Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «На Олимпиаде думал о шашлычках на даче»

    Корреспонденты Goals.by побывали на очень загадочной тренировке — занятии олимпийского чемпиона Сергея Мартынова. Мало того, что оно проходило в до неприличия старом здании, так и длилось всего 20 минут. Но и за это время стрелок рассказал много интересного. О квартирке и казино, о патронах только перед стартами и любимой винтовке, об идиотах, которые злят, и о плакатах, которые лучше снять, а также о заработках и удовольствии.

    В это время Сергей Мартынов думает, как сделать страховку
    В это время Сергей Мартынов думает, как сделать страховку
    MartynovВ это время Сергей Мартынов думает, как сделать страховку Надежда Бужан

    Корреспонденты Goals.by побывали на очень загадочной тренировке — занятии олимпийского чемпиона Сергея Мартынова. Мало того, что оно проходило в до неприличия старом здании, так и длилось всего 20 минут. Но и за это время стрелок рассказал много интересного. О квартирке и казино, о патронах только перед стартами и любимой винтовке, об идиотах, которые злят, и о плакатах, которые лучше снять, а также о заработках и удовольствии.

    — Здесь тренируется олимпийский чемпион?! – недоуменно спрашивает фотограф Надя.

    Я тоже сначала думал, что не туда приехал. Но по описанию вроде все сходится. Гая, 25. Одноэтажное здание с телефонной вышкой на крыше.

    Бригада Goals.by прибыла заранее. Зная, что Сергей Мартынов — человек военный, боялись нарушить дисциплину. Но в итоге пришлось ждать самого героя.

    — Простите за опоздание. Несчастный случай.

    — Что произошло?

    — Я очень люблю спать.

    Лаконичный юмор стрелка оценивали всю тренировку.

    ***

    Внутри здания шок от условий для тренировок олимпийского чемпиона только усилился.

    — Сергей, почему вы тренируетесь именно здесь?

    — А где еще? В Минске больше негде. В Уручье? Это невозможно. Там уже больше в пейнтбол играют, нежели тренируются стрелять. Есть еще на заводе МАЗ тир, но там нет дистанции 50 метров. Здесь же все есть. И от дома близко. Я ведь в Веснянке живу. На самом деле меня все устраивает, даже не просил изменения условий. Да и не предлагал никто. Тренируюсь себе спокойно, никого не трогаю. Пусть пока «Чижовку-Арену» строят, а с тиром как-нибудь решим вопрос.

    Ветхое здание, в котором тренируется Мартынов, не что иное, как обычная детская школа по стрелковому спорту.

    ***

    Подготовка к тренировке проходит не быстро. Оружие и другой инвентарь хранится в специальном складе совкового вида с соответственной табличкой. Пока все достанешь и прикатишь к мишеням, уже можно замаяться.

    Когда процедура успешно выполнена, Сергей Мартынов надевает свою счастливую куртку, которой уже больше 15 лет.

    — Штаны чуть моложе, — признается спортсмен.

     ***

    Все готово. Сергей Мартынов ложится на коврик и начинает рушить стереотипы о долгой и нудной подготовке олимпийского чемпиона.

    — Можно я подойду к мишеням, чтобы их сфотографировать? Вы стрелять не будете? – заботится о своем здоровье фотограф Надя.

    — Да, конечно. Без проблем. Я сегодня вообще стрелять не буду, — как всегда спокойно отвечает Мартынов.

    — Как это?

    — Ну вот так. Я после Олимпиады еще не стрелял. Был отпуск, теперь просто тренировки. Лежу и смотрю на мишени.

    — В чем проблема?

    — Одна пачка патронов стоит 10 долларов. Где же это столько денег взять? Мы ближе к соревнованиям получаем все самое необходимое. И патроны в том числе. Как правило, это бывает где-то пять раз в году. На самом деле нужно все постепенно делать. Сначала разработать руку после отдыха, чтобы не уставала. Затем привыкнуть к мишени. Для этого нужно время, а потом уже стрелять. Так что сегодня краткосрочный сеанс тренировки.

    Тир погрузился в тишину. Сергей Мартынов сосредоточенно смотрел на мишень.

    — И сколько вы так лежите? – не выдержал корреспондент Goals.by.

    «Вот продайте квартирку, и на все вырученные деньги сходите в казино, и поиграйте на них. Оцените ощущения. Так вот такие же у меня были на Олимпиаде».

    — Минут 30-40. Вся же тренировка длится около двух-трех часов. А по контракту вообще шесть положено.

    — О чем вы думаете, когда лежите?

    — Сейчас — о том, как бы это мне медицинскую страховку сделать для получения визы.

    — А на Олимпиаде, когда шли на мировой рекорд, чем голова была занята?

    — Скорее бы шашлычка на даче покушать. Признаться, все мысли о самой стрельбе всегда стараюсь гнать прочь. Нужно думать о чем-нибудь совершенно другом, тогда легче будет.

    — Ощущения вообще на Играх какие?

    — Сейчас объясню. Вот продайте квартирку, и на все вырученные деньги сходите в казино, и поиграйте на них. Оцените ощущения. Так вот такие же у меня были на Олимпиаде. Ответственность — колоссальная. Выиграл — тебе все. Проиграл — дали пинка под зад, и вылетел из спорта.

    Чтобы не перегружать чемпиона спортом, заговорили о его хобби — рыбалке. Беседа не заладилась.

    — На рыбалке очень давно был. Почему? Рыбы не хватает. Иногда словишь, посмотришь на нее, и только думаешь, куда ее. Такая уже никчемная…

    ***

    Сергей Мартынов очень бережно относится к своему оружию.

    — Это немецкая винтовка «Аншутц» 1999 года. Я к ней уже привык. Что это за наклейки? Раньше таким образом помечали винтовки, допущенные к соревнованиям. Теперь все это делают с помощью электроники.

    — При перелетах и на таможне проблем с оружием не бывало?

    — Нет, летит себе спокойно в багажном отделе. Как ручную кладь брать не разрешают. А в советские годы, кстати, можно было. Правда, оставляли винтовку в кабине у пилотов.  У меня она не пропадала. Только патроны иногда исчезали.

    ***

    Лежать на коврике и смотреть на мишень не так уж и просто. Сергей Мартынов поднимается и со вздохом произносит:

    — Ой, бока болят.

    Отдохнуть от мишени у Сергея получилось, а вот обойтись без очередной порции вопросов — нет.

    — Вы здесь в скромном белорусском тире наверняка неоднократно ставили мировой рекорд?

    — Такой задачи нет. На самом деле я к мировому рекорду спокойно отношусь. Олимпиаду можно и без него выиграть. Кому он, по большому счету, нужен? Это за рекордом на стометровке следит весь мир. А здесь…

    — Кстати, а где ваш тренер? Он вообще еще у вас есть?

    — Тренер есть. Почему нет? Вот был как-то. Когда? Вчера, допустим. Смотрит и подсказывает мне что-то. На самом деле тренер очень полезен. Ну не для того же, чтобы каждую минуту за мной следить.

    ***

    Goals.by верил, что Мартынов и стрельба — это не просто  так. Это что-то большее. Но спортсмен снова разрушил все иллюзии на сей счет.

    «Съездил на соревнования во Львов — понравилось. А когда за все это мне стали деньги платить — понравилось еще больше».

    — Все началось с обычной детской забавы. Когда я был маленьким, компьютеров не было. Вот мы и ходили куда только можно. В тир, к примеру. У меня получалось, поэтому начал заниматься. Съездил на соревнования во Львов — понравилось. А когда за все это мне стали деньги платить — понравилось еще больше.

    — Вы получаете удовольствие от стрельбы?

    — Поймите, это все работа. Таким образом зарабатывают деньги. Вот у Сафина как-то спросили, бегает ли он по корту ради удовольствия. Он и ответил: «Какое к черту удовольствие? Разве это удовольствие — бегать за мячом по жаре четыре часа?» Я полностью согласен. Заработал миллион долларов — вот это получил удовольствие.

    — Выгодно быть стрелком?

    — Если выиграешь Олимпийские игры, то выгодно. Месячная зарплата получается около 40 миллионов. Еще какие-то премиальные. Я доволен. А вот если ничего не добиваешься, будешь получать около миллиона. Это уже несерьезно.

    Сергей Мартынов снова начал концентрироваться на мишени, а уже через минуту, как ни в чем не бывало, произнес:

    — Ребята, что еще?

    — Да ничего. Вы работайте. Мы не будем вмешиваться в ваш тренировочный процесс.

    — Я бы просто пошел уже. На сегодня хватит.

    ***

    Шок от условий миновал. Но шок от 20-минутной тренировки остался. Сергей Мартынов объясняет:

    — Понимаете, количество — оно не всегда переходит в качество. Какой смысл палить с утра до вечера? Тем более когда нечего палить. Главное, грамотно распределять свой тренировочный процесс. Олимпийским чемпионом и становишься, когда сам прекрасно чувствуешь себя и понимаешь, сколько нужно стрелять. Я вот, допустим, за месяц до соревнований не тренируюсь. Тогда скучаю, появляется голод. За две недели до старта возобновляю стрельбу, начинаю активно работать. И так получается, что к финальным соревнованиям подхожу на пике. Так что все в порядке.

    Благо, олимпийский чемпион не отказался от еще одной серии жизненных вопросов.

    — Внимание прессы после победы на Олимпиаде увеличилось?

    — Ну, стали чаще приезжать корреспонденты. Это логично. Выигрываешь — внимание. А если проигрываешь, у журналистов только один вопрос: ты кто такой вообще?

    — Видели плакат с вашим изображением в Минске?

    — Лучше бы их вообще не вешали. Вы, кстати, где видели?

    — Недалеко от Дворца спорта.

    — О, еще не видел. Был тут возле тира на Орловской. Сняли уже. Пусть уже и там скорее снимут.

    — Вас можно представить в гневе?

    — Я обычный человек. Когда-то злюсь, когда-то радуюсь. Некоторые идиоты иногда выводят. Я просто в целом стараюсь спокойно относиться ко всему. И в стрельбе, и в жизни. Такова моя философия.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.