые могут и сгоряча что-то ляпнуть. Меня же Марк очень сильно уважает и ценит то, что я для него делал в последние годы.

    — Какой этап на этом «Туре» видится самым сложным?

    — Гонка длинная. И сложным может стать даже равнинный отрезок. Отмечу восьмой этап — сплошные подъемы и спуски, которые будут держать в напряжении.

    — «Тур» стартует в субботу, а в воскресенье финал чемпионата Европы по футболу. Насколько я знаю, вы футбол любите…

    — Да, слежу за Евро. Очень нравится, как играет на этом чемпионате сборная Германии — думаю, ей по силам завоевать-таки золотые медали (разговор состоялся до матча немцев с итальянцами – Goals.by). Понравились португальцы — здорово смотрелись против самих испанцев.

    — В этом году старт на «Тур де Франс» принимает рекордное число белорусов — четыре. Будете общаться с соотечественниками между этапами?

    — Мы всегда поддерживаем отношения. Перед презентацией поздравлял Васю Кириенко с Днем рожденья, поговорили с ним две минутки.

    — А во время этапа гонщики часто общаются между собой?

    Когда кто-то уходит в отрыв в начале этапа, есть минут сорок на общение. В это время пелетон отдыхает. Когда же начинается работа на лидеров, становится не до разговоров.

    — Когда кто-то уходит в отрыв в начале этапа, есть минут сорок на общение. В это время пелетон отдыхает. Когда же начинается работа на лидеров, становится не до разговоров.

    — Перед этим сезоном вы перешли в Sky из High Road, где выступали на протяжении четырех лет. Скучаете по тому проекту?

    — К сожалению, он прекратил свое существование. Но костяк моей бывшей команды перешел в Sky. Так что атмосфера сохранилась.

    — Над предложением британской команды долго раздумывали?

    — Когда такая команда заинтересована в твоих услугах, особо не раздумываешь. Мне сразу дали понять, что в этом году я получу шанс. На «Туре», конечно, нужно работать на Уиггинса, а дальше мои планы будут связаны с «Вуэльтой» и итальянскими «классиками». И команда будет работать на меня.

    — Российская «Катюша» тоже хотела видеть вас в своих рядах.

    — Предложение было, но я на нем абсолютно не зацикливался. Решающую роль даже не сыграл тот факт, что базируется «Катюша» в  Италии — в 60 километрах от моего дома. Сейчас же у меня контракт со Sky, который руководство уже предлагает продлить.

    — Вспомните вашу самую сложную гонку в карьере?

    — Однозначно, «Тур де Франс»-2010. На 12-м этапе в отрыве меня завалил словак Грега Боле, в результате чего было повреждено колено. В итоге всю оставшуюся часть гонки (больше недели) ехал с болями в ноге. Просто всегда хочется доезжать гонки до конца — не важно, какое будет место. Очень помогли тогда сокомандники, которые подбадривали каждое утро.

    — Вообще же «противоядие» от асфальтовой болезни у вас, видимо, имеется…

    — Тьфу-тьфу… Слава Богу, попадаю в завалы не очень часто.

    — Победу на чемпионате мира в молодежной классификации часто вспоминаете?

    — Сейчас уже не очень. Больше вспоминаются победа на тяжелой многодневке «Тур Джорджии» в 2008-м и этапы на «Джиро». Также надолго в памяти отложится последний мой итальянский тур. Получается, после дисквалификации Контадора я пять дней в розовой майке ехал. Для истории белорусского велоспорта — это рекорд. Но это ни у кого в памяти не отложится, к сожалению.

    — Не надоедает из года в год наворачивать такое количество километров?

    — Нужно правильно восстанавливаться. Чтобы и душа, и тело, и голова приходили в нормальное состояние. Поэтому очень важную роль в каждой команде играет тренер по физподготовке, расписывающий программу восстановления чуть ли не под каждого гонщика.

    — Зарубежные специалисты отмечают, что вскоре вы можете замахнуться, как минимум, на пьедестал почета в супервеломногодневке. Как воспринимаете такие высказывания?

    Все тренеры мне говорят, что будущее у меня есть, и, как Карлос Састре, годам к 32 могу выиграть свой гранд-тур.

    — Сам об этом порой задумываюсь. Я ведь «на себя» поехать смог только в прошлом году. И до последнего дня у меня имелись шансы на пятерку. Закончил «Джиро» девятым в итоге, что тоже неплохо, учитывая, что ехать приходилось практически без команды. Все тренеры мне говорят, что будущее у меня есть, и, как Карлос Састре, годам к 32 могу выиграть свой гранд-тур.

    — Роль постоянного второго номера в командах не давит психологически?

    — Взрослея, спокойнее это воспринимаешь. Тем более, постоянство в командах у меня есть — приспосабливаться легче.

    — «Тур», Олимпиада, «Вуэльта», чемпионат мира… Расставьте свои приоритеты.

    — Конечно, на первом месте Олимпиада. Надеюсь, что попаду в Лондон. По крайней мере, в прошлом году я внес большую долю очков, чтобы повысить олимпийскую квоту для нашей сборной до трех мест. Тем более мне удалось занять наивысшее место в «Про-туре» среди белорусских спортсменов. Думаю, будет несправедливо, если меня проигнорируют, а возьмут гонщика, который за последние три года не набрал ни одного очка и не показал ни одного стоящего результата.

    Последние полгода я работал на своего лидера и не набрал ни одного балла. Теперь федерация выставляет передо мной аргументы, якобы я не достоин поездки в Лондон. Но ведь нужно рассматривать еще готовность человека в данный момент. Должны быть какие-то зацепки, а не просто стартовать и финишировать в гонке. Поэтому, если меня не включат в олимпийский состав, я буду очень огорчен. Тогда рассмотрю другие варианты, вплоть до смены гражданства. Буду тогда набирать очки для другой страны, коль такое дело. Тем более имеются конкретные возможности: моя жена — россиянка. Насколько знаю, меня не поставят на Олимпиаду — там дело, вроде как, до политических разборок губернаторов дошло.

    — Считаете такие действия федерации велоспорта непрофессиональными?

    — Это даже не непрофессионализм и не дилетанство. Наша федерация работает на каком-то юношеском уровне. Мы до сих пор точно не знаем, кто от Беларуси поедет в олимпийской гонке. А Кавендиш уже давно знает, что он попал в состав сборной Великобритании и, исходя из этого, строит свою подготовку. Виз даже еще нет ни у кого. Все запущено — говорить больно. Но, если не говорить об этом, ничего не изменится.

    — Насколько известно, трасса в Лондоне вам не совсем подходит…

    — В нашей федерации никто не знает, какая будет трасса. В этом еще одна проблема. Трасса там совсем не под Гутаровича. Она для Жильбера и Вальверде более удобна, чем для спринтеров. Незадолго до финиша будет подъем — и сразу же сложный участок.

    — В принципе, тогда эта трасса больше для вас…

    — А у нас в федерации не знают, какая она будет. Ни групповой гонки рельеф не видели, ни «разделки».

    ***

    — Вы сразу пришли в велоспорт?

    — Да, на моей малой родине другими видами спорта и заниматься особой возможности не было. Кстати, когда приезжаю домой, стараюсь заехать в родную школу, посмотреть, как там обстоят дела. Радует, что дети приходят — и мальчики, и девочки. Надеюсь, достойная смена подрастает. Хочется, чтобы больше было в нашей стране профессионалов. Пока же их пятеро, но все они выступают на отличном уровне.

    — Как думаете, какое место занимает белорусский шоссейный велоспорт среди стран бывшего СНГ?

    — Если брать «протуровские» очки, то мы на втором месте после Казахстана.

    — ?

    — Именно после Казахстана. Россияне имеют множество гонщиков, три профессиональных команды, но находятся в рейтинге позади нас. Причем, в России «Газпром» вкладывает в год 50 миллионов долларов в этот спорт. А у нас я и цифру затрудняюсь назвать.

    — Согласитесь с тем мнением, что велоспорт в нашей стране обделен вниманием?

    — Вот это вы попали прямо в точку. Мне кажется, что в определенные моменты нужно думать больше — тогда и талантливые ребята в нашей стране подросли бы.

    — Что нужно сделать, чтобы велоспорт стал в Беларуси популярнее?

    — Мне кажется, нужно поменять людей в федерации и министерстве — влить свежую молодую кровь. Хороший специалист — Вадим Кривошеев, работающий в одном из РЦОПов. В таком виде спорта должны руководить специалисты. А у нас уровень подготовки в этом плане остался на уровне 70-80-х. Нужно брать пример с Бельгии и Италии — самых велосипедных стран Европы. У нас по выходным люди идут в магазины за водкой и пивом, а в Италии — надевают велотрусы с веломайками и едут за город. К счастью, тенденции к таким переменам в Беларуси есть. В Гомеле людей на велосипедах можно встретить все чаще. И меня друзья всегда с собой прокатиться зовут. Это итальянский менталитет — не прогулять, не покурить, а провести время с друзьями на свежем воздухе.

    — Белорусских трековиков в этом году пересаживают на «Аисты».

    Мне кажется, что 17 тысяч — много для трекового велосипеда, который весит почти 8 килограммов. Мы ездили на Pinarello, и они весили столько же, но ведь это шоссейная машина, напичканная электроникой.

    — Кстати, сегодня читал, как журналист проводил их тест-драйв. Мне кажется, что 17 тысяч — много для трекового велосипеда, который весит почти 8 килограммов. Мы ездили на Pinarello, и они весили столько же, но ведь это шоссейная машина, напичканная электроникой. К тому же, видно, что у новых велосипедов проблемы с аэродинамикой. Но мне хотелось бы опробовать их. Думаю, «Аисту» тест-драйв в исполнении профессионала не помешал бы. Хочется помочь отечественному производителю, чтобы наши велосипеды вышли на мировой рынок и завоевали покупателей из Западной Европы.

    — Как часто гостите в Беларуси?

    — С семьей живу в Италии, но по возможности всегда выбираемся к родным краям. В прошлом году были десять дней в Сибири — у родителей жены, десять дней — у моих. После «Тура» планирую заехать в Беларусь на несколько дней.

    — В каком итальянском городе поселились?

    — Живем в маленьком городке на берегу озера в 20 километрах от Бергамо.

    — Итальянское вино, пицца, паста уже стали своими?

    — Особенно дети привыкли к пицце и макаронам. Но сами с женой мы пасту делаем раза три в год — максимум.

    — На каком языке общаетесь дома с детьми?

    — Иногда на итальянском, иногда на русском — приучаю сразу к двум языкам. Старший сын уже много слов понимает. Но периодически мешает в одну кучу два языка. Кстати, скоро у сынишек Дни рожденья — 6 июля исполнится три года старшему, 21 — годик младшему.

    — Как проводите свободное время в Италии?

    — После тренировок спешу домой — стараюсь все свободное время уделять семье. Любим выбраться на озеро с детишками, в парк. В общем, отдыхаю в хорошей компании :).

    — Тренировочная трасса находится недалеко от дома?

    — В этом плане мне повезло. В зависимости от того, какую я хочу провести тренировку, могу выбирать сам — скоростная, силовая, смешанная. Возле Бергамо все есть — и равнинка, и холмы. Лучшего места для тренировок я пока не видел.

    — Считается, что заработки у профессиональных велосипедистов не самые большие.

    — С футболом и хоккеем точно не сравнить. Но международная федерация велоспорта приводила данные, по которым видно, что средний заработок велосипедиста с каждым годом растет.

    — Что же движет велосипедистами, если не деньги?

    — Фанатизм и любовь к своему делу. Если в детстве в эту атмосферу напряжения окунулся, то потом от нее отвыкнуть очень тяжело. То же самое, как пьяницы, — напился и забылся. Только то — алкоголизм, а это — фанатизм. Мы – «алкоголики» в своем виде спорта.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы