Министр Ковальчук о Герасимене: «Три года подготовки в США. С кем там общалась, кто обрабатывал, какие сулили гонорары? Спецслужбы не спят»

Министр спорта и туризма Сергей Ковальчук в интервью Сергею Канашицу порассуждал о влиянии политики на спорт.

— Политическая обстановка в стране, которая затронула в том числе и спорт, добавила нервозности в работу?

— Стараюсь не обращать внимания на провокации.

Хотя трудно не заметить «вильнюсский филиал» и его популистские заявления космической глупости. Пишут кляузы в международные организации, а потом радуются санкциям и заявляют, что благодаря им Беларусь потеряла огромные деньги, которые МОК выделял нашей стране для поддержки спортсменов.

Хочу сказать, что, во‑первых, если твоя страна недополучила финансовых средств, то радоваться тут совершенно нечему. А во‑вторых, уточню, что 100 тысяч долларов, о которых ведется речь, для белорусского спорта — это капля в море. Один сбор футбольного клуба за рубежом обходится дороже. А еще совсем недавно процентов 80 белорусских команд имели удовольствие летать зимой к морям на постоянной основе, а некоторые — по два‑три раза. Вот и считайте. В том числе и по этой причине с нынешнего сезона подобные «командировки» взяты Министерством спорта под жесткий контроль.

— На ваш взгляд, чем обусловлены их поступки?

— Думаю, дело в личных амбициях и обиде. С Александрой Герасименей, например, я сталкивался всего один раз. Вместе с Надеждой Скардино их привел ко мне прежний пресс‑секретарь: спортивное радио, говорят, хотим создать. Стал вникать: профильного образования у девушек нет, доводы приводят, мягко говоря, сомнительные. В общем, история показалась не совсем чистой. Изучили подробно: оказалось, что под это радио еще пять точек планировалось открыть. Можем предположить, как эти информационные центры использовались бы в непростых политических условиях прошлого года. Благо примеров хватает, когда ресурсы, заявленные исключительно как спортивные, скатились на откровенно тенденциозную политическую платформу часто к тому же ярко экстремистской направленности. Может, были и тут какие‑то планы, стояла определенная задача?

Начинаешь разбираться с судьбой той же Герасимени — и тоже возникают вопросы. 2003 год. Допинг. 4 года дисквалификации. Но вдруг срок сокращают вдвое. Нонсенс, который никто толком объяснить так и не смог. С чего бы это такой аттракцион неслыханной щедрости? Где и с кем удалось договориться? Еще одна веха жизненного пути — три года подготовки в США. С кем там общалась, кто обрабатывал, какие сулили гонорары? И почему именно она теперь возглавила эти вильнюсские фонды?

Если все эти факты выстроить в одну логическую цепочку, то прослеживается некоторая закономерность. Спецслужбы не спят, работают, и методы их воздействия на своих агентов бывают разные. Человек внутренне может быть и не согласен с тем, что делает, но деваться некуда. В моем понимании не может спортсмен, который всегда поддерживал государство, защищал его честь на международной арене, вдруг резко и в корне поменяться, запев совершенно другую песню, – заявил Ковальчук.

 

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные