Алексей Вишневский: «До сих пор остаюсь самым молодым пилотом, который когда-либо дебютировал на «Дакаре»

Пилот «МАЗ» Алексей Вишневский рассказал о том, что он до сих пор считается самым молодым пилотом-дебютантом «Дакара».

– Я до сих пор остаюсь самым молодым пилотом, который когда-либо дебютировал на «Дакаре». Знаю, сейчас голландец Мартин ван ден Бринк активно готовит своего сына, ему нет даже 18 лет. Но пока этот парень ездит в экипаже отца только штурманом или механиком. Со временем он может побить мой рекорд.

– Волнительно быть дебютантом «Дакара»?

– Такие соревнования не выигрываются с первого раза. В нынешнем году на «Дакар», например, пришел чемпион мира в «Формуле-1» Фернандо Алонсо и финишировал только тринадцатым. Не думаю, конечно, что он рассчитывал на победу, но и так далеко оказаться не ожидал. Сергей Вязович к своим нынешним результатам также ехал не один год, хотя были и амбиции, и скорость, и достижения в автоспорте. «Дакар» – очень сложная гонка. Конечно, если задаться целью просто добраться до финиша – это можно сделать уже в первый год. Но это будет очень невысокий результат. Скорости сейчас высоки, к тому же ты всю гонку едешь глазами. На ралли-рейдах невозможно, как в кольцевых гонках или дрифте, изучить трассу, накатать ее, запомнить все повороты и точки торможения. Здесь ты можешь ехать, а через две ямки – обрыв. Да, штурман читает роуд-бук, но пилотирование все равно импровизация. Скажут тебе, например, через 200 метров яма. А ты до этого где-то срезал, проехал чуть иначе, и обрыв этот оказывается перед тобой уже через 50 метров.

– Александр Василевский, единственный из белорусов проехавший на МАЗе девять «Дакаров», рассказывал, что во время первой гонки они просто остановились на гребне, вышли из машины и не могли поверить, что маршрут идет вниз с такого обрыва. У тебя были похожие моменты?

– Первой полноценной гонкой у меня был Шелковый путь. Я тогда заехал в такие пески… Десять километров проехал, смотрю – МАЗ Василевского на боку лежит. Еще немного проехал – КамАЗ Андрея Каргинова в воронку упал. Я просто в шоке был. В голове крутилась одна мысль: как бы отсюда выбраться… Дюны бывают такие, что без опыта с ходу и не поймешь, что с ними делать. Нужно разогнаться, выбрать правильную траекторию и выскочить так, чтобы не вылететь с гребня и не перевернуться. Там ведь обрыв может быть метров 200: не верится, что оттуда вообще спуститься можно. А бывают подъемы, на которые начинаешь подниматься на максимальной скорости, а на вершине тебя уже мотор едва вытягивает.

– К этому можно привыкнуть или ощущения по-прежнему такие же острые?

– Уже проще: везде был, все прошел. Но с другой стороны, сейчас от нас ждут результат, ошибаться нельзя. Только на пределе. Появляется психологическое давление, мысли перед сном, из-за которых бывает и поспать толком не получается. В команде, если что-то не по плану, также бывают эмоциональные обсуждения, и поругаться можем. Но потом приходим в себя, оцениваем ситуацию и едем дальше. Выдохнуть и разобрать свои ошибки можно только после финиша гонки, – сказал Вишневский.

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья