«Как там женщины в этих пальто ходят?»

За пару месяцев в иранском «Горгане» Николай Алексеев вытащил команду на четвертое место, чего с ней не случалось очень давно. В бойком интервью баскетболист рассказал об азиатских традициях, запрете для женщин ходить на баскетбол, местных жителях, закончивших минский медуниверситет, персидском ковре, русском мате, а также признался, что в «Цмокі» его не звали, и предположил, что нынешняя молодежь не знает, что такое салочки.

Николаю Алексееву в Иране понравилось.
Николаю Алексееву в Иране понравилось.
AlekseevНиколаю Алексееву в Иране понравилось. Юлия Чепа

За пару месяцев в иранском «Горгане» Николай Алексеев вытащил команду на четвертое место, чего с ней не случалось очень давно. В бойком интервью баскетболист рассказал об азиатских традициях, запрете для женщин ходить на баскетбол, местных жителях, закончивших минский медуниверситет, персидском ковре, русском мате, а также признался, что в «Цмокі» его не звали, и предположил, что нынешняя молодежь не знает, что такое салочки.  

Мужики, Джордан, аншлаги

— За последний год в интернете и газетах о вас практически ничего не было слышно. Где пропадали?

— Никуда я не пропал — рано меня списывать со счетов :). В этом сезоне не удалось найти себе пристанище в Европе — почти не играл, никто меня практически не видел. Но физическая форма была достаточно хорошая. Хочу сказать за это спасибо тренеру по физподготовке Татьяне Ловец, которая работала с нами в сборной. Под ее руководством занимался до января. Также посещал тренировки «Цмоков». Спасибо минскому клубу за то, что позволяли вместе с ними заниматься на Уральской. После этих занятий уехал в Иран.

— Крутой поворот.

— Захотелось открыть новые просторы. Белорусов в Азию редко заносило. Если честно, был приятно удивлен. Не думал, что там такая баскетбольная обстановка. Играл в команде «Горган», которая заняла четвертое место в чемпионате. Одноименный город находится на севере Ирана, совсем неподалеку от Каспийского моря. Моя команда не ставила больших задач. Четвертое место — это огромный успех для «Горгана». Последний раз команда взбиралась так высоко пятнадцать лет назад. Когда я только приехал в Иран, мы были на девятом месте из десяти. В итоге за два месяца сделали серьезный прорыв. Очень порадовали и руководство, и болельщиков.

— Какие впечатления оставила иранская лига?

— Очень хороший чемпионат. Хватало сильных, мастеровитых баскетболистов. Некоторые ребята имеют за плечами опыт выступления в НБА. Единственная проблема — лимит на легионеров. В каждой команде может быть не больше двух иностранцев, а выходить на площадку в «регулярке» может и вовсе только один.

— Значит, клуб ваш был стабильным середнячком?

— Громко сказано. 7-8-е место раньше для «Горгана» было потолком. Но так получилось, что после моего приезда из восьми матчей мы победили в семи. Все были в шоке!

— Каким образом возник вариант с Ираном?

— Агент посоветовал. Он долго искал клуб для меня. В итоге остановились на Иране.

— В Европе не было шансов устроиться?

— Когда в сентябре заканчивается цикл сборной, все клубы уже с большего укомплектованы. Имея статус свободного агента, в это время уже трудно куда-либо пробиться. Даже через трай-аут. Дальше разговоров дело не доходило — никакой конкретики, ни одного просмотра.

— Что удивило в иранском чемпионате больше всего?

— Фанаты. Баскетбол для иранских болельщиков — это культ. Они просто больны спортом. Поддержка на матчах бешеная. Арены всегда битком. А болельщики «Горгана» и вовсе считают свой город баскетбольной столицей страны. На самом деле, традиции очень хорошие. И я уверен, что они будут передаваться из поколения в поколение — на матчи ходят и малыши, и старики.

На матчи по религиозным соображениям запрещено ходить женщинам. На трибунах только мужики.

Но самая главная отличительная черта иранского баскетбола — на матчи по религиозным соображениям запрещено ходить женщинам. На трибунах только мужики. Наш зал вмещал четыре тысячи человек. Но на каждом матче присутствовало тысяч шесть зрителей — на трибунах не продохнуть, люди друг у друга на шеях в проходах до дверей стоят. Болельщицкий бум в Горгане достиг своего апогея, когда мы попали в первую в половину. Фанаты нам в любви признавались, и мне в том числе :). В такой обстановке просто не имеешь права плохо сыграть.

— Говорите, женщинам запрещено появляться на матчах. Получается, и групп поддержки в иранском баскетболе нет?

— Правила существуют для всех. В том числе, и для групп поддержки. Женщинам вообще запрещено присутствовать на любом мероприятии, в котором участвуют мужчины.

— Какое было музыкальное оформление матчей?

— Они какую-то свою музыку крутили — даже не знаю, о чем в их песнях пелось. Нормально, со временем привык. У них тоже есть свои поп, рэп, рок.  Эти исполнители на местном уровне достаточно популярные. Ритм тот же, что и у нас. А в слова особо вслушиваться не надо :). Пару треков даже на телефон залил. А ребята из команды записали миксов всяких на флешку. Теперь дома слушаю, вспоминаю :).

— Расскажите о Горгане.

— По иранским меркам город не очень большой — тысяч 600-700 жителей. С Тегераном не сравнится. Кстати, как думаешь, сколько человек живет в столице Ирана?

— Миллионов пять?

— Двадцать :). А с туристами все 25.

— Ого!

— У меня такая же реакция была. Вроде Москва огромная, а на самом деле столице России до Тегерана еще расти и расти.

— Можно назвать баскетбол главенствующим видом спорта в Иране?

— Скорее, борьба для них на первом месте. Также очень популярна тяжелая атлетика. Именно в этих видах спорта у иранцев наибольшие успехи на Олимпийских играх. Также волейбол неплохо развит. Футбол, как мне показалось, сейчас на некотором спаде.

Баскетбол же стремительно набирает обороты и занимает свою нишу. Очень популярен Хамед Хаддади — единственный иранец в НБА, выступающий с этого сезона за «Финикс». Иранская сборная попадает на Олимпиады, в азиатском сегменте им практически нет равных.

— То есть баскетбольную лигу Ирана второсортной не назовешь?

— Ни в коем случае! Они себя очень оберегают. Практически все сборники выступают у себя на родине, за исключением Хаддади и двоих ребят, играющих в Испании и Франции. Зачем куда-то ехать, если и дома отличные условия? Рынок очень хороший, и легионеры не последние. Например, в команде-чемпионе «Петрохими» доигрывал сезон Ибрагим Джаабер. Наверняка в Европе слышали про этого игрока — это он ушел из «Жальгириса» по религиозным соображениям. Не понравились ему девушки из группы поддержки. Также в «Петрохими» играл Саша Бечирович. Болельщики со стажем должны помнить этого словенца по выступлениям за ЦСКА, «Бенеттон», «Панатинаикос». И везде Бечирович был на хорошем счету. В «Махраме», занявшем второе место, играли Франсиско Элсон и Марко Милич, долго выступавшие в НБА.

— В плане статистики легче игралось, чем в Европе?

В Иране тренер рисовал одну и ту же незамысловатую комбинацию: «Заслон и пас Николаю».

— Конечно. Почему? Потому что, один легионер — это один легионер. При желании я мог атаковать кольцо по тридцать раз за игру. Но я этого не делал — старался играть на партнеров. Может, поэтому мы и стали только четвертыми. Не хотел тянуть одеяло на себя. Стремился сплотить команду. Разговаривал с ними перед каждым матчем, помогал советом. Тренер же почти всю игру строил через меня, чего не было ни в одной моей команде. Обычно мне отводилась роль на подыгрыше — больше черновой работы выполнял, подборы снимал, заслоны ставил. В Иране же тренер рисовал одну и ту же незамысловатую комбинацию: «Заслон и пас Николаю». И мог забрасывать, откуда захочу: хоть со средней, хоть с близкой, хоть «трюльник». Однако, как уже говорил, старался играть с партнерами. Стабильно за матч делал по пять результативных передач, и это с учетом того, что в Иране не засчитывают пасы на трехочковые.

— Коллектив в «Горгане» хороший подобрался?

— Может, чисто технически ребята были оснащены не идеально. А так все — прекраснейшие люди. Боролись друг за друга.

— Контракт заключали до конца этого сезона?

— Да. Тут просто вот какая штука — они даже не знают регламент на следующий сезон. В этом году в чемпионате участвовало десять команд, а в следующем планируют запустить тринадцать. Раньше первенство длилось 9 месяцев, а в завершившемся сезоне всего 6. Все «плавает». Регламент появляется всего за месяц-два до старта чемпионата. Вот только тогда они начинают комплектовать составы. Агент мне сказал: «Даже если бы ты был Джорданом, они тебе сейчас контракт не предложили бы».

Лаваш, стереотипы, дикие

— Как к вам относились в Иране?

— Просто шикарно. Очень понравился болельщикам. Как только я выходил на улицу, сразу вокруг меня образовывалось кольцо — тому автограф, с этим сфотографируйся. И ведь не спрячешься — я высокий, приметный. Многие, правда, стеснялись — боялись подходить. Я даже специально для этого на майке сделал принт на иранском языке: «Хочешь сфоткаться — подходи» :). Смешно было! А еще там водители просто сумасшедшие. Представь: широченная дорога — три полосы. И буквально на расстоянии трех метров водитель перестраивается с одного края полотна на другой. Ну, что ты выиграл этим маневром? Пять секунд максимум. А вот им все равно — надо быстрее. Темперамент. Однажды произошла даже такая история: ехал человек по другой стороне дороги. Увидел меня, доехал до светофора, развернулся и поехал обратно. Догнав, вышел из машины и машет мне рукой: «Алекс! Алекс!» :) Сфоткался с ним. Наверное, я нигде столько не фотографировался, сколько в Иране. Люди просто дикие! В хорошем смысле этого слова.

— Иран — достаточно закрытая страна. Совсем не было ощущения, что к вам относятся, как к чужаку?

— Это стереотип. Такой же, как «русские много пьют» или «белорусы — гостеприимный народ». Мы думаем, что мусульмане живут в какой-то параллельной вселенной. На самом деле, это очень открытые, приветливые люди. Конечно, у них есть свой режим — женщинам нельзя открываться, запрещено распивать алкоголь, устраивать шумные вечеринки.

Не могу рассуждать за кого-то — описываю ситуацию так, как увидел ее я. Ко мне относились просто прекрасно. Я приехал, сделал для них какое-то шоу и уехал. Конечно, если кто-то из чужеземцев приедет и захочет отобрать у них хлеб, тогда они наверняка по-другому будут настроены.

— Семью с собой брали?

— Старший сын Максим ходит здесь в школу — не хотел его срывать. Да и жена не горела желанием на Азию посмотреть.

— Боялась?

— Вот-вот, все те же стереотипы :). Тем более подрастает младший. Тянуть за собой такую армаду не хотелось. Порассуждали с женой и решили, что она с детьми останется в Минске. Да и я сам пробыл в Иране всего два с половиной месяца — приехал только ко второму кругу чемпионата. Зачем было срывать семью с места на такой маленький срок. Вот если бы на год уезжал, тогда точно за собой бы потянул :). Раньше родные меня всегда сопровождали.

— В одном из интервью вы отмечали, что не можете находиться вдали от семьи долгое время.

— Действительно, это очень тяжело. Когда других вариантов нет, приходится бороться с одиночеством. Да и скайп — великая вещь. Каждый день с родными общались, как только выпадала свободная минутка. Бывало такое, что по три раза на день созванивались. Раньше тяжеловато было, когда компьютеры у единиц были.

— Где жили в Иране?

— Условия отличные предоставили. Это вроде была гостиница, но мой номер  квартиру напоминал — трехкомнатный, огромнейший зал. Мог заказывать любую еду на свое усмотрение прямо в апартаменты — специально для меня сделали меню на английском языке. После заказа буквально через 20-30 минут я сидел за столом. Очень удобно. Не надо было ходить по городу и искать пищу. Как питаются иранцы? Довольно большой выбор мяса. Мне единственное не понравилось, что они едят очень много риса — просто в немереных количествах. Показалось даже, что в Японию попал :). А еще они очень много хлеба потребляют. Лаваш практически под все идет. Они поначалу приносили мне хлеб на завтрак, обед и ужин. Под конец дня у меня горы лаваша собирались на столе. Я им и сказал: «Ребята, принесли мне хлеб утром и все — мне этого на два дня хватит». Договорились.

— А как же фрукты?

— Куда без них при таком климате! Фруктов очень много. Киви, мандарины, апельсины, ананасы — все, чего душа пожелает. И соки только свежевыжатые. Фрукты в Иране стоят сущие копейки.

Пальто, три буквы, мед

— Получается, что иностранец в клубе — как человек с другой планеты?

У женщин постоянно должны быть руки покрыты от запястья до плеч. Не представляю, как они ходят в этих пальто по колени.

— Если человек приезжает в незнакомую страну, он становится как ребенок. Другой менталитет, другой язык. Нужно каждого за руку водить. В Европе к любой стране быстро привыкаешь. А в Иране, например, мужчинам в шортах по улице ходить запрещено. И это еще в Горгане хорошо было — на севере климат более-менее умеренный. На юге в январе «+30»! Очень тяжело такое выдержать. Летом там вообще ад – «+50»! У женщин постоянно должны быть руки покрыты от запястья до плеч. Не представляю, как они ходят в этих пальто по колени. Мужикам все-таки попроще. А то мы привыкли летом: шорты, маечка, сланцы — и погнал!

— Русскую речь хоть раз слышали?

— Вообще приятная история приключилась. Со мной постоянно рядом был переводчик — показывал мне город, в кафе с ним ходили. Буквально на второй день моего пребывания в Иране пошли в кофейню. Сидим, разговариваем, я ему про Беларусь рассказываю. Подходит ко мне иранец и на чистом русском: «Как дела? Ты из Минска?» У меня глаза по двадцать копеек. Оказалось, этот иранец десять лет назад учился в Минске. Женился на белоруске, увез ее в Иран и теперь живут вместе. Душевно с ним побеседовали. Жаль только, что потом из-за плотного графика так с ним и не увиделись. Потом еще троих ребят встретил, которые у нас в Беларуси в меде учились. Мир тесен.

В целом, в Горгане тяжело найти человека, который на «инглише» более-менее разговаривает. Только и знают, что Yes и No. Они на персидском и на турецком чуть-чуть говорят.

— Еще один стереотип нашего человека: восток, война, выстрелы…

— Ничего похожего на военные действия за два с половиной месяца не увидел. Люди с автоматами по улицам не ходят. Ни одного выстрела не услышал. По телевизору, конечно, много показывали ужасов из Сирии, Ирака. Но Иран — абсолютно другая песня. Там живут очень радушные и доброжелательные люди. Однажды пришел в магазин, и мне маленький мальчик помогал: продавец не знал английского, а малыш, наверное, в школе изучает. На ломаном мне объяснял, старался. Еще одно проявление радушия: когда уезжал, представители клуба подарили знаменитый огромный персидский ковер. Чуть дотащил :). Зато жена порадовалась.

— Сами пытались местный диалект подтянуть?

— Мне это интересно. В новой стране необходимо хотя бы считать уметь. Да и с партнерами по команде парой слов перекинуться не прочь. Знаешь, что меня еще порадовало? За два месяца не узнал ни одного плохого слова. Это говорит о культуре людей. Вот чему в первую очередь учат иностранца у нас в стране? Известным нехорошим словам на три буквы. Там же ситуация кардинально противоположная. Может, я для них сильно взрослый был?

— Зато вы могли свободно на площадке крепкое русское словцо загнуть!

— Куда же без этого :). Иранцы, кстати, с ненормативной русской лексикой довольно неплохо знакомы. Один из моих партнеров по команде тренировался некоторое время у казаха. Так он иногда так выражался, что у меня уши в трубочку сворачивались :). Рубил правду-матку…

— Вот вы выделили много позитивных моментов из этой поездки. А какой-нибудь негатив остался?

— Плохое всегда стараюсь забыть. Такой уж я человек. Конечно, были некоторые нюансы, но зачем негатив вспоминать. Плохих ситуаций в жизни каждого человека хватает, поэтому нужно стараться больше положительных эмоций вырабатывать. Так что давай я лучше буду рассказывать о хорошем. 

Салочки, подушка, лишний

— Как произошло расставание с Ираном?

— Посидели всей командой в ресторане, поужинали, пообщались. Обменялись со всеми номерами телефонов. С одним парнем общаемся каждые три дня. Душевная поездка получилась. Иранцы мне сказали перед отлетом, что с моим отношением к делу я буду у них в чемпионате еще лет пять играть. Дай Бог :).

— Грех не поинтересоваться: каковы же дальнейшие планы?

— Не загадываю наперед. Живу сегодняшним днем. Могу сказать одно: мне в Азии понравилось.

— То есть готовы попробовать Иран на вкус еще раз?

— Открою одну вещь. Моя спортивная карьера скоро закончится. Поэтому сейчас я просто хочу как можно больше заработать, чтобы моя послекарьерная жизнь стала максимально спокойной. Не хочется резко срываться со скалы — надо плавно скатиться с горочки :). К спортивной жизни привыкаешь: потренировался, поспал, потренировался, поспал. А у станка стоять восемь часов в день — тяжело. Хотя и наша работа не самая легкая. Но когда к спорту привыкаешь, от него тяжело отделаться. После завершения карьеры нужно искать себя в чем-то другом. Поэтому лучше сделать для себя подушку безопасности, которая тебя некоторое время продержит.

— Далеко вперед не заглядывали? Хотите остаться в баскетболе или постараетесь реализовать себя в чем-то новом?

— Совсем не знаю, что на этот вопрос ответить. Люблю баскетбол. Может, даже и остался бы. Но пока прогнозов никаких давать не хочется. В Иране вот, например, я много индивидуально занимался с большими ребятами, которым по 21-22 года. Так они же ленивые! Как я могу в 35 бежать быстрее, чем они? Я этого не понимал, а они в ответ просто что-то мычали. Вроде бы немного поменял их к концу сезона — ребята стали активнее. Они мне говорят: «Николай, ты будешь очень хорошим тренером». А я им ответил так: «Может, и буду, если кого-нибудь не убью». Злой я :). Могу спокойно объяснить два-три раза, но если люди не понимают, тогда начинаю заводиться.

— От «Цмоков» предложений не поступало?

— Нет. Наверное, я не очень хорошего уровня игрок, раз меня в «Цмокі» не пригласили.

— Получается, после РУОРа вы в Беларуси и не играли совсем?

— Ну, да. Хотя в этом году, если бы были возможности и предложения, остался бы. Устал уже ездить просто. Да и с семьей хочется быть все время вместе. Когда дети растут, им необходима папина поддержка. Семейный я человек. Если у меня будет выбор — сходить с друзьями посмотреть футбол или остаться с родными — обязательно выберу второй вариант. Хотя самый лучший способ — пригласить друзей к себе :).

— Со сборной не прощались?

В главной команде страны сейчас идет омоложение состава. Наверное, я там буду лишним.

— В главной команде страны сейчас идет омоложение состава. Наверное, я там буду лишним.

— Без «старичков» тяжеловато?

— Не знаю. Мне кажется, я не незаменим. Уже  прошлом году я играл не так много. Если в клубном баскетболе я еще могу побегать, то сборной я уже не нужен. Сейчас можно взять Артема Параховского и пару человек помоложе. Так будет лучше для всех. Я свои 15 лет сборной отдал. Хотя если предложение поступит, вряд ли смогу отказаться. Но в прошлом году после «отбора» я сказал, что это был мой последний год выступлений за сборную.

— Как думаете, наши мужики к женщинам по результатам хоть чуть-чуть приблизятся?

— Надеюсь, но это очень сложно. Мне кажется, что наши игровые виды спорта их вообще никогда в жизни не догонят. Четвертьфинал Олимпиады дорогого стоит. Они просто супер. Желаю нашим девочкам только удачи и надеюсь, что с Римантасом Григасом они добьются еще больших результатов. Уверен, что на июньском Евро наши произведут фурор.

— Не расстраивает ситуация, что в Беларуси баскетбол сейчас не пользуется широкой популярностью?

— Болельщиков тоже надо завоевывать. Считаю, очень хорошо, что «Цмокі» играют в Единной лиге ВТБ.

— И все равно посещаемость баскетбольных матчей оставляет желать лучшего.

— Повторюсь: болельщиков надо завоевывать. Саша Куль делает большие шаги в этом направлении. Тем более такие команды приезжают к нам в Минск — мировые гранды. Надо больше атрибутики, больше рекламы. Всего этого не хватает.

— Наверное, надо начинать с детей?

— Это главная проблема. Школы вроде появляются, но только в Минске. На периферии детский баскетбол вообще загибается из-за отсутствия финансирования. Лично знаю людей, которые больны этим делом и занимаются на чистом энтузиазме. Сейчас очень трудно привлечь детей в баскетбол. Потому что однажды придут их родители и скажут: «Пусть он лучше учится и получает какую-то специальность. Что ему будет от вашего баскетбола?» Сейчас такое мышление. Даже если ребенку нравится баскетбол, родители могут лишить его этого занятия. А вдруг он в будущем станет олимпийским чемпионом или победителем Евролиги? Нет, лучше пусть он будет математиком или инженером. Пускай чертит схемы всякие целыми днями. Зато гарантированная работа. Вот такой у нас менталитет.

— Отсутствие популяризации — это главная проблема?

— Конечно. Почему бы не показывать Евролигу? Почему нет на наших телеканалах НБА? Я не понимаю. Люди просто не видят баскетбола. Как же они его полюбят, если они не знают, что это такое? А ведь баскетбол — это очень интересный вид спорта. Такой динамики нет нигде — диспозиция может поменяться в любую секунду. А что футбол? Забили один гол — это уже радость. Хотя, конечно, не хочу обижать друзей-футболистов — мне этот вид спорта тоже нравится :).

— Интересно, как в Иране освещался баскетбол?

Наверное, только человек двадцать из тех, кто прочитает это интервью, ответят, что такое салочки. Остальные сразу начнут гуглить и пытаться скачать :). 

— Каждая игра показывается по телевидению. Причем матчи тура разнесены на несколько дней для удобства просмотра. Практически все игры транслируются впрямую, а если кто-то не успел, всегда есть повторы. А у нас что? Вот были решающие игры чемпионата Беларуси. Думаешь, много людей знали об этих событиях? К десяти на улице подойдешь, и хорошо, если один знает, кто играл. Уверен, наш народ хочет ходить на баскетбол, но никто не в курсе, когда и куда идти.

Можно вспомнить еще освещение в прессе. Взять вторничный номер «Прессбола» — десять страниц футбола, семь хоккея и одна маленькая колонка про баскетбол. Обидно…

— Вы упомянули о сложности выбора будущего для детей. Думали, что может ждать ваших ребятишек?

— Конечно. Куда им деваться? Полностью спортивная семья — и мама, и папа :). У них вариантов никаких. Старший уже баскетболом занимается в БК Мещерякова. Правда, он там самый младший — набор шел с 2002-го года, а Максиму сейчас восемь. Очень хочу, чтобы он привязался к баскетболу. И склонности есть — в 8 лет у него 41-й размер ноги и 160 сантиметров рост. После лета Максим сто пудов жену перегонит по всем антропометрическим данным. И вот кем ему быть? Водителем автобуса? Если Бог одарил тебя ростом, нужно идти в баскетбол.

Младший сын Константин тоже уже привязывается к спорту. У нас дома есть маленькое кольцо и он может на протяжении часа мячик бросать. Только ему обязательно зрители нужны. Очень хочет, чтобы на него внимание обращали: кричит «гол», «пятухи» раздает :). А ведь ему всего 2,5 годика.

— Может, старший уже папку обыгрывает?

— Куда там? Он очень не любит проигрывать. Когда его команда уступает, сразу приходит и жалуется. Я ему и говорю: «Не спеши. Ты сначала ведению научись, а потом уже следи за результатами». Все получится, но со временем. Например, я целенаправленно начал заниматься баскетболом в 13. До этого я ходил сразу на три секции — волейбольную, футбольную и баскетбольную. Но потом я понял, что надолго меня в таком ритме не хватит. Хотя мы тогда усталости практически не чувствовали. Сейчас вот дети жалуются: «Я устал». Чего ты устал? Потому что в школе шесть уроков просидел? Смешно. Это телевидение и интернет делает наших детей уставшими. А еще эти социальные сети. Как может быть у ребенка две тысячи друзей? Твои друзья — пацаны во дворе и одноклассники :). Онлайн-игры — еще один бич. В моем детстве были только хоккей и футбол, казаки-разбойники и салочки. Наверное, только человек двадцать из тех, кто прочитает это интервью, ответят, что такое салочки. Остальные сразу начнут гуглить и пытаться скачать :). Сложная ситуация.

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья