Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Смотрю — Басинский и Мартынов «поплыли»

    Ностальгируя по недавно завершившейся Олимпиаде, пресс-секретарь Минспорта Беларуси Владимир Нестерович поделился с Goals.by несколькими мегабайтами jpg-файлов и множественными воспоминаниями.

    Английским охранникам правопорядка как-то удавалось располагать к себе.
    Английским охранникам правопорядка как-то удавалось располагать к себе.
    _1Английским охранникам правопорядка как-то удавалось располагать к себе. Владимир Нестерович

    Ностальгируя по недавно завершившейся Олимпиаде, пресс-секретарь минспорта Беларуси Владимир Нестерович поделился с Goals.by несколькими мегабайтами jpg-файлов и множественными воспоминаниями.

    «Предыстория такова: НОК не продлил контракт своему пресс-секретарю Петру Рябухину. Поэтому мне дополнительно поручили часть работы, которой раньше занимался он.

    В итоге я был назначен пресс-атташе белорусской олимпийской делегации. Потом НОК взял нового сотрудника — Олега Гринько. Мы стали работать на пару. Готовили и проводили пресс-конференции накануне Олимпиады, помогали журналистам встречаться со спортсменами, тренерами и чиновниками, выпускали буклет, посвященный участию Беларуси в Играх.

    Я был в Лондоне с 16 июля по 6 августа, он — оставшееся время.

    Для меня это была первая Олимпиада, все вновь, а времени на раскачку нет, и ошибок быть не должно. Благо, рядом были многоопытные генеральный секретарь НОК Георгий Катулин, начальник отдела по международным связям и работе со спортивными организациями НОК Василий Юрчик. А еще сотрудники этого же отдела Антон Юспа и Ольга Салей — очень грамотные, трудолюбивые и отзывчивые люди. Мне порой казалось, что они знали ответы практически на любой вопрос, связанный с Олимпийскими играми. Плюс помогали наши замечательные волонтеры — Ольга Касьянова и Елена Максимук. Ну и самое главное: я давно и неплохо знаю журналистов, с которыми довелось работать в Лондоне. Контакт был полный. И это они мне периодически подсказывали, что и как нужно сделать, потому что у некоторых уже не одна Олимпиада за плечами.

    Задач было немало, но главные из них — помогать журналистам в общении с олимпийцами, регулярно обновлять информацию на сайте Минспорта. Старался помочь всем журналистам. Телефон порой не умолкал. Много звонков было из Минска. Аккредитации в Лондон получили 10 журналистов от 6 изданий плюс Белтелерадиокомпания.

    «Атмосфера в Олимпийской деревне была замечательная. В нашей делегации все старались друг друга поддерживать, подбадривать, если случались неудачи. Вместе радовались успехам.

    Вот, кстати, редкий кадр. Ирина Кулеша переживает за Марину Шкерманкову. Это надо было видеть :). И слышать :). Марина в итоге взяла медаль, а Ирина отличилась на следующий день».

    «Трудно поверить, но это факт — после завоевания медали Шкерманкову не пускали в жилую зону Олимпийской деревни…

    Мы вышли в Международную зону для записи интервью, а уже на обратном пути выяснилось, что у нее нет при себе аккредитации. Это Настя Новикова сняла с Марины этот важный документ во время чествования и фотографирования, чтобы в кадре была только медаль. Вот и забыла.

    Сидит Марина на входе, ждет, пока ей аккредитацию принесут, а к ней все подходят и подходят люди: «О! Олимпийская медаль! Можно с вами сфотографироваться?» «Я тут прямо как живой экспонат!» — сказала Шкерманкова.

    Индус-охранник, который Марину не пропускал, увидев, что документ уже несут, тоже попросил сфотографироваться с ней :). Хитрец.

     

    Кажется, одна из первых из церемоний — поднятие флагов стран-участниц».

    «Говорят, в Пекине все было очень-очень строго и торжественно, «по линеечке». А англичане сделали из этой церемонии шоу».

    «Здесь еще у всех счастливые лица — соревнования пока не начались. Полны надежд, планов и оптимизма.

    «Эти прозрачные стелы предназначались для автографов. К концу Олимпиады на них не было свободного места».

     

    Одной из моих задач было обеспечить, чтобы все медалисты, а также, по возможности, их тренеры обязательно попадали на эфир «Дневника».

    «Еще до начала олимпийского вещания я побывал в студии, в которой снимались белорусские «Дневники». Вернее, в помещении, которое готовилось стать студией».

    «Потом оно, понятное дело, облагородилось»

    «Порядок такой: если возникает желание с кем-то пообщаться, то заявка на интервью подается за день до эфира. Правда, организаторы всячески шли навстречу, если поступали какие-то адекватные просьбы. Как пример — тот день, когда Сергей Мартынов взял «золото». Всеволод Майоров, который координировал эту работу на БТ, позвонил едва ли не сразу же после финального выстрела: «Владимир Евгеньевич, нам нужно, чтобы Мартынов был в студии. Команда из Минска!» А работали они в IBC — International Broadcasting Center. Туда попасть по простой аккредитации, даже спортсмену, было нереально. Но ребята пообещали оперативно выписать пропуск. Я к тому же выступал сопровождающим лицом — из Олимпийской деревни через Олимпийский парк водил наших спортсменов и отдавал их на руки телевизионщикам. В итоге все было согласовано очень оперативно. В тот же вечер Мартынов был в телецентре».

    «Если случалась медаль, в тот же день или на следующий в Олимпийскую деревню приезжал кто-то из наших руководителей: помощник президента, вице-премьер, или министр спорта, вице-президент НОК, посол. Состав делегации руководителей все время менялся. Медалисту вручалась красиво выполненная планшетка с поздравлениями от главы государства, цветы, подарки. Все было очень душевно.

    Вообще, в Беларусь пошла немножко искаженная информация, что якобы из суммы своих призовых спортсмены выделяют средства тренерам и организациям, их воспитавшим. Так вот, они ни копейки не потратили из выигранного. Условно говоря, Мартынов получает 150 тысяч своих неприкосновенных призовых, после чего называет детскую спортивную школу , в которую нужно перечислить деньги, а  средства выделяет президентский спортивный клуб. К слову, помощник председателя клуба Александр Хромылев принимал самое активное участие в работе нашего штаба.

    «Посольство Беларуси помогало белорусской делегации на всех стадиях подготовки к Играм, а потом и в ходе Олимпиады. Оно готово было стать еще одной штаб-квартирой нашей делегации, предлагало свои услуги по проведению пресс-конференций для белорусских журналистов. Одну такую пресс-конференцию провели. Потом острой необходимости в них не было. К тому же добираться в посольство в условиях большого города было непросто.

    В один из вечеров был организован прием наших медалистов. Пригласили Мартынова и Герасименю вместе с тренерами. Я сопровождал Басинского с Мартыновым. Ехали в метро. Это гораздо удобнее тех BMW, которые были выделены организаторами спортивным делегациям. Все же Лондон, мегаполис, транспортный коллапс. А на метро… Просто красота. Как только поезд тронулся, закачались вагоны — смотрю — Басинский и Мартынов «поплыли». Стали засыпать. А потом и я вслед за ними :). Всю Олимпиаду были, как сжатая пружина. А тут расслабились…

    «Мартынова очень многие называли по имени-отчеству — Сергей Анатольевич. С ним журналистам  очень трудно разговаривать. Все же вид спорта накладывает отпечаток на характер, речь и манеру поведения спортсмена. Если Саше Герасимене нужно быстро плыть, то и говорить она с вами будет быстро. И реагировать на вопросы соответствующе. А Мартынову, прежде чем ответить на вопрос, нужно подумать, «прицелиться». По дороге в посольство пытался с ним разговаривать. Периодически Сергей Анатольевич мне что-то отвечал. Но с большего молчал. А самый показательный случай произошел по прилете в Минск. Писали интервью с Мартыновым. Взволнованный журналист принялся озвучивать вопрос: «Сергей, а скажите, пожалуйста, вот известие о том, что Насте Новиковой не засчитали попытку, и ее фактически лишили медали, а потом еще и появившееся сообщение о том, что Иван Тихон не допущен к участию в соревнованиях, не оказывали ли на вас какое-то давление, и вообще, как сказывались на вашем настроении, не испытывали ли вы какой-то дискомфорт — душевный и психологический — в связи с этим?» Мартынов смотрел-смотрел, а потом так медленно-медленно начал качать в ответ головой, мол, нет :)».

    «С приема мы ехали не на метро. Сотрудник посольства вез нас обратно в Олимпийскую деревню. А на въезде для транспорта существовало множество видов контроля. И военный, досмотрев машину, видит нас — измученных, никакущих. Мы ему показываем аккредитации. А парень молодой, улыбчивый. Горит: «Olympic smile». Мы улыбнулись. Я хватаю фотоаппарат и ему в ответ: «Olympic smile». И тот, абсолютно нормально реагируя, улыбнулся и показал мне пару больших пальцев».

    «Некоторых раздражало, что очень часто надо было показывать аккредитацию. Видов контроля действительно существовало очень много. Но хорошо, когда все хорошо. Надо учитывать, что в Лондоне муссировалась информация о возможных провокациях, направленных, в частности, на израильскую делегацию. Быть может, то было просто искусственное нагнетание. Хотя… Лично я не видел, но, говорят, израильтян действительно охраняли усиленно. Так что меры безопасности излишними я не считаю…»

    «При этом полицейские и военные вели себя очень доброжелательно, очень учтиво, неизменно улыбались, приветствовали, желали всего хорошего. Спокойно реагировали на просьбы сфотографироваться, примерить их форменную шляпу».

    «Полицейские очень спокойно реагировали на любое обращение. Я так понимаю, у них задача — с малых лет приучить любого гражданина к пониманию того, что полицейский — такой же человек, просто наделенный чуть большими полномочиями и ответственностью».

    «Англичане, в отличие от белорусов, умеют радоваться и чужим победам. У нас же если у соседа сдохла корова — это большое счастье. А англичане обязательно поздравят в случае победы или посочувствуют в случае поражения. Наш посол в Великобритании Александр Михневич рассказывал, что за время Олимпиады он получил огромное количество sms, телефонных звонков от коллег-дипломатов, представителей деловых и политических кругов Англии (да и других стран) с искренними поздравлениями. К примеру, после победы в миксте, когда наши обыграли хозяев, говорили: «Ну, молодцы, вы сегодня победили. Поздравляем. Возможно, завтра победим мы». А мы даже своим победам радоваться не умеем. Убежден, это неправильно».

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.