Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «В наше время мало стабильности»

    Обладатель «Телевершины-2011» в номинации «Лучший ведущий спортивной программы, комментатор» вспоминает, как начальство приняло решение о его участии в телевизионной премии, и как он защищал свое ремесло от нападок Николая Чергинца со сцены Дворца республики. Комментатор объяснил, почему все еще не в Москве, а также поделился творческими планами на будущее, которые хотел бы реализовать в Минске.

    Павел Баранов не прочь остаться в Минске, но при этом готов уехать в Москву
    Павел Баранов не прочь остаться в Минске, но при этом готов уехать в Москву
    BaraПавел Баранов не прочь остаться в Минске, но при этом готов уехать в Москву Иван Уральский

    Обладатель «Телевершины-2011» в номинации «Лучший ведущий спортивной программы, комментатор» вспоминает, как начальство приняло решение о его участии в телевизионной премии, и как он защищал свое ремесло от нападок Николая Чергинца со сцены Дворца республики. Комментатор объяснил, почему все еще не в Москве, а также поделился творческими планами на будущее, которые хотел бы реализовать в Минске.

    — Павел, расскажите о вашем отношении к конкурсу «Телевершина».

    — Никогда не ставил перед собой целью участие в каких-нибудь творческих конкурсах: довольно скептически отношусь к ним. Любой конкурс — довольно субъективное мероприятие. Хотя замечено, что люди зачастую говорят со скепсисом о творческих соревнованиях, но как только сами становятся их участниками, в них просыпается азарт. Конечно, не хочется быть вторым, только первым.

    — И как в таком случае решили подать на конкурс свою работу?

    — Структура Белтелерадиокомпании довольно жесткая. Если начальство приняло решение по поводу участия в конкурсе того или иного журналиста, так и должно быть. К «Телевершине», как и к московскому конкурсу, подошел со спортивным интересом. Долго не думал, какую из своих работ выставить на общественный суд. Нашел запись со своим голосом — матч Лиги чемпионов «Интер» — «Тоттенхэм». Послал работу на конкурс и забыл о ней. Обычно ведь «Телевершина» проходит в марте-апреле. Но в связи с ее переносом из-за теракта в столичном метро 11 апреля, премия состоялась в мае. Так вот вспомнил о ней тогда, когда начальница вручила мне VIP-билет на первый ряд. Вот в этот момент уже стало интересно.

    — Разделяете мнение, что журналисты стоят в очереди за статуэтками?

    — Смотря в каких номинациях. К примеру, некоторые журналисты получили награды второй год подряд. Как вращаются статуэтки между тремя крупнейшими телекомпаниями, не знаю. Да и не касается это меня. В «Телевершине» было важным признание моей работы представительным жюри, в которое входили люди, чье мнение мне небезразлично.

    — Получив свою статуэтку, не преминули возможностью обратиться к жюри конкурса с предложением разделить ведущих спортивных программ с комментаторами в номинациях…

    Сам был ведущим на протяжении определенного времени. В этой работе комментарием как таковым и не пахнет. Это ведь тоже самое, что объединить в одну номинацию водителя и автомеханика!

    — Сам был ведущим на протяжении определенного времени. В этой работе комментарием как таковым и не пахнет. Это ведь тоже самое, что объединить в одну номинацию водителя и автомеханика!

    — Кстати, вещали вы со сцены на белорусском языке, чем вызвали бурные овации зала. Почему вдруг решились обратиться к собравшимся на «мове»?

    — Не думаю, что белорусский язык вызвал такую реакцию аудитории. Там был нюанс с выступлением накануне Николая Чергинца (депутат, председатель Союза писателей Беларуси — Goals.by), который, может, и в шутку, но не очень уважительно отнесся к моему ремеслу. Уж извините, на телевидении работаю не первый год и точно знаю, что значит прямой эфир. Причем если не начитывать текст с телесуфлера, а комментировать события на поле, где обстановка меняется каждую минуту. Посчитал своим долгом защитить профессию. Думаю, у меня получилось.

    Что касается белорусского языка, огорчает постановка вопроса: вдруг! У нас в стране двуязычие. Я обращался к залу, а не зал ко мне. Обратись тогда кто ко мне на русском, ответил бы ему по-русски. Поэтому до выхода на сцену решил для себя: буду говорить по-белорусски. «Телевершина» ведь национальный конкурс. А национальный, значит, белорусский. Так что все на поверхности.

    — Какие планы на лето?

    Насколько знаю, будем показывать молодежный чемпионат Европы по футболу в полном объеме.

    — Насколько знаю, будем показывать молодежный чемпионат Европы по футболу в полном объеме. А там — отпуск. Знаю, сейчас развернута большая работа по созданию спортивного канала. Есть кое-какой проект, над которым хотелось бы поработать.

    — Поработать на белорусском?

    — Посмотрим, все-таки над проектом будет работать целая команда.

    — Что касается спортивного канала, инициатива его создания витает в воздухе уже не первый год. Думаете, на этот раз что-то путное выйдет?

    — Знаю, работы ведутся. Остальное, увы, не в моей компетенции. Хотя ситуация назрела.

    — Чем закончилась история с вашим трудоустройством на «НТВ-Плюс»?

    — Хотелось бы внести ясность. Никогда не ставил перед собой цель: во что бы то ни стало уехать в Москву. В конкурсе «НТВ-Плюс» участвовал из спортивных соображений, рассматривал его в качестве приключения, но при этом, конечно, имел в виду и возможное трудоустройство. Об этом открыто сказал и на собеседовании.

    Василий Уткин звонил в марте. Приятно, что такая авторитетная контора, как «НТВ-Плюс», заинтересована в моих услугах.

    Василий Уткин звонил в марте. Приятно, что такая авторитетная контора, как «НТВ-Плюс», заинтересована в моих услугах. Хотел бы я видеть футболиста, которому не льстил бы интерес со стороны грандов! Договорились с Василием о том, что переезд в Москву, если все по-прежнему будет в силе, состоится перед началом кахаэловского сезона. Дело в том, что в марте еще не было ясности по поводу производства телевизионного канала «КХЛ-ТВ». Другими словами, «НТВ-Плюс» и лига не заключили между собой договор. А переезжать в Москву в марте, ориентируясь, прежде всего, на хоккей в апреле, не видел смысла. Сезон ведь уже подходил к завершению.

    Сами видите, как мало стабильности в наше время. В любой момент все может измениться как у них, так и у меня. Зимой еще сомневался: ехать в Москву, не ехать. Причем сомнения были связаны не столько с работой, сколько с вещами, имеющими для меня куда большее значение. Сейчас, учитывая обстановку в стране, наверное, уже так долго не раздумывал бы над предложением. 

    Но, повторюсь, у меня нет цели обязательно уехать в Москву. Мне и здесь живется хорошо. Если останусь в Минске, в планах вести репортажи на белорусском языке. Может быть, не все, но некоторые. В одиночку, конечно, сделать это не удастся. Опять же должна работать команда.

    — Скоро финал Лиги чемпионов. Насколько знаю, комментировать его будете именно вы. Что скажите о раскладе сил в нем?

    — Большинство ставит на «Барсу». Она сегодня сильна — факт, но, считаю, что и «Юнайтед» — не подарок. У «Манчестера» замечательный тренер Алекс Фергюсон, до которого Хосепу Гвардиоле еще очень далеко. Да, по составу «Барселона» выглядит помощнее этого «Манчестера». Думаю, это понимает и Фергюсон, поэтому настрой на матч англичан будет серьезным. А когда «Манчестер» настроен серьезно, он готов продемонстрировать фантастический футбол. К тому же будут играть на «Уэмбли». Поэтому не ставил бы однозначно на «Барсу». Ожидаю хорошего финала.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.