Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Возможно, «Горячий лед» станет ток-шоу»

    На нашем телевидении не так уж много спортивных программ. Кому-то они нравятся, кому-то нет. Но, как бы там ни было, хорошо, что есть хотя бы это. Все-таки лучше что-то, чем ничего. Goals.by начинает знакомится с теми, кто эти программы делает. Первая из них — «Горячий лед» на СТВ. Автор проекта Роман Стронгин рассказывает, в каких условиях работает, как его озаботили привлечением домохозяек, думает о смене формата и о том, для кого он трудится.

    Роман Стронгин надеется в скором времени стать ведущим ток-шоу
    Роман Стронгин надеется в скором времени стать ведущим ток-шоу
    StronginРоман Стронгин надеется в скором времени стать ведущим ток-шоу Иван Уральский

    На нашем телевидении не так уж много спортивных программ. Кому-то они нравятся, кому-то нет. Но, как бы там ни было, хорошо, что есть хотя бы это. Все-таки лучше что-то, чем ничего. Goals.by начинает знакомится с теми, кто эти программы делает. Первая из них — «Горячий лед» на СТВ. Автор проекта Роман Стронгин рассказывает, в каких условиях работает, как его озаботили привлечением домохозяек, думает о смене формата и о том, для кого он трудится.

    «Либо мы работаем в этих условиях, либо нет»

    — С чего начинался «Горячий лед»?

    — Даже не знаю, что ответить на этот вопрос. «Горячий лед» начал свою работу тогда, когда я только пришел на СТВ. Собственно, меня и приглашали на телевидение в этот проект, разрабатывал который Олег Шибеко, ныне пресс-атташе минского «Динамо». Также для работы над программой пригласили Леню Лекаревича, который сейчас является автором проекта «Овертайм» на телеканале «Лад». Первые выпуски были довольно веселые, потому что три молодых человека фактически только начинали работать на телевидении. Ни один выпуск не обходился без приключений.

    — Какой год шел?

    — У меня с цифрами плохо. Знаю, что сейчас идет шестой или седьмой сезон программы…

    — Брали пример с российских коллег?

    Просили руководство канала о командировке, но нам отказали. В связи с экономическим кризисом введены определенные ограничения.

    — Думаю, для белорусских телевизионщиков определенным толчком стала программа «Футбольный клуб» с Василием Уткиным. Были еще «На футболе» с Виктором Гусевым. Но она считалась отстоем по сравнению с «Футбольным клубом». В передаче Уткина было много интересных репортажей. Один из Барселоны, другой из Лондона, третий из Урюпинска. Поэтому не очень корректно сравнивать отечественный продукт с российским. Вместо этого интервью, кстати, я мог бы сейчас работать в Солигорске на матче «Шахтера» с гродненским «Неманом». Просили руководство канала о командировке, но нам отказали. В связи с экономическим кризисом введены определенные ограничения. Поэтому какие-то сюжеты приходится готовить с помощью клубных операторов. Безусловно, в таких условиях трудно соревноваться с российскими каналами.

    — Довольны тем, что производите?

    — Пока выходим в формате тележурнала. Хотя руководству канала понравилась новая концепция «Горячего льда» — ток-шоу. Хочу вас заверить, что идея у нас родилась прежде, чем реформе подверглась программа Николая Ходасевича «Время футбола» на телеканале «Лад». Коля начал, а вот мы подвисли. Возможно, в скором времени реализуем свои планы, если, опять же, не помешают экономические проблемы.

    — Найдете, кого приглашать в гости каждую неделю?

    — Есть проблемы с тем, что немногие готовы давать откровенные комментарии. В принципе, не обязательно каждый раз кардинально менять состав гостей. Есть круг людей, которым всегда есть что сказать. Это 10-12 человек. В ток-шоу Владимира Соловьева «Поединок» практически всегда появляются одни и те же люди — Жириновский, другие яркие и откровенные персонажи… Точно так же можно приглашать к себе на ток-шоу «акул пера» — Вячеслава Федоренкова, Владимира Бережкова, Руслана Васильева, Александра Ванковича… В том числе тебя, Юра.

    — Пока концепция не реализована. Трудно находить в себе силы все так же, как и прежде, каждую неделю выпускать очередной видеожурнал?

    — Главное, чтобы каждую пятницу у меня было ощущение, что неудачи, имевшие место быть по ходу подготовки программы к эфиру, со мной не связаны, что я выложился… Да и нужно понимать, что спорт не входит в приоритеты телеканала СТВ. Какой выбор у нас, журналистов? Либо мы работаем в этих условиях, либо нет.

    «Реакция болельщиков на «Минск-Арене» неадекватна»

    — Кто сегодня зритель вашей программы?

    — Сложный вопрос. Часто себе его задаю. А еще спрашиваю себя: стал бы я ждать до 23.10, чтобы посмотреть программу? На мой взгляд, программы «Горячий лед» и «Столичный футбол» не для эфирного канала, а для спортивного. Если вновь обратиться к примеру восточных соседей, то в России сегодня нет спортивных программы в эфире общественных каналов. Ведь аудитория у спортивных каналов с одной стороны широкая, но целевая. Знаю, что нас смотрят. Звонят, узнают, дают какие-то отзывы. Когда год назад поставил перед каналом вопрос о закрытии программы из-за отсутствия перспектив развития, мне сказали, что каналу программа нужна. Видимо, какие-то рейтинги есть.

    — И все-таки, за выпусками программы следят болельщики «Динамо», люди, которые следят за белорусской экстралигой? Кто?

    — Динамовская аудитория для меня загадка. Знаю многих людей, которые приобщились к хоккею после походов на «Минск-Арену». Их не интересуют дела сборной, они не читают спортивных газет. Хоккей для этих людей энтентеймент. Спросите их, кто играет в четвертом звене «Динамо»? Не ответят. Зато они знают фамилии Платта, Мезина.

    Мне нравится, как люди реагируют на решения судей на «Минск-Арене». Те из них, которые разбираются в хоккее, понимают, что реакция остальных неадекватна.

    Мне нравится, как люди реагируют на решения судей на «Минск-Арене». Те из них, которые разбираются в хоккее, понимают, что реакция остальных неадекватна. В этом нет ничего плохого. Наоборот, хорошо, что «Динамо» привлекло к себе широкие массы. Чем их привлечь нам, пока не знаю…

    Интерес к программе в глубинке? Что касается хоккейных людей, периодически возникают микроконфликты. Бывало, меня в субботу утром поднимали ранними звонками с постели. С именами могу вспомнить, как ко мне подходили разбираться по поводу одного из материалов Чуприс, Крутиков и Мелешко. В финальном матче страны между «Юностью» и «Керамином» Крутиков допустил ошибку за собственными воротами, которая привела к голу. Назвал эту ошибку хоккеиста «детской». Вот, спорили… Но конфликт разрешился. Теперь дружим с ребятами.

    — Почему программа строится на репортажах, интервью, обзорах, а место аналитике в ней практически не находится?

    — Считаю, аналитика — нетелевизионный жанр. Хотя в формате ток-шоу аналитика стала бы во главу угла. Кроме того, куда меньшее количество людей интересует разбор игры, чем в принципе хоккей. Поэтому тот формат, в котором сейчас выходит «Горячий лед», он оптимален. Хотя руководство канала хочет, чтобы мы смогли заинтересовать домохозяек. Как?

    — Рассказать, где домохозяйки могут познакомиться с хоккеистами!

    — Мне такой формат не близок как журналисту. Может, я старый человек, но к «желтухе» отношусь отрицательно.

    — Найдете преимущества своей программы над программой «Овертайм»?

    — Отличия трудно найти, потому что ее автор Леня Лекаревич, с которым работали прежде вместе, перенес на телеканал формат «Горячего льда». Но то, что возможностей на телеканале «Лад» больше, чем на СТВ, несомненно. У «Овертайма» есть командировки по стране и за ее пределы.

    «Журналист на телике не вершина альфа- и омега-процесса»

    — Когда же вы сами занялись журналистикой?

    — Как только поступил на журфак БГУ. Благодарен факультету за профессию. Колебался после школы, куда пойти. У многих моих сокурсников уже на первом курсе имелись публикации, они бредили своим призванием. Во время своей первой практики пошел в «Спортивную панораму», так как всегда интересовался спортом. Часто ходил на хоккей. Свое начало в журналистике вспоминаю с легкой иронией. Хорошо, что люди набрались терпения, чтобы дать мне состояться в профессии. Начинал совсем не ярко…

    — Тележурналистика совсем не похожа на работу в печати. С приходом на СТВ наверняка пришлось переучиваться…

    Когда коллеги выходят на сцену во время церемонии „Телевершина“ и благодарят свою команду за работу, это не пустые слова.

    — Да, тележурналистика — совсем другая профессия. За время работы на ТВ даже разучился писать. Когда сажусь за написание статьи, испытываю определенный дискомфорт. Пусть и умеешь связывать слова в предложения, довольно тяжело писать. Телик — это сфера технологий, и журналист в нем не вершина альфа- и омега-процесса, а всего лишь один из… Поэтому точно так же, как не любой тележурналист может писать, так и не каждый журналист может снимать. Когда коллеги выходят на сцену во время церемонии «Телевершина» и благодарят свою команду за работу, это не пустые слова. В творческом процессе на телевидении работа режиссеров, операторов, сценаристов и других специалистов не менее значима, чем журналиста.

    — Как относитесь к этой супернаграде – «Телевершина»?

    — «Горячий лед» однажды получил свою статуэтку. Я был в номинации как комментатор программы «Реактивный бокс». Скажу честно, отношусь к премии скептически, как и большинство людей в профессиональной среде. Хорошо, когда отмечают твою работу. Но нужно понимать, что телепространство в стране небольшое — всего три национальных канала в стране. Не знаю, что делают в регионах, но качество продукции там заметно уступает той, что производят в столице. Хотя понимаю, с какими трудностями сталкиваются коллеги на местах. Выходит, они получают статуэтки по очереди.

    «Горжусь тем, что работаю на боксе»

    — Телеканал СТВ транслирует чемпионат страны по футболу. О трансляциях хоккея на канале речь не идет?

    Много критики выливается в адрес СТВ по поводу трансляций футбола. Считаю, что, по большому счету, все должны сказать каналу «спасибо» за эти трансляции.

    — Насколько я знаю, таких разговоров нет. Много критики выливается в адрес СТВ по поводу трансляций футбола. Считаю, что, по большому счету, все должны сказать каналу «спасибо» за эти трансляции. Не каждый канал в нынешних условиях готов пойти на такие убытки. Это чистая благотворительность. Смешно, стыдно и неудобно было порой читать высказывания так называемых профессионалов о качестве картинки… За пультом сидит молодой режиссер Катя Грибко. Для справочки, она делала эфиры для «Евроспорта». То есть Европу ее работа устраивает, а Беларусь — нет. Комментаторы? Кто-то мне нравится, кто-то нет. По большому счету, мне никого неинтересно слушать. Хоккей вообще не могу смотреть по телевизору.

    — Вы теперь тоже комментатор!

    — Во многом благодаря настойчивости руководства канала. После ухода с СТВ Дмитрия Дудинского мне доверили «Реактивный бокс». Поначалу было плохо, но сегодня, думаю, наш комментарий неплох. Скажу больше, горжусь тем, что работаю на боксе.

    — Заместитель гендиректора СТВ Павел Кореневский в интервью даже отметил, что как только вы начали разбираться в боксе, сами подтянули физическую форму.

    — На самом деле, это чистая случайность. Тягаю железо, езжу на велосипеде. 100-110 килограммов отожму от груди. Но вообще занимаюсь пауэрлифтингом. 76 килограммов узким хватом от груди сделаю… Даже не знаю сколько! Определено больше, чем, по словам Михаила Захарова, это делает Ревенко :)! Кстати, вместе со мной к тренеру Михаилу Беспалову, абсолютному чемпиону страны по бодибилдингу, ходит журналист «Советской Беларуси» Сергей Канашиц. К Мише вообще много медийных людей ходит…

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы