Андрей Кравченко: «Мы в Германии не на правах туристов. Нам предоставили политическое убежище, получаем определенное пособие»

Беларусский легкоатлет Андрей Кравченко рассказал о жизни в Германии.

– Почему вы уехали в Германию?

– После майского интервью Никите Мелкозерову в «Жизнь-малина» мне написал один очень хороший человек и предложил помощь. Это беларус, который давно живет и работает в Германии. Он сказал, что есть возможность переехать сюда.

Я пообщался с Яной, она была немного против переезда, потому что боялась перемен, не хотела все с нуля начинать, тем более у нас в Беларуси свой дом в лесу, ребенок маленький. В общем, было много причин остаться.

Но мы все-таки поговорили, посовещались и окончательно пришли к выводу, что в стране жизни нам не дадут, поэтому единственный выход – уезжать. Связались с беларусом в Германии, приняли его приглашение, и он помог переехать. Спасибо ему большое за помощь.

– Вы уезжали в пустоту?

– По сути, да. То есть не было ни работы, ни жилья. Сразу и не представляли, как все будет. Более того, мы в Германии живем уже четыре месяца, а до сих пор занимаемся оформлением документов. Тут свои законы, все упорядочено. И здесь нельзя, как в Беларуси, прийти в организацию, попросить свата-брата или какого-нибудь другого родственника, чтобы тебе побыстрее выбили какой-то документ. Если тебе сказали, что все будет готово через два месяца, значит, так и будет, не раньше.

Есть и другие минусы, связанные с нашим переездом. Например, Эмилия не ходит в сад, 24 часа с нами, поэтому нет возможности решить какие-то свои вопросы. Бабушек очень не хватает :). Я сам не могу потренироваться, не могу долго находиться на работе. Яна четыре раза в неделю ездит из одного города в другой на тренировки. А это время, затраты. Мы во многом ограничены, очень тяжело. И все из-за одного деда в Беларуси.

– С какими проблемами столкнулись сразу после переезда?

– Скажем так, с общими, бытовыми. Вид на жительство до сих пор оформляем, страховку получили спустя четыре месяца после переезда. Я даже не представляю, что бы мы делали, если бы с кем-то из семьи что-то случилось. Но при этом мы в Германии не на правах туристов. Нам предоставили политическое убежище, получаем определенное пособие. Просто процесс оформления документов очень долгий.

Тяжело в плане языкового барьера. Когда приехали, я сразу начал учить немецкий язык, но он непростой. Сейчас немного уже понимаю и продолжаю учить, – сказал Кравченко.

Беларус-олимпиец получил убежище в Германии: нет денег, чтобы поменять права, во многом ограничен, но на Родину вернется, когда 500 тысяч выйдет на улицу, чтобы не уйти

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные