Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Хочу стать первой»

    Белорусская теннисистка Виктория Азаренко давно входит в элиту женского тенниса, но при этом до сих пор не смогла пройти в турнирах Большого Шлема дальше четвертьфинала. В интервью журналу Tennis Magazine Азаренко порассуждала о причинах неудач, рассказала о своем детстве, сравнила новое поколение теннисисток со старым, призналась в том, что стала чаще бывать в Минске, а также попыталась раскрыть термин «русская душа».

    Улыбка Виктории Азаренко к лицу.
    Улыбка Виктории Азаренко к лицу.
    Victoria-azarenka-sony-ericsson-win_2111192Улыбка Виктории Азаренко к лицу. Getty Images

    Белорусская теннисистка Виктория Азаренко давно входит в элиту женского тенниса, но при этом до сих пор не смогла пройти в турнирах Большого Шлема дальше четвертьфинала. В интервью журналу Tennis Magazine Азаренко порассуждала о причинах неудач, рассказала о своем детстве, сравнила новое поколение теннисисток со старым, призналась в том, что стала чаще бывать в Минске, а также попыталась раскрыть термин «русская душа». 

    — Несмотря на взлеты и падения, ты по-прежнему входишь в число молодых теннисисток, которые достигли больших успехов в последнее время и которые, по сути, являются будущим женского тенниса. Готова ли ты в ближайшее время преодолеть последние барьеры на пути к вершине?

    — Посмотрим! Прошедший сезон вообще стал для меня особенным — я начала работать с новой командой, с новым тренером — Сэмом Сумиком, кроме того, определенные изменения произошли с моей игрой и вообще жизнью в целом. 2010-й год останется в моей памяти началом нового этапа в моей карьере. С тем опытом, который я получила за прошедшее время, мне гораздо проще играть в туре. Хотя есть и сложности — я уже не так беззаботна, как раньше, я вхожу в число лучших теннисисток мира, и в каждом матче я встречаюсь с девчонками, которые очень хотят меня обыграть. Но, в целом, я узнала много нового за прошедший сезон.

    — Ты отметила, что в твоей игре в последнее время произошли изменения. В чем они заключаются?

    Конечно, я не менялась кардинально. Фундамент моей игры не претерпел изменений, но я стараюсь каждый раз добавлять в свою игру что-то новое, привносить разнообразие. Я пробую улучшать свою игру со всех сторон. Я все еще считаю себя только формирующимся игроком. Изменения произошли и в моей голове — я стала более позитивной на корте, я наслаждаюсь жизнью в туре.

    — Откуда ты черпаешь этот позитив? Возможно, это связано с какими-то переменами в твоей жизни?

    — Просто я работаю с людьми, которые наполняют мою жизнь положительной энергией, которая, как мне кажется, дает мне определенный заряд во время игры.

    — Ты сказала, что начала новый год с новой командой. С чем связаны эти перемены?

    — Это длинная история, вам потребовалось бы много страниц для того, чтобы все описать. Я рассталась с Антонио ван Грихеном в конце 2009 года из-за того, что кое-что в нашем сотрудничестве пошло не так, как было нужно. Но я не буду об этом распространяться, это наши с ним дела. Но ничего страшного не случилось, просто у нас не получилось работать вместе. Сэм как раз был свободен, мы с ним не раз пересекались и у нас были хорошие взаимоотношения. Мы решили попробовать поработать вместе и продолжаем сотрудничать до сих пор.

    — Кстати, твоя команда полностью французская...

    — Да, не только тренер, но и мой физиотерапевт, и специалист по физподготовке — французы. Я очень довольна, что эти люди помогают мне.

    — Наверное, благодаря им ты больше узнала о французской культуре...

    Сейчас я больше, чем раньше, провожу времени в Минске, потому что у меня там есть жилье.

    — Отчасти да. Теперь я ем больше блюд французской кухни, чем раньше :). Еще я пытаюсь немного говорить по-французски. Вот например: «Добрый день, меня зовут Виктория, как дела? До свидания». Еще я могу сказать: «Быстрее!» – мой тренер по физподготовке все время говорит это, когда мы занимаемся :). Мне нравится французская культура. Но вот Париж я не люблю. Наверное это один из городов, которые мне нравятся меньше всего в мире. Сам по себе город замечательный, но все люди постоянно куда-то спешат.

    — В твоей жизни был один человек, который сыграл большую роль в твоем переезде в США — хоккеист Николай Хабибулин (хороший друг матери Виктории, он приютил Вику в своем доме, когда она только переехала — Goals.by)...

    — Да, он оказал мне неоценимую помощь как в жизни, так и в карьере. И не только в финансовом плане — для меня он был образцом для подражания. Я ему очень благодарна. Он был и будет одним из самых главных людей в моей жизни.

    — Ты до сих пор живешь в Скоттсдэйле?

    — Уже нет. На самом деле, я не могу точно сказать, где живу, потому что постоянно переезжаю с места на место. Сейчас я больше, чем раньше, провожу времени в Минске, потому что у меня там есть жилье. Но я по-прежнему очень часто бываю в США, например, во Флориде я проводила предсезонную подготовку. Еще я нередко тренируюсь близ Индиан-Уэллса, в Калифорнии.

    — Ты впитала в себя две культуры — западную и восточную. Как ты думаешь, это как-то повлияло на твой характер?

    — Не думаю. Конечно, на мой образ жизни наложил отпечаток тот факт, что я много времени провожу в США. Там у меня дела, кроме того, есть некоторые вещи, которые есть в США, но их нет в Беларуси. Однако как человек за время жизни в США я не изменилась. У меня по-прежнему на сто процентов русская душа :).

    — Ты можешь объяснить, что это такое — русская душа?

    — О, это сложно! Даже лучшие умы не могли это объяснить. Быть русской — это значит иметь особый образ мыслей, но невозможно выразить словами, что это такое. В любом случае, различия в менталитете действительно очень велики.

    — А как ты могла бы охарактеризовать себя? Какая ты?

    — В жизни я совсем не такая, как на корте. Я обычная девушка — люблю веселиться, гулять  с друзьями, говорить глупости. Я открытый человек. На корте я гораздо серьезнее, более сконцентрирована на том, что делаю. Теннис — моя работа, и я стараюсь выполнять эту работу как можно лучше. Я очень требовательна к себе.

    Azarenka2Перед Australian Open стилист Данни Миноуг поработала над образом Виктории Азаренко. Getty Images

    — Ты одна из лучших спортсменок Беларуси. Наверное, дома за твоей карьерой следят особенно пристально?

    — Да, про меня много пишут в прессе. Правда, не всегда мне нравится содержание этих статей :). Иногда людей интересуют только то, сколько я зарабатываю, а не спорт, которым я занимаюсь. Немало тех, кто критикует мою игру, мои решения, мои результаты. Но такие разговоры неизбежны, и я научилась с этим справляться.

    — Как ты думаешь, благодаря твоим успехам теннис в Беларуси начал развиваться активнее?

    — Мне кажется, что да. Когда я возвращаюсь домой, вижу, что строится немало кортов, дети играют в теннис. Конечно, это очень хорошо. Я пытаюсь принимать участие в этом — посещаю теннисные центры, провожу мастер-классы для детей и так далее. Развитие есть, но трудностей все равно предостаточно. Теннис — дорогой вид спорта. В Беларуси есть множество талантливых детей, которые не могу позволить себе, например, обновлять экипировку, и они уходят в другие виды спорта. Это печально.

    — Как ты думаешь, если бы ты осталась в Беларуси и не уехала в США, то смогла бы достичь того уровня игры, который есть у тебя сейчас?

    — Нет, думаю, что не смогла бы. Меня некому было тренировать, у меня не было бы столько спаррингов. На самом деле, у меня фактически не было выбора.

    Azarenka5Во время благотворительного матча в Минске Виктория Азаренко сразилась даже с Александром Лукашенко. Reuters

     

    — Покидать дом в таком возрасте сложно?

    — Да, это было очень непросто. Мне кажется, что после четырнадцати лет я слишком быстро повзрослела. Но когда ты знаешь, чего хочешь добиться, это облегчает жизнь. У меня была цель, и я к ней шла, хотя знала, что придется многим пожертвовать. Сегодня я ни о чем не сожалею. Радуюсь, когда возвращаюсь домой. Моя семья, мои друзья — все здесь. Хотя мои родители и путешествуют со мной иногда, но часто мы подолгу не видимся, и они очень скучают.

    — Вернемся к твоей карьере. До сегодняшнего дня ты ни разу не смогла преодолеть четвертьфинальный рубеж на турнирах Большого Шлема. Есть ли какое-то объяснение этому факту? Это какой-то внутренний барьер или просто так сложились обстоятельства?

    — Объяснение есть: каждый раз, когда я доходила до четвертьфинала на турнире Большого Шлема, мне приходилось играть с первой ракеткой мира (поправка: в 2009 году Серена Уильямс, обыгравшая Викторию в четвертьфинале «Уимблдона» была второй в рейтинге - Goals.by). В Австралии и на «Уимблдоне» я проигрывала Серене, на «Ролан Гаррос» – Динаре Сафиной. На Australian Open я была в одном шаге от полуфинала (Виктория вела в матче против Серены Уильямс со счетом 6:4 4:0, но проиграла - Goals.by). Думаю, это вопрос времени. С опытом и при условии, что я буду хорошо работать, я уверена, что смогу преодолеть и четвертьфинальную стадию.

    — Ты являешься представительницей молодого поколения, как, например, Возняцки, Радванска и другие. Некоторые считают, что ты, по сравнению со своими ровесницами, обладаешь наибольшим потенциалом. В первую очередь потому, что твои удары мощнее, чем у остальных. Что ты думаешь об этом?

    Самое главное — быть здоровой. Помимо этого, у меня обычные цели: стать первой и выиграть турниры Большого Шлема.

    — Во-первых, спасибо всем, кто так думает, я это ценю :). Потенциал — это одно. Но в финале лучше тот, кто лучше работает. Талант, конечно, важен. Но какова доля таланта в успехе спортсмена? Скажем, 10 или 20 процентов. Конечно лучше, когда он есть. Но если вы не слишком талантливы, это не значит, что вы обречены. В женском теннисе не так уж мало игроков, которые входят в число лучших, при этом не имеют огромного таланта. Главное — работа. Лично я усердно тружусь в любом случае, то же самое можно сказать и о Каролине с Агнешкой, которых вы упомянули.

    — Эти девушки соперницы, однако при этом являются и хорошими подругами…

    — Да, это правда. Девушки нашего поколения очень хорошо друг к другу относятся. Например, Каро — моя очень близкая подруга. У нас нет нездорового соперничества. Я думаю, что мы заслуживает того места, которое занимаем, и когда я вижу, что результаты у Каролины лучше, чем у меня, я не завидую, у меня лишь появляется дополнительная мотивация, чтобы делать свое дело лучше.

    Azarenka3Виктория Азаренко даже сумела привезти Каролин Возняцки в Минск для благотворительного матча. Иван Уральский

    — Предыдущее поколение, представительницами которого являются сестры Уильямс, Жюстин Энен и Ким Клийстерс, очень сильно и до сих пор играет в туре. Как тебе кажется, сможет ли ваше поколение принять эту «эстафетную палочку» и вывести теннис на новый уровень?

    — В том, что касается игры, я не знаю. Думаю, 8-10 лет назад теннис отличался от того, что мы видим сейчас. В течение нескольких лет с этим поколением теннис изменился, стал более силовым. И мы уже вливались в эту струю. Мне кажется, наше поколение может принести больше позитива в теннис. Мы ближе друг другу, между нами нет ссор, мелких уколов на пресс-конференциях и неприязни. Для нас есть только игра и ничего кроме игры.

    — Неужели все друг с другом дружат?

    — Я не могу говорить за всех. Но то, что касается Каролины и меня, раз уж мы об этом говорили, то никаких проблем во взаимоотношениях у нас нет. Мы враги на корте, но друзья вне его. Нельзя смешивать эти чувства, нужно четко отделять работу от того, что находится вне ее.

    Azarenka4Виктория Азаренко в детской больнице в Боровлянах. Иван Уральский

    — Есть ли среди твоих сверстниц девушка, которую ты бы особенно боялась?

    — Нет. Нельзя бороться с кем-то, если ты его боишься. Страх порождает еще больший страх. Нужно просто играть. В конце концов, ты ведь не умрешь, даже если проиграешь.

    — В последние годы на верхних строчках женского рейтинга было немало перемен, многие девушки занимали первое место, а потом сходили с дистанции. Кто для тебя лучший игрок в мире лично для тебя?

    — Трудно сказать. Сразу несколько девушек в последнее время выделялись на фоне остальных, но тяжело выбрать одну. Сейчас очень сильное соперничество, в том числе и между новым и старым поколением, так что удерживаться на первом месте весь год сложнее, чем раньше. Но если нужно выбрать только одну из лучших, то я выберу Серену.

    — Ты интересуешься историей тенниса?

    Кумиром моего детства всегда была Штеффи Граф. Но я не из тех, кто постоянно просматривает старые матчи. Я и теннис, который показывают сейчас, смотрю нечасто, разве что матчи Федерера иногда. Прошлое — это прошлое.

    — А если подумать о будущем — чего бы ты хотела больше всего?

    — Самое главное — быть здоровой. Если ты здоров, то можешь сделать все. Помимо этого, у меня обычные цели: стать первой и выиграть турниры Большого Шлема. Не знаю, на какой из них у меня больше всего шансов, вообще я хорошо играю на любом покрытии. Но у меня есть любимый турнир — Открытый чемпионат Австралии. Может быть, он и станет первым.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.