Не сумасшедший, а свободный

Легенда «Чикаго Буллз», скандальный и эпатажный Деннис Родман не считает Шакила О’Нила мужиком. Предпочитает белых женщин и знать не хочет своего отца. Называет свою жизнь цирком и утверждает, что НБА на 50 процентов состоит из секса. Уверяет, что никогда не принимал наркотики, а также рассказывает о проблемах дочки в школе, которые у нее возникают из-за такого папаши.

Деннис Родман умеет удивить
Деннис Родман умеет удивить
RodmanДеннис Родман умеет удивить celebrific.com

Легенда «Чикаго Буллз», скандальный и эпатажный Деннис Родман не считает Шакила О’Нила мужиком. Предпочитает белых женщин и знать не хочет своего отца. Называет свою жизнь цирком и утверждает, что НБА на 50 процентов состоит из секса. Уверяет, что никогда не принимал наркотики, а также рассказывает о проблемах дочки в школе, которые у нее возникают из-за такого папаши.

Моя жизнь — это цирк. Мой год — 365 дней гребанного беспорядка. Я ничего не планирую, и мне это нравится. Даже Люцифер не знает, что я выкину в следующий раз. А я ведь могу снова выйти голым на площадку!

Все считают, что Элвис умер. Но нет, вы сейчас смотрите на него. Элвис не умер, он просто изменил цвет своей кожи.

У меня не было крыши над головой. Я работал в дешевом супермаркете «7-Eleven». Было и такое.

В детстве я был настолько стеснительным, что боялся зайти в школьный автобус.

Химия — это такой урок в школе, где пытаются сложить два и два, а получается десять. Или что-то вроде того.

Когда ты живешь в вонючем квартале и у тебя нет ни черта, все что ты пытаешься сделать это выжить. Других мыслей нет.

Я не нравился девушкам – до 20 лет я был девственником. Честное слово.

Вообще не смотрюсь в зеркало – я же чертов урод.

Уилт Чемберлен соврал, когда сказал, что у него было 20 тысяч женщин.

За всю свою жизнь у меня был секс с пятью десятками женщин. Понравились мне от силы пять.

Что вы говорите, Кармен Электра? Это были восемь лучших дней в моей жизни.

Я как Призрак Оперы – люди пугаются, но я им нравлюсь.

Однажды я был в клубе и решил потанцевать. Но только я вышел и поймал ритм, как все люди остановились и стали глазеть на меня. Я сразу уже вернулся к своему столику.

В свое время я решил быть самим собой. И сейчас я атмосфера. Я — реальность. Я Элвис, Джимми Хендрикс, и «Грэтфул Дэд» в одном лице. Президенту США становится плохо, когда он начинает думать обо мне.

Жена Клинтона как-то в шутку сказала в прямом эфире, что она Хилари Родман Клинтон. Но обычно же берут имя мужчины после того, как у тебя с ним был секс. Поэтому, думаю, она фантазировала насчет меня. Я даже представил ее в постели с президентом, когда она кричала в порыве страсти: «О, да, Деннис, да! Ой, я имела в виду Билл!».

Если моей девушки нет в городе — я мастурбирую. Даже придумал сексуальные имена для своих рук. Когда устает Моника, за дело берется Джуди.

Во всем мире люди мастурбируют 2 миллиарда раз в день. Этим занимаются все мужчины и женщины. Это как пожары в Калифорнии, так почему мы должны стесняться?

Я хочу женщину, которая свободна. Она должна быть независимой и сильной. Я сам люблю доминировать, но мне нужно иногда чувствовать ее власть.

Обычно я уединяюсь с белыми цыпочками. Из-за этого многие люди остаются несчастными. Особенно черные цыпочки.

Мадонна – это вспышка из прошлого. Может, хватит уже о ней спрашивать? Она хорошая женщина и, надеюсь, добьется всего, чего хочет.

Есть одна вещь, которую все должны уяснить: мне нравится мой герой.

Все хотят забивать. Все хотят быть гребанными звездами. Но ничего — у меня больше работы будет. Нужно же всем им объяснить, как правильно падать на паркет.

Шакил О’Нил — не мужик. Лига пытается вылепить из него супергероя, но ничего не выходит. Я вот смотрю на его игру и ничего не чувствую.

Я возвел свое ремесло в ранг искусства. Я визуализирую, отделяю мяч от всего, что происходит на площадке. Другие так не умеют. Я думаю об игре, а не о людях, которые в ней участвуют.

Вот сейчас на мне кофта — она не красная. Она огненно-розовая. И каждый день я выбираю новый цвет из этой гаммы. Меня называю Червяк, но это не правильно. Я чертов Хамелеон!

Я называю Фила Джексона Предводителем Лордов. Он экстрасенс. В моей жизни было два великих тренера — Фил Джексон и настоящий мужик Чак Дэйли. Больше я никого не слушал.

Мне наплевать, что думает Дэвид Стерн. Он не мой гребанный отец. Повторюсь, мне все равно, что он думает, но я скажу, что он думает. Стерн думает, что я просто необходим этой лиге. Он — мой главный фанат.

Всю свою жизнь я прожил без отца. Сейчас он пытается со мной связаться, но, если я его встречу, для меня он будет простым болельщиком, которому я пожму руку, скажу: «Привет! Как дела?», оставлю автограф и распрощаюсь.

Когда мне было 32 года, полиция Детройта нашла меня возле дороги прямо у нашего стадиона. В руке у меня был зажат нож. Тогда меня посещали мысли о самоубийстве. С тех пор моя жизнь изменилась.

Когда мяч в игре — это для меня музыка. От темпа игры мелодия немного меняется, но, черт возьми, она прекрасна.

На протяжении пяти лет в НБА я чувствовал себя высококлассной проституткой, но при этом другие девочки в лиге получали больше меня.

Почему-то люди, сидящие в кабинетах лиги, думали, что меня нужно загнобить только из-за того, что я не похож на Майкла Джордана и не стану марионеткой в их руках.

Мой кумир — маленькая дочка. Она красивая и очень умная. Но Алексис не хочет ходить в школу — она стесняется своего папашу. Я ничего не могу с этим поделать — люди постоянно напоминают ей, кто я такой.

Никогда не боялся дисквалификаций. Поцелуйте меня в задницу, уважаемая НБА. Я живу здесь и сейчас, но, если умру, то на моем лице будет довольная улыбка.

Можете меня любить, можете ненавидеть. Мне плевать.

Пятьдесят процентов НБА — это секс. Остальное — деньги.

Все в лиге думали, что я принимаю наркотики. Но если бы это было правдой, я бы уже давно сгорел с такими нагрузками!

Я могу набрать за матч 20 очков, если захочу. Но у меня другие цели.

Карл Мэлоун слишком крутой, чтобы его сравнивать с такой задницей, как я.

Я иду на площадку, чтобы получить в глаз, чтобы мой нос расплющили, а тело покрыли синяками. Я люблю чувствовать боль во время игры.

Могу прыгнуть за мячом три, четыре раза подряд. Это никому кроме меня не под силу.

Хочу сделать для подборов то же самое, что Джордан сделал для бросков сверху.

Честно говоря, уже устал пытаться сделать нашу игру более привлекательной для болельщика.

Вижу, что у меня появились подражатели. Я польщен.

Везде, где есть деньги — есть наркотики. Глупо думать, что в НБА нет наркотиков.

Признаюсь, что одевал леггинсы под одежду. Но я никогда не носил женское белье!

Если я захочу надеть платье – я надену платье!

Я не гей, но скрывать бы этого не стал. Вам же нужна сенсация! Вы каждый день трахаете миру мозг, поэтому я не стал бы вас лишать такой горячей новости и сообщил бы обо всем первым.

В конце карьеры я также прыгал, бегал и делал то, что умею. Мне нужно было показать всем, что я еще могу прыгать. Я устал носиться по площадке, ставить эти гребаные заслоны, но соперник не должен был понять, что мне уже 43 года.

Моя мечта — вернуться в НБА. Не смотрите на возраст! Вот смотрю сейчас на «Портленд» и «Торонто» – я им нужен.

До тех пор пока я играю в баскетбол, я могу получить любую женщину, которую только пожелаю.

Зал Славы? Куда нужно подойти?

Когда человек живет в моем ритме, все думают, что он умрет молодым.

50 раз я выпрыгивал из зданий, срывался с утеса, вылетал с трассы. Женщины заходили ко мне в спальню с ножами и пистолетами. Дерьмо случается.

Жизнь мне напоминает большой бассейн. Когда погружаешься в воду, ты еще не знаешь насколько там глубоко.

Я не верю в существование границ. Самоубийство — единственное, что нельзя себе позволить.

Деннис не сумасшедший. Деннис свободный.

При подготовке материала использованы цитаты из интервью Дениса Родмана на ESPN.com, CBS.com, NBA.com, из интервью журналу «Playboy», «GQ», «Esquire», передач канала «TNT», а также The Associated Press, The Chicago Tribute, The Detroit News.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.