Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Три года ждут

    В Мельбурне состоялся первый за три года мужской одиночный финал без Федерера или Надаля. И для Новака Джоковича, и для Энди Маррея этот финал имел грандиозное значение: для первого это была возможность заставить умолкнуть критиков, говоривших, что его победа здесь же в 2008-м году была случайностью, для второго — с третьей попытки наконец-то выиграть все время ускользающий от него первый мэйджор.

    Новак Джокович и его кубок.
    Новак Джокович и его кубок.
    DjokovicНовак Джокович и его кубок. Getty Images

    В Мельбурне состоялся первый за три года мужской одиночный финал без Федерера или Надаля. Сцена принадлежала тем, кто уже давно шел за ними — близко, но всегда на шаг позади. И для Новака Джоковича, и для Энди Маррея этот финал имел грандиозное значение: для первого это была возможность заставить умолкнуть критиков, говоривших, что его победа здесь же в 2008-м году была случайностью, для второго — с третьей попытки наконец-то выиграть все время ускользающий от него первый мэйджор.

    До матча пресса успела разобрать их взаимоотношения со всех сторон: и то, что они играли вместе в юниорах (где Энди добился больших успехов), и то, что они друзья, и то, что это первая их встреча на турнирах «Большого шлема» – и сразу в финале. До этого они сыграли семь матчей, из которых четыре первых выиграл Джокович, а три последующих — Маррей, причем не проиграв ни сета. Но последний из этих матчей случился в начале позапрошлого года, так что опираться на них в прогнозах о развитии нынешнего матча не представлялось возможным. Джокович выглядел лучше на протяжении всего турнира, проиграв всего один сет — не кому-нибудь, а Ивану Додигу во втором круге, в то время как Маррей мучился с оппонентами калибром куда меньше. На стороне британца, как всегда, был его неторопливый тягучий теннис, которым он выматывает и запутывает противников — но, как уже доказывалось десятки раз на десятках турниров, важнейшие матчи выигрывает тот, кто в состоянии взять свою судьбу в свои руки.

    Британец начал матч нервно — в первом же гейме на своей подаче он предоставил сербу преимущество в 0:30, а потом и брейк-пойнт, и хотя тот не сумел воспользоваться шансами,  стало ясно, что пятый сеяный волнуется куда больше третьего. Вопрос был в том, сумеет ли Маррей справиться с этим волнением? На протяжении первых девяти геймов казалось, что сумеет, — британец вроде бы сумел перевести игру в удобное для себя неспешное русло — обмен ударами в среднем темпе на задней линии со множеством «резаков». Джокович, впрочем, показал, что к такому развитию событий он готов — его резаный удар под право сопернику доставлял тому множество неудобств. Однако, поведя 5:4, Новак, по-видимому, решил, что игра в кошки-мышки закончилась, и стал давить. Маррей же, сделав двойную ошибку в самом начале гейма, попробовал исправить ситуацию и ввязался в ударную перестрелку на задней линии, в которой Джокович оказался сильнее: при счете по 30-ти серб выиграл сумасшедшее ралли в 39 ударов и заработал сетбол, который тут же реализовал.

    После этого Маррей развалился. Джокович играл на хорошем среднем уровне, форсируя удары куда меньше, чем он делал против Федерера, но этого было более, чем достаточно, чтобы выигрывать гейм за геймом. Только при счете 5:0 в пользу серба, отыграв сетбол, который привел бы к «баранке», британец смог выиграть первый гейм в этой партии. Сумел он выиграть и второй — на подаче Джоковича, после того, как серб стал лепить необъяснимые грубейшие ошибки и провалился на 0:40. Это, кстати, были первые брейк-пойнты, заработанные Энди в матче. Больше этого он, правда, сделать не смог — Новак выиграл сет 6:2, и настроение и воля к борьбе у шотландца, должно быть, опустились ниже некуда. По такой игре с двух сетов ему было не отыграться.

    После первой победы Джоковича в Австралии три года назад создалось впечатление, что она пришла к нему слишком рано.

    Тем не менее, в начале третьей партии он попытался сделать последний рывок, тем более, что Новак ему в этом помог: уступил два первых мяча на своей подаче, сумел получить геймбол, потом снова наошибался, и в конце концов проиграл гейм. Но для болельщиков Энди это была ложная надежда. Брейки посыпались, как из рога изобилия: Джокович отыгрался в следующем же гейме, потом сделал счет 3:1 (процент попадания первой подачи у Маррея был неприемлемо низким на протяжении всего матча — его вечная беда, которой серб не мог не воспользоваться). Затем британец снова подтянулся, сделав счет по три. К этому моменту оба ошибались уже очень много, но Джокович, в отличие от соперника, умело выдерживал свою линию в решающих розыгрышах.

    При счете 4:3 серб сделал последнее усилие, снова стал давить Маррею под право (что он с переменным успехом делал весь матч), получил победный брейк, и несмотря на чудовищное нервное напряжение, проявившееся в паре нелепых ошибок, довел матч до победы. Выиграв последний мяч, он не стал на падать на корт, ни махать кулаками — как он объяснил позже, из уважения к сопернику и другу. Может быть, он тоже, даже в тот момент понимал, что финал получился пустышкой — хотя ответственность за это лежит, конечно, целиком на плечах Маррея. Британец в очередной раз не смог найти правильный подход к решающему матчу — в игре с соперником высочайшего уровня, не дающим ему тех ошибок, на которые он привык рассчитывать, выигрывая матчи, он растерялся и не смог организовать даже номинального сопротивления. В трех финалах турниров «Большого шлема», в которых участвовал Энди, ему не удалось выиграть ни сета.

    Новак же заслуживает все похвалы, которые он получит после этого матча — три года спустя после выигрыша первого турнира «Большого шлема» он наконец выиграл второй, причем сделал это более чем убедительно. Он обыграл трех игроков «десятки» одного за другим, не уступив ни сета, и всегда, в каждом матче полностью контролировал игру и диктовал свои условия. С наступления эры Федаля, то есть с 2004-го года, только трем игрокам, кроме Роджера и Рафы  удавалось выигрывать мэйджоры. Джокович стал первым, кому удалось это сделать дважды. После его первой победы в Австралии три года назад создалось впечатление, что она пришла к нему слишком рано; теперь, в 23 года, он выглядит повзрослевшим и уверенным в себе и в своей игре. Хочется верить, что до следующей крупной победы ему не придется ждать еще три года.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы