Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Спортсменов в музее не видел»

    Директор национального художественного музея (человек с очень запоминающейся внешностью) рассказывает о нормативах, которые ввел бы для министров, об увлечении ходьбой, роднящей его с Владимиром Наумовым, а также о том, как белорусы постепенно становятся спортивной нацией.

    Во Владимире Прокопцове уживаются и директор, и художник, и немного спортсмен
    Во Владимире Прокопцове уживаются и директор, и художник, и немного спортсмен
    Prokop Во Владимире Прокопцове уживаются и директор, и художник, и немного спортсмен Иван Уральский

    Директор национального художественного музея (человек с очень запоминающейся внешностью) рассказывает о нормативах, которые ввел бы для министров, об увлечении ходьбой, роднящей его с Владимиром Наумовым, а также о том, как белорусы постепенно становятся спортивной нацией.

    «Люблю ходьбу»

    — Кто такой Владимир Прокопцов?

    — Хм, сложный вопрос. Знаете, директор Прокопцов и человек Прокопцов — два параллельных мира. Хотя между собой они связаны взаимно. Конечно, должность накладывает свой отпечаток на человека творческого. Работаю по 12 часов в сутки практически без выходных. Не могу себе позволить уйти в рабочее время в мастерскую. Получается быть там в субботу, в воскресенье — и то радость.

    — Выходит, работа директора в тягость художнику Прокопцову?

    — Наоборот. Конечно, больше времени забирает должностная работа. И позиционирую себя, в первую очередь, как директора. Но директору Прокопцову просто необходимо поддерживать творческую форму. Я иду в мастерскую, окунаюсь в мир света, красок, запахов, забываю о хозяйственных проблемах. Для меня это не хобби, а еще одна работа. Потом вновь переключаю свое мышление на административную работу, выкладываюсь по полной программе.

    — Считаете себя спортивным человеком?

    Люблю ходить поздно ночью. Это не проблема — пройти пять километров от мастерской до дома.

    — Да. В студенческие годы играл в волейбол, настольный теннис. Даже брал на районе какие-то места. Правда, теперь на спорт не хватает времени, да и возраст уже не тот, чтобы заниматься активными видами. Люблю поплавать в бассейне, а еще — ходьбу. Хожу пешком на работу, в обеденный перерыв могу пройтись по скверику возле Дома милосердия, набрать там воды. В субботу могу придти на работу в 8 часов утра. Город спит, он монументален. Люблю ходить поздно ночью. Это не проблема — пройти пять километров от мастерской до дома. Вот жаль только, нет спарринг-партнеров, команды единомышленников. Раньше собирались с коллегами, ходили в бассейн, парилку. Прошло время. Кто-то перестал ходить, а одному неинтересно.

    — Люди на улицах вас узнают?

    — В общем-то, да. С одной стороны, приятно, а с другой, накладывает ответственность. Свободный художник может ходить в мятых джинсах. Я себе этого позволить не могу. Хотя в лес за грибами не обязательно ходить в костюме от Кардена.

    — Возвращаясь к спарринг-партнерам. Помните, как Владимир Наумов удивлял своими пешими прогулками…

    — Кстати, мы с ним очень часто пересекались. Особенно в выходные дни. Я его видел возле Министерства внутренних дел, на Немиге.

    — Не пробовали ходить вместе?

    — Дело в том, что он ходил по конкретному маршруту! Поэтому получалось, что мы передвигались параллельно:). Честно говоря, постеснялся бы тягаться с Наумовым. То, что Владимир Владимирович делал, я, наверное, не смог бы повторить. Надо еще потренироваться :). Все-таки это уже не прогулка, а марафон!

    «Хочешь стать министром, сдай норму ГТО»

    — Есть ли что-то общее у искусства со спортом?

    — Конечно. Человек не может заниматься спортом абы как. Речь даже не о профессионале, а о любителе. Ну вот, решил заняться! И что? Это ведь не оттого, что ему нечего делать! Люди собираются в компаниях, потому что они любят это дело, ими движет вдохновение. Так же и в искусстве. Работаешь над картиной, живешь процессом, не только итогом.

    — Думаете, белорусы — спортивная нация?

    — Мне кажется, мы к этому приближаемся. Сегодня в стране строится много спортивных сооружений. Это хорошо. Когда я прохожу возле Дворца спорта, вижу: молодежь отдыхает на открытом катке. Зимой «заливают» Октябрьскую площадь. Те, кто старше 20, деловые люди, ходят в бассейны, занимаются фитнесом. Это стало нормой жизни. Чего, на мой взгляд, мало? Ближайший бассейн от моего дома далеко. И вообще их мало. Были бы ближе, с удовольствием приобрел бы абонемент, ходил по пятницам или субботам. Бассейн — он же для всех. И для пионера, и для пенсионера.

    — В вашу молодость были проблемы со льдом?

    — Нет. Помню, в советские времена учреждения домоуправления заливали во дворах «коробки». Школьники могли буквально в шаге от дома отдохнуть от уроков, покататься на коньках, погонять шайбу. Сейчас у нас есть шикарные дворцы, соответствующая экипировка для занятия тем же хоккеем. Но надо вернуться к тому, чтобы в каждом дворе была та старая добрая деревянная «коробка». Это недорого для страны. Дети бы отвлекались зимой от компьютеров, просто дышали свежим воздухом.

    Вот хочешь стать министром, сдай норму ГТО, подтянись. Не надо олимпийские нормы! Сдал — значит, ты в форме, ты здоров.

    Знаете, что бы я сделал нормой? Президент, кстати, подает пример: в хоккей играет, на лыжах катается. Вот хочешь стать министром, сдай норму ГТО, подтянись. Не надо олимпийские нормы! Сдал — значит, ты в форме, ты здоров. Через несколько лет мы придем к тому, что станем другими. Руководители разных уровней будут заниматься спортом. Теперь же мы прикрываемся своей занятостью. Я в том числе. Единственное, что меня спасает, это ходьба. Поэтому ищу активно спарринг-партнера. Можно партнершу :)!

    «Прическа — мой имидж»

    — В здоровом теле здоровый дух. Думаете, одного физического здоровья достаточно?

    — Культура и спорт должны идти параллельно. Выходной день должен быть для людей всех возрастов временем спортивного и духовного потребления. Это должно идти с юных лет, от ногтей.

    — В городе много рекламы алкогольных напитков. Так какие же белорусы спортсмены?!

    — Думаю, на центральных улицах должно быть больше социальной рекламы. Через нее мы бы могли ориентировать молодежь на ведение правильного образа жизни. Ну, конечно, социальная реклама — затратное дело. Различные фирмы готовы платить, чтобы размещать свою на улицах города…

    — Сами-то ведете здоровый образ жизни?

    — Не курю, практически не пью. Нет, конечно, могу выпить бокал красного вина. И все. Даже шампанское редко. Вот кстати, во многом поэтому я сохранил форму. А мне спортивная форма нужна.

    — Расскажите немного о своей прическе. Есть стереотип, что художники непременно носят длинный волос…

    Не могу себя представить с другой прической. Она у меня такая от родителей. Гены, знаете ли.

    — Не могу себя представить с другой прической. Она у меня такая от родителей. Гены, знаете ли. С этой прической учился в вузе, работал в аппарате Совета министров. Если волосы ухожены, то не может быть каких-то проблем. За всем сам слежу. Не хожу  ни в какие салоны, парикмахерские. Постригусь раз в год — и все. Прическа — мой имидж. Почему отпустил бороду, усы? Нас одно время путали с Александром Анисимовым (главный дирижер Национального симфонического оркестра Республики Беларусь — Goals.by). Вот и решился.

    — В беседах со спортсменами часто слышишь, как они  проводят свой досуг. Кто-то читает книгу, кто-то ходит в театры, музеи. Однако рассказать, что они читали, видели в последний раз нередко затрудняются. Вот в ваш музей спортсмены ходят?

    — К нам чаще ходят артисты. Спортсменов как-то и не видел. Наверное, нам стоит сделать выставку «Беларусь спортивная», придать теме спорта культурную составляющую.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.