Светлана Куделич: «В Беларуси все привыкли бояться и молчать, делать одно, а говорить другое. Разве это правильно?»

Белорусская бегунья Светлана Куделич, которая была уволена из сборной Беларуси и структуры МЧС,  поделилась мнением о любви к Беларуси.

– Любовь к стране, как вы написали в своем посте в инстаграме, все-таки оказалась невзаимной. Это стало понятно только во вторник или еще раньше?

– Скажем так, во вторник все стало на свои места, все стало окончательно понятно. И разрыв, соответственно, произошел в этот же день. Это можно сравнить с отношениями с любимым человеком, потому что разрыв принес мне боль, обиду. Не принимается это все как-то. При этом были уговоры, угрозы, предупреждения со стороны чиновников, рассказывали спортсменам, что с нами будет, если мы не заберем свои подписи. Понятно, что ничего хорошего не обещали. А еще интересно, что атлетов постоянно спрашивали, читали ли мы пункты письма, которое подписали. Может, даже не изучали ничего, а просто поставили подпись, или нас заставили. Чиновники думают, будто мы априори не можем думать, мыслить и отвечать за свои поступки.

Со мной разговаривали не только представители федерации легкой атлетики, но и руководители моего подразделения МЧС – я до недавнего времени служила в Заславском РОЧС. Присылали мне сообщения, мол, если заберу свою подпись, то обо всем забудут, все будет, как и раньше. А «если не заберешь – сама понимаешь». Еще, помню, было такое сообщение: «Света, если ты забираешь подпись, то ты наша. Если нет – мы расстаемся». То есть чиновники делят людей на наших и не наших, глядя на их моральные принципы, гражданскую позицию? Естественно, это неправильно. Да, в Беларуси все привыкли бояться и молчать, делать одно, а говорить другое. Разве это правильно?

Я не глупый человек, я понимаю, что потеряю, что стоит на кону. Конечно, я имела возможность заниматься спортом, получала среднестатистическую зарплату, была в зоне комфорта, хотя и хватало испытаний. Когда выезжала на международные соревнования, бывало, бежала и по две дистанции, потому что в команде не хватало людей. Но я бежала. Или та же Доха, чемпионат мира. Реально, там были невыносимые условия, но мне говорили, что нужно добежать, нужно финишировать. Почему? А так нужно начальству. Каждый держится за свое теплое место, сейчас я это отчетливо понимаю. А если бы я сошла, чиновникам бы досталось. Но я бежала тогда не потому, что так нужно было начальству. Мной руководили патриотические нотки, которые заставили забыть о здоровье, о последствиях. Сейчас этого патриотизма, можно сказать, нет. А тогда была реальная угроза моей жизни. Вы представляете, как пробежать марафон в невыносимых условиях? В 40-градусную жару, при этом такая температура в Дохе ночью. Я не люблю жаловаться, но просто устала молчать, терпеть этот беспредел. Сейчас не могу нормально спать, потому что много мыслей, беспокоюсь, переживаю. Но понимаю, что моя любовь к стране оказалась невзаимной, как и написала в инстаграме, – сказала Куделич.

«Давайте вернем 90-е, потому что 37-й – страшнее». На эту бегунью и ее тренера-мужа давили со всех сторон, но они по-прежнему за честные выборы

 

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья