Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Ничего выдающегося показано не было»

    Вот это был денек! Теперь Goals.by точно может прописываться в аэропорту «Минск-2». Весь день с утра до вечера бригада корреспондентов портала продежурила в белорусской обители самолетов, встречая последних олимпийцев, прибывающих на родину. Задумчивые гребцы, улыбчивые и артистичные гимнастки, традиционный Hummer, маршрутка «Лондон — Глубокое» и пропавший министр спорта — в репортаже Goals.by из столичного аэропорта.

    Игорю Заичкову пришлось отдуваться за Олега Качана, скрывшегося от журналистов.
    Игорю Заичкову пришлось отдуваться за Олега Качана, скрывшегося от журналистов.
    _1Игорю Заичкову пришлось отдуваться за Олега Качана, скрывшегося от журналистов. Надежда Бужан

    Вот это был денек! Теперь Goals.by точно может прописываться в аэропорту «Минск-2». Весь день с утра до вечера бригада корреспондентов портала продежурила в белорусской обители самолетов, встречая последних олимпийцев, прибывающих на родину. Задумчивые гребцы, улыбчивые и артистичные гимнастки, традиционный Hummer, маршрутка «Лондон — Глубокое» и пропавший министр спорта — в репортаже Goals.by из столичного аэропорта.

    Двойка, двойка, четверка

    Первый самолет с олимпийцами изначально рассчитывал приземлиться на белорусской земле в семь часов вечера. Однако в планах нашей сборной что-то там поменялось, и «первые из последних» должны были быть в Беларуси уже в полдень. Особенно «приятно» было узнать эту новость за час до приземления самолета. Благо Volkswagen Polo нашего фотографа стремительно переместил нас из редакции в аэропорт «Минск-2». В общем, успели.

    Тяжелее всех было нашим гребцам. После долгой церемонии закрытия они были вынуждены просыпаться раньше всех. Но по прилете все держались бодро и старались не показывать усталости.

    В VIP-отделении спортсмены попали в крепкие объятия родственников, друзей и представителей общества «Динамо», которое стремилось одарить цветами каждого своего члена. В это время от вопросов журналистов пришлось отбиваться главному тренеру национальной сборной по гребле на байдарках и каноэ Владимиру Шантаровичу.

    — Впереди у нас долгая работа, но на этой Олимпиаде, которая была сложная как никогда, все сложилось замечательно. Причем у нас был резерв — Олег Юреня мог выиграть медаль, на Дениса Гаражу мы рассчитываем в будущем. В общем, не сложилось бы у наших медалистов, сложилось бы у кого-то из других ребят. План мы выполнили. Обещали три медали — и привезли их.

    — Как вам удается уже много лет оставаться одним из самых успешных тренеров страны?

    — На самом деле это тяжело. Наша команда в этом году сработала просто здорово — от массажистов и врачей до спортсменов. В первую очередь, нужно обладать хладнокровием. И, конечно, не устраивать из спорта «балаган», как это иногда делается — разговоров много, а работы нет.

    — Наша команда по гребле довольно перспективная...

    — Сейчас самое главное — вовремя встать из-за стола и продолжить работу. Ни в коем случае нельзя впадать в легкую эйфорию. Теперь у нас будет дня четыре на отдых, а потом нужно опять садиться за новые методики.

    ***

    В холле перед «Залом для официальных лиц» собралось множество поклонников наших гребцов. Самая внушительная группа поддержки была у серебряных медалистов — братьев Богдановичей.

    Привычный военный оркестр заменили…

    А такую сладкую серебряную медаль приготовили обоим братьям.

    Андрей скромно улыбался, здороваясь с племянником...

    Демонстрировал свою медаль…

    А после, не отказав никому, поучаствовал в фото- и автограф-сессии.

    — Если честно, то вторыми быть совсем не обидно, — признается серебряный призер Олимпиады. - Соперники были очень сильны. Что же касается всей нашей сборной, то три медали — очень хороший результат. Взять тех же Петрушенко с Махневым. В их дисциплине россияне всем дали «прикурить». В целом же задачу на Олимпийские игры наша команда выполнила.

    — Братьям Богдановичам не первый год удается удерживать лучшие позиции в мировой гребле. В чем секрет?

    — Он прост: тренируйтесь, тренируйтесь и еще раз тренируйтесь. Ну, и соблюдение режима играет важную роль.

    — В нашей стране с условиями для тренировок дела обстоят хорошо?

    — Тренировочные базы и водоемы у нас в стране есть. Другое дело, что условия не везде блещут. Есть также проблемы с фармакологией. Некоторые витамины и энергетики, которые в нашей стране не выпускают, достать сложно — они у нас просто не продаются. Но наши врачи и тренеры делают все возможное, чтобы создать спортсменам все необходимые условия.

    Кстати, младший из Богдановичей на первом рейсе прилетел один. Прибытие старшего ожидалось вечером.

    ***

    Роман Петрушенко выглядел не то уставшим, не то расстроенным. Серебряный медалист сразу взял на руки сына и не отпускал того до самого конца встречи.

    — Роман, расстроились, что не «золото»?

    — В принципе, результаты на играх полностью соответствуют сезону. На Олимпиаде все хотят выиграть, а «золото» всего одно. Так что нужно было реально смотреть на вещи. Русские в этом году были сильнее всех. За остальные же медали должны были бороться мы, англичане и немцы — так и получилось.

    — Какие вообще впечатления остались после Олимпиады?

    — В основном впечатления остались негативные. Возникало много спорных моментов, которые страна-организатор пыталась решить в свою пользу. И это хорошо, что гребля — лояльный вид спорта ко всяким подтасовкам. В итоговый результат сложно вмешаться. А вот в боксе и борьбе порой было много вопросов по судейству.

    ***

    Наши девочки из байдарки-четверки выглядели самыми счастливыми. Но эмоции наружу особо не выплескивали. А Ирина Помелова даже помечтала о будущих победах:

    — Мы показали, на что способны. Надеюсь, что через четыре года мы сможем шагнуть с третьего места на первое :). Будем работать.

    — Судя по результату, подготовка была очень качественная.

    — С этим все было ОК. Мы готовились и дома, и на выезде — в Бресте, Мозыре, Молдавии, Чехии. Ситуация была проста — тренируйся и показывай результат.

    — Какие чувства сейчас испытываете?

    — Мы четыре года стремились к этой цели и достигли ее. Надеюсь, что это не последняя наша медаль с Олимпийских игр. Мы же еще очень молоды.

    А вот самый юный «винтик» байдарочного квартета не сдерживала своих эмоций. Ольга Худенко перед камерами и диктофонами расплакалась:

    — Каждый мечтал оказаться на нашем месте. Даже просто участие в Олимпийских играх — это уже здорово. А тут еще и медаль! Нам было сложно, но мы стремительно шли к своей цели. Спасибо всем-всем. И болельщикам, которые поддерживали нас у телевизора. И тем, кто собрался сегодня здесь. И нашим первым тренерам, которые нас вырастили. И, конечно, нынешнему тренеру — Геннадию Николаевичу. Без него этого успеха не было бы.

    — Для вас, Оля, что было тяжелее всего?

    — Это была моя первая Олимпиада — мне всего-то двадцать лет! Все в новинку было. Пришлось тяжеловато — такая ответственность лежала на каждой из нас! Но самым главным было — не проиграть себе.

    Главный тренер женской команды Геннадий Галицкий скромно отвечал на вопросы журналистов в сторонке:

    — Моя задача была — довести девчонок до спортивных вершин. Очень рад, что мы всего за два года их достигли.

    — Что нужно делать, чтобы родители отдавали детей в греблю?

    — В первую очередь, нужны хорошие тренировочные базы. Мне кажется, что это не такое дорогостоящее занятие. Это же просто — в любом районном городке, где есть река, нужно просто поставить базу. Уверен, что молодое поколение это заинтересует. И тогда гребля может стать спортом № 1 в стране.

    — В Пекине были завоеваны две золотые награды, а сейчас ни одной. Вам не обидно?

    — В общем-то, я тренер женской части команды — для нас на этих играх случился прорыв. Для ребят же, которые разменяли «золото» на «серебро», — это щепетильный вопрос. Очень хорошо знаю Петрушенко с Махневым — они максималисты. И о других местах они даже не задумываются. Но на Олимпиаде все ставят максимальные цели. И любую медаль выиграть очень сложно.

    — Вернемся к вашим девочкам. Будь дистанция метров на 200 больше, можно было рассчитывать на более весомую награду?

    — Сейчас об этом приходится только мечтать. На Олимпиаде четверки соревновались только на 500 метров. А наши девочки и «тысячу» ходят неплохо.

    — Вопрос с проекцией на будущее: экипаж разбивать не собираетесь?

    — Рано об этом говорить. Сейчас быстрыми темпами подрастают молодые таланты. Конкуренция ответит на все вопросы. Кто будет сильнее, тот и займет место в том или ином экипаже. В этом же году девчонки из байдарки-четверки достойно представили свою страну.

    Атлеты, гимнастки, министры

    Второй рейс прибывал в 19:20. Антураж аэропорта изменился не сильно — тот же холл, то же VIP-отделение, те же цветы…

    Только спортсмены другие — на сей раз предстояло встречать тяжелоатлетов и гимнасток. 

    Внимание на себя сразу же обратила группа поддержки из Глубокого — это родители и друзья Марины Шкерманковой приехали за много километров, чтобы встретить бронзовую медалистку Игр.

    Еще более удивился зеленому микроавтобусу, припаркованному возле аэропорта. То есть, не самому «бусику», а креативу его декораторов…

    ***

    До прилета олимпийцев повышенного внимания был удостоен заместитель министра спорта Чеслав Шульга. Новость о допинге Надежды Остапчук не оставляла в покое ни одного журналиста:

    — Мы по-прежнему воспринимаем Надежду как олимпийскую чемпионку. Считаем, что допинг — это какая-то ошибка или недоразумение. Возможно, это продолжение истории с Тихоном.

    — Вы уже разговаривали с Надеждой?

    — Я не говорил — беседовали наши представители. Сегодня прилетают наши руководители, которые и рассудят все детально.

    — Может, вся эта ситуация сопряжена с политикой?

    — Не хочется верить в это, но факт остается фактом. Мое мнение: спорт должен оставаться вне политики.

    ***

    Максимально украсился улыбками аэропорт вечером. Еще бы! Домой вернулись самые улыбчивые члены белорусской делегации — гимнастки. А группе поддержки граций, составленной из юных белорусских «художниц», позавидовала бы и Александра Герасименя.

    Пожалуй, уровень шума в аэропорту в эти мгновения можно было сравнить лишь с тем, который производили дети после прилета «золотой рыбки».

    — «Серебро» - большой успех? – вопрос одной из представительниц нашей команды Алине Тумилович.

    — Рады были бы любой медали. Хорошо, что так получилось.

    — В заключительном упражнении вы выступали предпоследними. Знали результаты конкуренток?

    — Некоторые девчонки знали. А я на табло увидела только баллы итальянок. Нам тяжело было выступать седьмыми — все конкурентки сидят и смотрят на нас, а мы в деле.

    ***

    С Любовью Черкашиной и ее «бронзой» хотели сфотографироваться буквально все девочки.

    Вырвать гимнастку из объятий поклонников оказалось не таким простым делом.

    — Люба, ваша неповторимая походка придает вам индивидуальности :).

    — Да? Слава Богу, — рассмеялась спортсменка.

    — Какие сейчас эмоции?

    — Рада даже не тому, что это моя личная медаль, а тому, что это медаль Беларуси. Теперь может хоть Дворец для художественной гимнастики построят :). Если честно, пока не ощущаю себя бронзовым призером. На меня просто медаль повесили, которую я потом спокойно сняла. На самом же деле эта награда — что-то объемное, чего я пока не осознаю.

    В этот момент за спинами журналистов друзья Любы подняли пакет из суши-бара: «Ой, мои любимые суши!!!» – как ребенок, обрадовалась бронзовая медалистка и сразу же вернулась к разговору.

    — В квалификации вы допустили несколько помарок…

    — Да, в булавах и ленте. Но это даже хорошо — не люблю, когда мои выступления проходят полностью без ошибок. А так — допустила помарку и на финал вышла полностью сконцентрированной.

    — После финального выступления в булавах вы поцеловали левую руку.

    — Поблагодарила ее за огромную помощь :). Сказала: «Спасибо тебе, рука!»:)

    — Для страны ваша медаль на вес золота.

    — Действительно, россиянки были вне конкуренции. А за «бронзу» боролись восемь спортсменок. Одна ошибется — отлетает, вторая — то же самое. Слава Богу, что я не ошиблась.

    — Кому посвящаете медаль?

    — Маме, — после долгой паузы выдавила Люба. – Жаль, что она не увидела этого, — указывая на небеса, пояснила гимнастка.

    — Она все там видела, — поспешил успокоить кто-то из родственников.

    ***

    Бронзовые медалистки в тяжелой атлетике Марина Шкерманкова и Ирина Кулеша также уделили некоторое время журналистам. Уроженка Глубокого вышла первой:

    — Марина, в Рио будет круче, чем в Лондоне?

    — Не хочу загадывать. Сейчас нужно отдохнуть.

    — Как вам такая встреча земляков?

    — Всем спасибо! Такие встречи волнуют и рождают только положительные эмоции.

    Не осталась без внимания и Ирина Кулеша, которая призналась, что сейчас чувствует «только восторг и радость медали».

    — Поняли, что будет «бронза», когда Надежда Евстюхина неудачно выступила в рывке?

    — Нет, тогда я ничего не знала про несчастье россиянки. Тренеры мне собщили эту новость только после моего третьего рывка. Знала, что толчок у меня получается хуже. Но я настроилась и выиграла медаль.

    — Главная соперница — Лидия Валентин — не порывалась выяснять отношений?

    — Нет, обошлось без этого :). Думаю, она меня надолго запомнила — постоянно с ней соревнуемся, но я всегда выигрываю.

    — Сейчас отдыхать?

    — Хочется уже куда-нибудь съездить, но сейчас предстоят всякие встречи. Так что месяц-два об этом даже не вспомню.

    Личный тренер Ирины Виктор Шилай не преминул поправить подопечную:

    — Скоро отдохнете. Команда организует южный восстановительный сбор, на который будут приглашены все атлетки.

    ***

    У входа гимнасток ждал уже традиционный Hummer.

    Девчонки заняли места и уже готовились отправиться.

    Не хватало лишь одного пассажира — Любови Черкашиной. Слава Богу, бронзовая медалистка нашлась быстро.

    Не дождались…

    Последний рейс, посадка которого была запланирована на 23:40, журналисты ждали с особым интересом. На борту самолета в Беларусь должны были прилететь официальные лица делегации, в том числе и министр спорта Олег Качан. Ждать пришлось часа три, но дело того стоило. Для полноты картины хотелось услышать именно мнение руководителя делегации — и о завершившихся играх, и о ситуации с Надеждой Остапчук, и... вопросов было много.

    Кроме министра спорта на борту самолета были и другие пассажиры. Первым на белорусскую землю ступил старший брат Андрея Богдановича — Александр. Получил свою вкусную медальку.

    Которую на месте же и продегустировал.

    — Очень приятно, что близкие встретили. Андрей приехал еще днем, а они все равно меня ждали. Очень приятно! – поделился эмоциями серебряный призер Лондона.

    — Почему разминулись с братом?

    — Элементарно не успел на тот рейс. Большая компания не попала на борт того самолета.

    — Чего сейчас хочет олимпийский медалист?

    — Просто по-человечески отдохнуть.

    — Чем запомнился Лондон?

    — Английским минимализмом. Был в Лондоне на экскурсии в прошлом году, а в этом были настроены только на соревнование.

    После флеш-интервью настало время длительной автограф-сессии и общения с близкими…

    И с братом.

    ***

    Ожидание министра спорта продолжилось еще час. Но вместо Олега Качана ответ держал первый вице-президент НОК Беларуси. Игорь Заичков начал с места в карьер:

    — Ничего выдающегося показано не было. Цели и планы, которые мы оглашали, не выполнены. А отдельные виды спорта выступили просто никак. А тут еще и последние новости

    — Хотелось бы услышать ваш комментарий…

    — Комментарий прост — в пробах «А» и «Б» Надежды Остапчук был найден допинг. Мы будем бороться и отстаивать интересы спортсменки. К тому же стоит отметить, что не доработали отдельные функционеры. Подчеркну, спортсмены выступали в свою силу. Были именно просчеты функционеров и некоторых тренеров.

    — Последствия для них будут?

    — Естественно. И для одних, и для других.

    — Вернемся к ситуации с Остапчук. Ведь допинг в ее организме не был обнаружен до Олимпиады…

    — Допинг обнаружен был на Играх — это показали две пробы. Почему он оказался в организме спортсменки? Как? На эти вопросы предстоит найти ответы.

    — Шанс есть, что все обойдется?

    — Есть, будем бороться.

    Игорь Николаевич отправился отдыхать после перелета, а журналисты остались ждать министра. Но вскоре все были вынуждены отправиться по домам — водитель с ТВ видел человека, похожего на Олега Качана, садящегося в черный автомобиль. Как он вышел из здания аэропорта? Черный ход никто не отменял. Досадно. Но желание министра спорта и туризма скрыться от журналистов вполне объяснимо — так прискорбно спортивное хозяйство страны не выглядело давно.

    Нечего сказать, кроме неловких объяснений?

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.