Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Спортсмены в Беларуси — это Боги»

    Новая рубрика Goals.by: представители разных сфер рассказывают о своем отношении к спорту. Кто-то спорт любит, а кто-то… Первый наш собеседник — заместитель главного редактора «БелГазеты», доктор истории искусств, писатель и декан факультета политологии ЕГУ Виктор Мартинович.

    Виктор Мартинович -- антиспортивный человек
    Виктор Мартинович -- антиспортивный человек
    Martinovich Виктор Мартинович — антиспортивный человек Андрей Линкевич

    Новая рубрика Goals.by: представители разных сфер рассказывают о своем отношении к спорту. Кто-то спорт любит, а кто-то… Первый наш собеседник — заместитель главного редактора «БелГазеты», доктор истории искусств, писатель и декан факультета политологии ЕГУ Виктор Мартинович.

    Тревожный запах в раздевалке

    — Виктор, вас можно назвать спортивным человеком?

    — Меня можно назвать антиспортивным человеком. Я начинаюсь там, где заканчивается спорт.

    — Почему?

    — Со спортом был связан только в детстве, когда родители завели меня в секцию по вольной борьбе, а также в бассейн, откуда меня с позором выгнали. За что? Потому что через два года упорных занятий я не справился с каким-то нормативом. Хотя я старался от души. В итоге меня отдали в художественную школу, и с того момента начался я. Родители оставили свои попытки сделать из меня спортсмена.

    — Какие воспоминания остались о борьбе?

    — Очень плохие. Главное воспоминание — запах в мужской раздевалке. Такой, знаете, тревожный. И сейчас, когда кто-то назначает мне свидание в «Мире фитнесса», и я захожу в тамошнее кафе, то сразу чувствую эту энергетику. И мне становится тяжело.

    — Ну а как же постоять за себя? Защитить свою девушку?

    — Я живу на «Автозаводе», а там е…ть в рыло — за милое дело. Но это не спорт, а понятия. Возможно, понятия как система уголовных правил чем-то схожа со спортом, но не совсем. Это что-то из разряда борьбы добра со злом.

    «Эйдос» спортсмена

    — Каково ваше восприятие белорусских спортсменов? Смотрите ли вы на них, как на героев нации?

    — Я смотрю на них через очки культуры, в которой мы живем. И я понимаю, что спортсмены в Беларуси — это боги. Потому что им позволено то, что не позволено другим. Они могут открыть собственное кафе, их не щемит налоговая. Все очень красиво. Их показывают по телевизору. Спортсменам позволено иметь собственное мнение. Они могут выступать и высказываться. Спортсмены в Беларуси — это интеллектуалы, вожди нации. И я ими восхищаюсь.

    — А может, вы им завидуете?

    — Нет, но я сам хотел бы быть Мирным или Глебом, иметь то право говорить в объектив, которым я не обладаю, потому что не умею играть ни в футбол, ни в хоккей. Я всего лишь доктор наук, искусствовед со своими куцыми мыслишками. Которые, не будучи подкреплены клюшкой и шайбой, никого не интересуют.

    — Любимый спортсмен у вас есть?

    Мой любимый спортсмен — Александр Григорьевич Лукашенко. Он такой «эйдос» спортсмена, олицетворяет собой всю физическую мощь нации.

    — Мой любимый спортсмен — Александр Григорьевич Лукашенко. Он такой «эйдос» спортсмена, олицетворяет собой всю физическую мощь нации.

    — То, что президентом является спортивным человеком, хорошо для белорусов?

    — Это хорошо для спорта. А хорошо ли это для культуры? Для культуры это плохо. Хорошо ли это для страны? Фиг его знает. Если мы мыслим страну спортивной державой, то это, конечно, здорово. Если мы мыслим страну культурно или экономически развитой, то не знаю. Честно, я с очень большим уважением отношусь к футболистам БАТЭ. Благодаря им хоть что-то о нашей стране миру известно. Когда приезжаю за границу, в далекую Малайзию или Индию, некоторых интересует, откуда я. 90 процентов собеседников переспрашивают — а что за город Беларусь? А оставшиеся 10 процентов говорят два слова: Глеб и Лукашенко.

    «Здоровье нации у нас недюжинное»

    — Если Беларусь — спортивная страна, можно ли назвать белорусов сторонниками здорового образа жизни?

    — В большинстве своем, белорусы — либо крестьяне, либо горожане в первом или втором поколении. Так что здоровье нации у нас недюжинное. Белорусы – это здоровые дубы. Переломить кого-то через колено мы можем. В этих условиях было бы классно развивать что-то другое, потому что здоровье у нас не отнять. Если мы сейчас все начнем пить, курить, ходить по ночным клубам, то генетического здоровья хватит еще на пару поколений. А вот что в наших головах творится, наше культурное и психологическое здоровье — для меня это вопрос номер один.

    — А что, сейчас белорусы мало пьют?

    — Пьют нормально. Но алкоголь и размер бицепса не взаимоисключающие вещи. Тело может быть совершенно здоровым лет до 50, даже когда ты выпиваешь много. Печень будет расти, но это не мешает наращиванию мышечной массы.

    — Если за спорт можно не волноваться, то культурный уровень белорусов у вас вызывает сомнения?

    Общая интенция заключается в том, чтобы одеть всех в трусы и гетры и отправить на футбольное поле. Конечно, это хорошо, но после футбола не мешало бы что-то почитать, послушать.

    — Не то, чтобы у меня есть сомнения в культурном уровне белорусов. Я просто не знаю этого уровня. Но глядя на суммы, которые ежегодно выделяются на спорт и, скажем, на театр, испытываю чувство тревоги. Мне кажется, соотношение этих сумм должно быть не таким, какое оно есть сейчас. Вот и все. А какой у нас культурный уровень — сложно судить. Общая интенция заключается в том, чтобы одеть всех в трусы и гетры и отправить на футбольное поле. Конечно, это хорошо, но после футбола не мешало бы что-то почитать, послушать.

    — На вас белорусские спортсмены производят впечатление культурных людей?

    — Повторюсь, наши спортсмены производят на меня впечатление соли земли. Они не такие, как остальные. Они умеют выражать свою точку зрения. Они постоянно в объективе. А когда журналисты часто просят человека выражать свое мнение, он вынужден держать себя в хорошей интеллектуальной форме. Поэтому белорусские спортсмены — это античные герои, которые не только сильные телом, но и могут лежа в бане порассуждать о Платоне. Так что с духом и интеллектом у них все нормально.

    «Кумир не может быть низкооплачиваемым»

    — Вы предлагаете не выделять деньги на спорт и отдать их культуре?

    — Я предлагаю гармонизировать финансирование. Часть тех средств, что направляется на спорт, направлять на то, чтобы люди что-то читали. У нас существует некоторый перекос. В Беларуси есть горнолыжные курорты уровня средней восточно-европейской страны — Литвы или Чехии. Но у нас нет ни одного музея, ни одной выставки, не происходит ни одного культурного события уровня тех же Литвы или Чехии.

    — Может, вас раздражают высокие зарплаты белорусских спортсменов?

    — У Бога должна быть хорошая зарплата. Ведь если зарплата маленькая, какой же он Бог? В иерархии государственной и общественной спортсмены занимают самую высокую позиции. Я смиряюсь с их зарплатой, с тем, что им дают квартиры за победы и что их превозносят. У нас должны быть свои кумиры.

    — Вы бы могли предложить альтернативу спортивным кумирам?

    — Группа «Ляпис Трубецкой», художник Артур Клинов, писатели Свелтана Алексиевич, Татьяна Замировская. Особого уважения, конечно, заслуживают Алексиевич и «Трубецкой». Или режиссер Кудиненко.

    — И как государство должно ими восхищаться? Это должно вылиться в какие-то дотации или блага?

    Трехкомнатная квартира олимпийского чемпиона — одна комната отдается деятелю культуры, который будет готовить спортсмену еду.

    — Думаю, их можно просто подселять к спортсменам. Трехкомнатная квартира олимпийского чемпиона — одна комната отдается деятелю культуры, который будет готовить спортсмену еду. У нас должна быть какая-то сопричастность. Потому что люди культуры тоже что-то из себя представляют. Мы должны быть рядом. Хотя понятно, что культура всегда будет вторичной.

    — Заниматься спортом необходимо, чтобы находиться в форме…

    — На днях я копал в деревне картошку. Пришел в шесть утра на поле и только в два часа дня меня оттуда выпустили. Сейчас чувствую себя в таком спортивном тонусе, который не даст мне ни тренажерный зал, ни бег трусцой. Ведь почему мы спортивная нация? Я говорил, что мы крестьяне. И когда крестьянин попадает в такой жизненный уклад, где нет физических нагрузок, он сразу начинает разлазиться и обрастать жирком. Поэтому спорт — вынужденное явление. Как сублимация тех физических нагрузок, которые были у нас в поле.

    — Сколько раз подтянетесь на турнике?

    — В последнюю попытку подтянулся раз пять. С большим трудом. Но здесь важен захват. Если браться за турник ладонями к лицу, то я подтянусь раз десять. А вот если подтягиваться вчистую и с соблюдением всех правил, то раз пять — это максимум.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.