Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Люблю комментировать с Паращенко и Капским»

    Журналист газеты «Прессбол» и один из ведущих футбольных и гандбольных специалистов на ТВ рассказывает о мечте смотреть спортивные трансляции только с интершумом, называет свои слабые стороны как комментатора, журит коллег за излишнее стремление рассказать обо всем, что те нарыли в интернете. Также уверяет, что БАТЭ обыграл бы «Динамо-82», а ГК «Динамо» легко бы справился со СКА золотой поры.

    Сергей Новиков болеет не за команды, а за людей
    Сергей Новиков болеет не за команды, а за людей
    Novikov1Сергей Новиков болеет не за команды, а за людей Иван Уральский

    Журналист газеты «Прессбол» и один из ведущих футбольных и гандбольных специалистов на ТВ рассказывает о мечте смотреть спортивные трансляции только с интершумом, называет свои слабые стороны как комментатора, журит коллег за излишнее стремление рассказать обо всем, что те нарыли в интернете. Также уверяет, что БАТЭ обыграл бы «Динамо-82», а ГК «Динамо» легко бы справился со СКА золотой поры.

    «На комментаторство у меня нет времени»

    — Как вы стали журналистом?

    — Журналистом-профи был мой отец. Поэтому выбор сделать оказалось нетрудно. С детских лет знал, что такое газета, телевидение, как они делаются. Эта профессия была близка мне на уровне чисто бытовом. После журфака БГУ работал на телевидении вплоть до конца 1991 года. Получается, 12 лет. А потом ушел в газету.

    — Что нравится больше: говорить о спорте или писать о нем?

    — Писать. Почему? Это такой же вопрос, как, например, почему черный цвет нравится больше, чем красный. Когда пишешь, остаешься наедине с собой, не зависишь от кого-то еще. Есть возможность подумать над словом, поправить текст. В телеэфире нужно импровизировать, говорить, причем постоянно. А я по ментальности человек неторопливый. Хотя по молодости хотелось попробовать себя во всем. Конечно, каждое дело по-своему интересно, стараюсь поддерживать и навыки комментатора. Сейчас в месяц у меня по два-три выхода в эфир.

    — Назовите свои недостатки как комментатора.

    Не вижу в себе артистических способностей. Тембр голоса, интонация довольно специфические.

    — По-моему, комментатор в полном смысле представления о нем должен много читать по теме, складывать в уме какие-то заготовки, работать над культурой и техникой речи, следить за своим внешним видом. Не дело, когда коллеги появляются на людях, не говоря уже об экране, со сферическими животами и парой-тройкой отвисших подбородков. То есть комментатор должен быть  подчинен своему ремеслу всецело. К чему это говорю? На комментаторство в таком смысле у меня попросту нет времени, занят работой в газете. Остаточный принцип — это, собственно, и есть главный недостаток. Из него вытекают и другие негативные качества, которых, наверное, больше, чем у тех комментаторов, которые работают на постоянной, штатной основе. Кроме того, не вижу в себе артистических способностей. Тембр голоса, интонация довольно специфические, не отвечают общепринятым представлениям о спортивном комментарии.

    — Хочу поспорить. Многие называют вас лучшим комментатором страны. Интересно, а кого бы вы назвали лучшим в Беларуси?

    — Мне нравится, как работают в тандеме на баскетболе Дмитрий Герчиков и Алексей Пынтиков. Или Александр Казюкевич с Игорем Лапшиным на легкой атлетике. Союз в эфире журналиста с бывшим спортсменом — самое удачное сочетание, которое только можно придумать.

    — А с кем из спортсменов нравится работать вам?

    — Гандбол мне всегда интересно комментировать с Андреем Паращенко, футбол — с Анатолием Капским. Пусть Анатолий Анатольевич и не спортсмен, а управленец, однако его понимание игры, эмоциональность восприятия заставляют порой несколько иначе посмотреть на события на поле. Работал в эфире со многими. Из наиболее удачных опытов — с Анатолием Байдачным, Виктором Гончаренко, Сергеем Боровским.

    «Смотреть футбол в тишине хуже, чем с плохим комментарием»

    — Какое место вы отводите анализу в репортаже?

    Мой зритель — просвещенный, постоянно интересующийся спортом, меня же читающий. Ему не нужно всякий раз разъяснять с азов.

    — Телеболельщик — понятие собирательное. Кто-то смотрит матч, полеживая на диване, кто-то — за ужином. Один, возможно, случайно включил твой канал, а кто-то не находит места, переживает за любимую команду, впившись глазами в экран. И ясно, что всем сразу ты не угодишь. Комментатор, наверное, должен создать для себя некий умозрительный образ того человека, для которого он работает. Только так можно комментировать в неком одном ключе, максимально эффективно. Мой зритель — просвещенный, постоянно интересующийся спортом, меня же читающий. Ему не нужно всякий раз разъяснять с азов, кто такие Хавьер Дзанетти или Андрей Аршавин. Но нужно учитывать, что именно сегодня свежий номер газеты просмотреть он мог не успеть и потому что-то, непосредственно связанное с конкретной игрой, узнать ему будет кстати. А еще лучше, если я расскажу ему о том, что и сам заметил не сразу, рассмотрел в ходе матча: о перестроениях на поле, столкновениях личностей, тренерском поединке. Ошибка многих комментаторов, даже самых опытных, в том, что они не могут дозировать в репортаже подготовленную к нему информацию. В принципе она должна быть в запасе для любого случая. У тебя должно быть что сказать про каждого из двадцати двух вышедших на поле и еще про четырнадцать запасных. Но ты должен быть морально настроен на то, что девяносто процентов заготовленного востребовано событиями на поле не будет. Вот с этим порой тяжело смириться. Как же так? Я потратил столько времени на подготовку, столько нарыл, а никто не узнает, какой я эрудированный, усидчивый и говорливый? Нет, братцы, вы уж потерпите, пожалуйста, минут пятнадцать, а потом я вам что-то еще непременно расскажу. В это время идет игра, в ней происходят интереснейшие изменения. А все уже заговорено, заболтано. Задача комментатора — помочь зрителю рассмотреть спортивный спектакль. Любая сопутствующая информация должна иметь совершенно конкретный повод, игрой продиктованный...

    — Как актуально…

    Если честно, отвлекает от игры любой из коллег. Кто-то откровенным непрофессионализмом, кто-то — как Василий Уткин — излишней изысканностью.

    — Вообще-то не очень. Гораздо актуальнее, на мой взгляд,  наладить выпуск телевизионных приемников, имеющих функцию просмотра спортивных трансляций просто с шумом стадиона. Огромная часть зрителей, те, кого я называю своими, — в своем абсолютном большинстве станет выбирать такой вариант просмотра матчей. Когда никто своими разговорами не мешает им смотреть игру. Потребность людей в сопровождении спорта неким речевым потоком — это такой психологический атавизм. Ну не случайно ведь большинство настоящих болельщиков при альтернативном выборе, как смотреть большой матч — у экрана или на трибуне, выбирает стадион. Потому что там тебе никто не мешает. А меня, если честно, отвлекает от игры любой из коллег. Кто-то откровенным непрофессионализмом, кто-то — как Василий Уткин — излишней изысканностью, превращающей комментатора вообще в главного персонажа действа.

    — И вы, должно быть, выключаете звук во время трансляций?

    — Никогда. Смотреть футбол в тишине еще хуже, чем с плохим комментарием. Просто когда у меня есть возможность смотреть матч и по зарубежному каналу, всегда выберу этот вариант. Там не надо отслеживать слова, а тонус, ритм игры чувствуешь лучше.

    — А слабо нашим комментаторам заговорить по-белорусски?

    — На белорусском языке на нашем телевидении любой комментатор может заработать прямо сейчас. Поверьте, ему ничего за это не будет.

    — А замдиректора дирекции спортивного вещания Александр Казюкевич говорит, что  сегодня ни один из сотрудников БТ не рвется комментировать спорт по-белорусски. И дело не только в профессиональной подготовке, но и в нежелании самих комментаторов. Они не проявляют энтузиазма на этот счет.

    Я выбираю русский, потому что на нем думаю, им тверже владею, а значит, с ним наверняка обеспечу лучшее качество продукции, которую должен произвести.

    — Ну, если сегодня мне директивно прикажут работать на белорусском (так когда-то уже было), я буду работать. Другое дело, что пока никто не приказывает. А значит, для меня это вопрос выбора инструментария. Возьмем аналогию. Допустим, тебе нужно пробежать легкоатлетический кросс, причем как можно быстрее. Есть варианты: в кроссовках или в армейских сапогах. Что выберешь? С языком — то же самое. Я выбираю русский, потому что на нем думаю, им тверже владею, а значит, с ним наверняка обеспечу лучшее качество продукции, которую должен произвести. А мотивы национального самосознания в данном случае — спекуляции, наносное. Внедрение белорусского языка в наш обиход надо начинать точно не со спорта. Это проблема, ждущая комплексного, государственного подхода.

    «Болею не за команды, а за людей»

    — Самый памятный репортаж в карьере…

    — Пожалуй, самый курьезный. В середине 90-х на стадионе «Динамо» встречались минские «Динамо» и «Торпедо». Матч нужно было комментировать для телевидения. Делать это на «Динамо» — милое дело: там комментаторская кабина с полным комфортом. Прихожу на стадион. Камеры расставлены, персонал на месте. Да вот закавыка: ключа от комментаторского блока найти не могут. Ситуация идиотская: ты на стадионе, перед тобой поле, и сейчас начнется игра, а тебе негде сесть, чтобы ее комментировать! Технически это оказалось возможно только во вспомогательном фургоне, перед хреновейшими маленькими мониторами. Так ведь и матч еще был нестандартный. Счет, кажется, 4:3, с парой пенальти, красными карточками, уймой  «горчичников». Это обеспечил большой мастер экстремального судейства Геннадий Якубовский. Разобраться в его импровизациях я объективно не смог. Наверняка тоже напорол ерунды. Потом было стыдно перед всеми, в том числе перед арбитром. И ведь не станешь им объяснять, из-за чего все так вышло...

    — Болельщики часто спорят, какая из побед наиболее значима: чемпионство минского «Динамо» во всесоюзном чемпионате или успехи БАТЭ на евроарене...

    БАТЭ обыграл бы то минское «Динамо»-82, на которое все до сих пор молятся.

    — Если взять современный футбол и сравнить его с былым, то для меня совершенно очевидно, что БАТЭ обыграл бы то минское «Динамо»-82, на которое все до сих пор молятся. Точно так же гандбольное минское «Динамо» легко обыграло бы славный минский СКА «золотого» периода. Спорт идет вперед. И ставить вопрос таким образом заведомо бессмысленно.

    — Что такое футбол по Бернду Штанге?

    — Конечно, и футбол нашей сборной меняется. Отчасти по велению времени, отчасти под воздействием тренера. Если судить по результатам, при немце белорусский футбол стал сильнее. Что касается тактики, то здесь к Штанге хватает вопросов. С другой стороны, он отменный мотиватор. С этим глупо спорить.

    — У вас есть спортивные предпочтения?

    — Сборные Беларуси, конечно. Хотя я болею не столько за команды, сколько за близких, интересных мне людей. Среди тренеров в том числе. А они время от времени мигрируют. Соответственно, мои предпочтения — тоже, вслед за Славой Акшаевым, Сережей Боровским, например. Болею за БАТЭ. Любовь к борисовскому клубу — производная от дружбы с Анатолием Капским и Виктором Гончаренко. Давно болею за гандбольный СКА. Даже сегодня, когда команда Спартака Мироновича и Александра Каршакевича играет с минским «Динамо» или брестским БГК и результат очевиден еще до матча, желаю удачи армейцам.

    — Знакомы с биатлонистом Сергеем Новиковым?

    — Нет. В этом году он не показывает хороших результатов. Что-то позорит фамилию. И имя тоже...

    — Сами спортом занимаетесь?

    — Большим — нет. Но физкультурником всегда был активным. В футбол уже не играю: не держат нагрузки колени. Зато раз пять в неделю пробегаю по семь-десять километров.

    — Сейчас зима. Тоже бегаете?

    — Конечно.

    — И где вас можно встретить за этим занятием?

    — В микрораойне, где живу: Жуковского, Воронянского, Могилевская... Только для этого надо очень рано встать утром.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы