Ольга Мазуренок: «Один человек сказал: «Оля, ты странный человек. Этим людям твоя Олимпиада по барабану. Их вообще не интересует, закончишь со спортом или будешь выступать за другую страну»

Белорусская бегунья Ольга Мазуренок, которая была лишена президентской стипендии, рассказал о том, сколько потеряла, а также вспомнила историю, как пыталась попасть на прием к министру спорта Сергею Ковальчуку, сообщает Pressball.by.

– Зарплата упала почти в пять раз. Но дело даже не в сумме. Просто для того, чтобы профессионально заниматься спортом, я должна быть откомандирована в Министерство спорта. Специалисты поймут: без горных сборов в той же Кении мечтать о хорошем результате на олимпийском марафоне наивно...

Скажу честно: поначалу думала, просто пугают – и скоро все образуется. Но потом один человек, знающий ситуацию изнутри, а затем еще несколько сказали: «Оля, ты странный человек. Этим людям твоя Олимпиада по барабану. Не поедешь на Игры, закончишь со спортом или будешь выступать за другую страну, это их вообще не интересует». Окей, думаю. Пусть так. Но ведь совсем скоро наступит весна, когда надо будет готовиться не покладая рук к Играм. А потом отчитываться за них, в том числе руководителю отрасли. Что он будет излагать? Вспоминать истории, которые рассказывал на встрече с нами о том, как бегал по 100 километров в берцах? Ну тогда, видимо, ему самому в Токио и придется подтверждать стайерские рекорды.

Кстати, не могу не отметить метаморфозу, произошедшую с Ковальчуком. С самого начала это был человек, который во всем нас поддерживал. Но затем что-то изменилось, пошли массовые увольнения. Вместе с Дашей Борисевич, нашей лучшей бегуньей на 800 и 1500 метров, подумали: надо сходить к Сергею Михайловичу на личный прием. Мало ли как до него доходит информация.

Хотя, признаюсь, внутренний голос изначально подсказывал: ничего из этого не выйдет. Даша настаивала – надо записаться на прием. Но я была уверена на сто процентов – если обозначим намерения в таком формате, нас точно не приветят. Поэтому пошли без записи. В министерстве шло какое-то совещание, Сергей Михайлович куда-то торопился. Говорит: «Сходите, пообщайтесь с Бараулей». Замминистра дал высказаться мне, Даше. «Хорошо, я вас услышал». На прощание подчеркнул, что в сложившейся ситуации выход только один: либо меня откомандировывают обратно, либо заканчиваю. Ну и все, молчок.

Потом прихожу к главному тренеру сборной Юрию Моисевичу, который бывает в министерстве каждый день, с той же просьбой – чтобы выслушал министр. Ковальчук дал понять: на нас у него времени нет. Это уже стало походить на какую-то личную обиду от человека, право слово.

Ну, положим, такое может быть. Я спортсменка с непростым характером — и иногда сама себе не нравлюсь. Но в жизни случаются ситуации, когда важно остаться собой. Помните, как у Высоцкого в его знаменитом стихотворении?

«Я не люблю себя, когда я трушу,

Досадно мне, когда невинных бьют.

Я не люблю, когда мне лезут в душу,

Тем более, когда в нее плюют».

Но даже не в этом дело. Это мое внутреннее. Просто если человека поставили на такую должность, он обязан общаться со спортсменами. Ну это чисто практический подход: нельзя рубить сук, на котором сидишь. Ведь за достижения людей на дорожках и в секторах функционеры затем получают премии и награды. У нас же на деле уровень процесса руководства вызывает вопросы. Нельзя ведь просто так спускать вниз указания и требовать их неукоснительного исполнения. Поверьте, в мире легкой атлетики сейчас в недоумении все.

Мне не хочется подводить людей из федерации. Но 90 процентов из тех, с кем общалась, сказали, что я молодец – и они разделяют мое мнение. Тем не менее, как люди бывалые все же посоветовали отозвать подпись из письма спортсменов, чтобы не пострадать при подготовке к Олимпиаде», – сказала Мазуренок.

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья