«Мой первый тренер — обычный физрук»

Виталий Лютыч в 21 год стал одним из лидеров сборной Беларуси по баскетболу. Корреспондент Goals.by встретился с талантливым баскетболистом и поговорил с ним о «Шяуляе» и литовцах, о родной Березе и первом тренере, об учебе и национальной команде, о Руслане Бойдакове и «Цмоках», а также о Кобе Брайанте и ЛеБроне Джеймсе.

Виталий Лютыч надеется через «Цмокi» попасть в топ-чемпионат
Виталий Лютыч надеется через «Цмокi» попасть в топ-чемпионат
LyutychВиталий Лютыч надеется через «Цмокi» попасть в топ-чемпионат Александр Кабунин

Виталий Лютыч в 21 год стал одним из лидеров сборной Беларуси по баскетболу. Корреспондент Goals.by встретился с талантливым баскетболистом и поговорил с ним о «Шяуляе» и литовцах, о родной Березе и первом тренере,  об учебе и национальной команде, о Руслане Бойдакове и «Цмоках», а также о Кобе Брайанте и ЛеБроне Джеймсе.

«Если заговоришь по-русски в Каунасе, тебе никогда не ответят»

— Расскажи, пожалуйста, о Виталии Лютыче.

— Это обычный парень из Березы, который очень любит баскетбол. Начал заниматься этим видом спорта в третьем классе. Мой первый тренер — Валерий Трухан. Валерий Викторович пришел к нам на урок физкультуры и задал один вопрос: «Кто хочет заниматься баскетболом?» Уже до этого я ходил на футбол. Там вообще такая ситуация была. Тренер мне сразу сказал: «Вот ты — большой! Будешь вратарем или центральным защитником». А я по натуре такой человек, что мне нравится нападать. Это у меня и отбило желание заниматься футболом. Решил попробовать себя в другом виде спорта. Тем более мой брат хотел, чтобы я занимался именно баскетболом.

— Что дальше?

— Попробовал, понравилось — и заболел этим. Не пропускал ни одного занятия. Я уже тогда поставил для себя конкретную цель: стать профессиональным баскетболистом. Затем поступил в училище олимпийского резерва. Отучился там четыре года. Поиграл на различных турнирах среди молодежных команд. А в 18 лет встал перед непростым выбором. Имелись варианты уехать в Америку — в студенческую лигу. Также были предложения из европейских молодежных команд — сербского «Партизана», испанской «Уникахи». В итоге выбрал литовский «Шяуляй».

— Сильная команда?

— На тот момент они были третьими в Литве. Не мог отказаться от такой перспективы. Тем более «Шяуляй» тренирует очень классный специалист Антанас Сирейка, известный по работе с такими командами, как «Жальгирис», «Ритас», УНИКС, сборная Литвы — топ-клубы Европы и одна из сильнейших национальных команд мира. В то время в «Шяуляе» уже играл мой знакомый из Украины. Он мне сказал: «Приезжай. Точно не пожалеешь». Там были все условия для прогресса и роста. Не было смысла оставаться в училище. Для чего? Чтобы играть в нашем чемпионате?

— Удалось спрогрессировать?

— Конечно. Сначала меня отправили в аренду — чтобы опыта набирался. Собственно, я понимал, что с ходу меня никто в состав не включит. Но немножко был шокирован, что отправили в аренду, да еще и во вторую лигу. Сыграл пару матчей и понял, что литовский баскетбол (даже вторая лига) намного сильнее нашего.

— В Литве ты играл три года.

— Да, подняли в основную команду со второго сезона. Сначала играл не очень много. Но в последнем сезоне стал основным игроком команды — проводил по 20 и более минут за матч.

— Пренебрежения со стороны местных игроков не было?

— В первый год такие моменты проскакивали, мол, «взяли легионера, а чем он лучше нас». Тем более сначала я литовского вообще не знал. Думаю, ребята много обо мне шушукались. А потом все было нормально. Климат в «Шяуляе» был налажен. Во многом этому поспособствовал капитан Миндаугас Жукаускас.

— Сейчас с литовским все в порядке?

«Кстати, у нас все думают, что литовцы поголовно знают русский. Это не так».

— Подтянул. Разговаривать могу. Кстати, у нас все думают, что литовцы поголовно знают русский. Это не так. В Вильнюсе — да. И понимают, и знают. А вот если заговоришь по-русски в Каунасе, они тебе никогда не ответят. Такой вот националистический центр. Не любят они русских. И разбираться не будут, кто ты такой — белорус, украинец или россиянин. Даже в Шяуляе произошла ситуация интересная в магазине. Спросил что-то у женщины. Она вроде меня понимает, но не отвечает. В итоге пошла кого-то другого звать. А ведь женщине уже лет 35. В основном, люди за 30 говорят по-русски. С молодежью проблем больше. После распада СССР русский язык убрали из литовских школьных программ. Они обязательно учат английский и второй язык на выбор. Русский берут единицы.

«Шяуляй» снимал квартиру. Еще и машину предоставили»

— Чему научился за три года в Литве?

— Английскому. У нас тренировки проходили на «инглише» — пришлось изучать. А так все было по распорядку: проснулся, поехал на тренировку, пообедал, поспал, поехал на вторую тренировку. И так три года :).

— Где жил?

— Клуб снимал квартиру. Еще и машину предоставили. Все оплачено, все включено. Клуб создал наилучшие условия.

— Где права получал?

— В Беларуси. Сейчас ведь переучиваться за границей не надо — выдают международную карточку.

— В Минске без автомобиля?

— Ага. Та машина в Литве осталась. За растаможку не хотелось переплачивать. У меня был обычный Renault 2003-го года. Там он стоит три тысячи долларов, а за растаможку нужно было выложить что-то около семи тысяч евро. Какой смысл :)?

— Машина всем предоставляется?

— Литовцы состоятельные — у каждого свое авто есть. Для всех же легионеров клуб покупает машины.

«Я детским тренером работать не смогу»

— Слышал, что твоего первого тренера называют «баскетбольным Моуриньо». Будто бы он учился по конспектам и книжкам.

— Действительно. Валерий Викторович закончил университет в Бресте и стал преподавать в нашей школе. Фактически, мой первый тренер — обычный физрук. Но Трухан — фанат своего дела. Болен баскетболом — из зала не вылазит и старается дать своим воспитанникам максимум возможного. Создал в школе спортивный класс. Первыми двумя уроками каждый день у нас стояла физкультура. Можно сказать, это была первая тренировка. Вечером — вторая.

— Сейчас твой первый тренер продолжает работать?

— Каждый год набирает группы детишек. Ни для кого не секрет, что белорусские баскетбольные тренеры и учителя физкультуры получают мизерные зарплаты. Но Валерий Трухан всегда был предан игре. Большое ему спасибо за то, что из года в год он продолжает заниматься своим делом и тренирует детей. Сейчас работает и с парнями, и с девчонками.

— Ты бы смог детским тренером работать?

— Вряд ли. Нужно такой нерв иметь! Присутствовал на тренировках Валерия Викторовича и не понимал, как можно подобное выдерживать. Тренер говорит девочке: «Надо сделать это». Она в ответ закатывает истерику: «Я не хочу. Не буду». И все. И ведь не накажешь никак. Обидится и не придет больше. Нет! Я детским тренером работать не смогу.

— Часто заглядываешь в свою школу?

— Когда играл в «Шяуляе», редко приезжал в Беларусь. Но всегда захожу к своему первому тренеру, когда попадаю в Березу. Сейчас, думаю, получится чаще гостить.

— Как тренер тебя мотивировал в детстве?

«Когда у меня стало получаться, первый тренер повторял: «Виталик, ты можешь. Главное — не бросай. Работай. Все в твоих руках».

— Когда у меня стало получаться, он повторял: «Виталик, ты можешь. Главное — не бросай. Работай. Все в твоих руках». Тренер внушил мне, что баскетбол может стать частью моей жизни — моей работой. Собственно, и сейчас он делает подсказки, помогает. Переживает за меня, в общем.

— Ругал часто?

— Бывало, покрикивал. Меня это, если честно, удивляло. Как так, блин? Вроде я — лучший в своей команде. А тренер мне втык делает. Видимо, он хотел, чтобы именно из меня что-то получилось. Вот и требовал постоянно по максимуму. Сейчас сижу и думаю: я бы на его месте делал то же самое.

— На улицах малой родины узнают?

— Ну так. Знают многие, что я баскетболом занимаюсь и что неплохо получается.

— Подходят? Знакомятся?

— Береза — маленький городок, где почти все друг друга знают. Со знакомыми, конечно, общаемся. Но незнакомцы стесняются подходить :).

«В Литве любая бабушка знает, что произошло в баскетбольном мире»

— В Литве больше узнавали?

— Люди там фанатеют от баскетбола. Шяуляй — четвертый город Литвы по населению, хоть там и живет всего 150 тысяч. И все интересуются баскетболом. Заходишь в торговый центр — и сразу становишься объектом внимания.

— Сколько человек ходило на матчи «Шяуляя»?

— Все зависело от соперника. Никому не интересно, как мы выносим аутсайдера на 20 очков. Никто за такое деньги выкладывать не будет. На «Жальгирис» же и на «Ритас» всегда набивалась полная арена — это шесть тысяч.

— Баскетбол для литовцев — это…

— Религия. Литовцы отдают своих детей в баскетбольные школы и платят тренерам за то, что они работают с их сыновьями. Для Беларуси это нонсенс. Вряд ли подобное будет происходить в ближайшие годы. Если сборная играет на топ-турнире, в городах матчи транслируются на больших экранах. Гимн все поют вместе. Если команда проигрывает, болельщики так расстраиваются, что плачут друг у друга на плечах. На самом деле, очень круто, когда люди так любят спорт. Реально: там любая бабушка знает, что произошло в баскетбольном мире.

— У нас бабушки привыкли обсуждать соседей на лавочках :).

«У нас в «Прессболе» пишут пять страниц про футбол и маленькую колонку про баскетбол. У них же ситуация обратная».

— Так уж повелось, что литовцы всегда очень хорошо играли в баскетбол. Вот они и продолжают развивать этот вид спорта. И внимания много уделяется. Например, у нас в «Прессболе» пишут пять страниц про футбол и маленькую колонку про баскетбол. У них же ситуация обратная. Есть специализированные журналы про баскетбол, по телевизору много передач. Чуть ли не все игры показываются по ТВ. В интернете же можно найти трансляцию любого матча.

— Много команд в Литве?

— Существует три лиги. В сильнейшем дивизионе играет 14 команд. Во второй лиге 18, а в третьей количество зашкаливает — под 50 клубов. И это все на трехмиллионную Литву! А что у нас? В первой лиге уровень посредственный. В высшей же есть команды четыре, показывающие более-менее нормальный баскетбол. Остальные — молодежные команды, которые соответствуют уровню третьей литовской лиги.

— Легко решился на переезд в другую страну?

— Заранее было запланировано, что свяжу свою жизнь с баскетболом. Всерьез думал уезжать в Штаты и учиться баскетболу там. Но меня многие отговаривали.

— Почему?

— В США своих атакующих защитников пруд пруди. Европейцев этого амплуа там особо не жалуют. Американцы больше внимания обращают на наших «больших». Я же пошел по другому пути — уехал в Литву. В команду Евролиги меня никто сразу не позвал бы. Для меня этот период стал своеобразным трамплином. Я приехал в Литву, сделал себе статистику и теперь могу идти дальше. Пока ни о чем не жалею.

«Бойдаков — харизматичный тренер, свой человек»

— Ты сейчас основной игрок сборной Беларуси.

— Еще в детстве у меня появилась мечта — играть в национальной команде. Вот я в нее и попал. Ощущения? Классные. Тренер доверяет — немаловажный факт. И атмосфера в сборной — это нечто! Нереально круто, когда играешь в одной команде с баскетболистами, за которыми наблюдал с трибун или по телевизору смотрел, когда малой был. В раздевалке и на площадке творятся удивительные вещи. Мне как молодому старшие часто давали важные советы. Паша Ульянко и Саня Кудрявцев раскладывали все по полочкам.

— Кто в нынешней сборной Беларуси самый крутой?

— Очень харизматичен Артем Параховский. Забавная ситуация произошла в завершившейся квалификации. Когда словаки победили нас у себя дома, они здорово понтовались, мол, вот какие мы офигенные. Это неслабо задело. И когда мы во Дворце спорта «размазывали» их, Артем хорошенько ответил. Накроет блок-шотом кого-нибудь и показывает жестами: «Давай, до свидания». По паркету стучал после удачных действий — очень заведен был.

Саню Кудрявцева нельзя не вспомнить — многолетний лидер сборной, который тянул команду и сейчас. Заводил нас своим подходом к делу и действиями на площадке. Да и Паша Ульянко очень помогал — можно сказать, вторым тренером был.

— А чей голос больше всего слышен в раздевалке?

— Главные весельчаки — Макс Шустов и Леша Тростинецкий. Друг друга часто подкалывают. Эти ребята отлично разряжают обстановку. Особенно после проигранных матчей, когда все поникшие сидят. А чего расстраиваться? Ведь уже ничего не поменяешь. Кто-нибудь шутку «отмочит», и все улыбнутся. И уже настроение немножко лучше.

— С Русланом Бойдаковым нормально работалось? Все-таки он не так давно взялся за главную команду страны.

«Бойдаков — харизматичный тренер, свой человек. Большой плюс — его молодость. Всегда открыт для разговора, прямо высказывает свое мнение».

— Знакомы с ним еще с «молодежки». Бойдаков — харизматичный тренер, свой человек. Большой плюс — его молодость. Всегда открыт для разговора, прямо высказывает свое мнение. Многих смущает его эмоциональность во время игр. На самом деле, уж лучше пусть тренер так реагирует на происходящее, чем просто молчит и безучастно наблюдает. Можно сказать, он играет вместе с командой. Бойдакова всегда слышно, даже в Эстонии, когда болельщики просто дико болели. Он знает, чего хочет. Нам очень понравилось работать с этим специалистом.

— Не обидно, что не хватило буквально двух шагов до Евро?

— Так никто не ожидал, что мы из группы вообще выйдем. Даже Дворец спорта для нас не зарезервировали. «Заперли» в Могилев, где 300 человек на трибунах сидело. На кого не посмотришь — все знакомые.

— Что не так пошло в Эстонии?

— В тот день они переиграли нас по всем компонентам. Да и болельщики стали «шестым игроком» — постоянно подгоняли, дружно поддерживали. Несмотря на цену за билет в 10 евро, шеститысячная арена была битком.

— Недавно Руслан Бойдаков в интервью открыто высказался обо всех проблемах белорусского баскетбола. Как думаешь, что нужно сделать, чтобы наша сборная каждый год играла хотя бы так, как в завершившейся квалификации?

— Менять нужно все с самого низа — с детской подготовки. У нас студенты заканчивают БГУФК, а по профессии никто работать не идет. Никто не хочет горбатиться за двухмиллионный оклад. А ведь именно с детей и составляется потом национальная команда — с U-16 до взрослой дружины.

— Сам где-нибудь учишься?

— Нет. В Литве же везде обучение на литовском. Был вариант поступить в Беларусь на «заочку». Но там же тоже сессии есть — приходилось бы срываться на пару недель, пропускать игры. Не вариант. Может, в следующем году поступлю.

БГУФК?

— Не задумывался об этом. Пока меня интересует только баскетбол.

— В школе хорошо учился?

— Крепким середнячком был. Старался успевать, хотя тренировки отнимали много времени. Средний балл – «7» ровно. Нормально, в общем. Не любил физику, математику и химию. А вот история, языки и биология интересовали.

«Трехлетний контракт с «Цмокамi» не означает, что я три года буду играть в Минске»

— Сейчас будешь играть в «Цмоках».

— После трех лет в Литве решил сделать перерыв. Немножечко надоело в «Шяуляе». В плане организации меня там все устраивало. Но я вернулся. Главным мотивом послужило то, что «Шяуляй» играет только в литовском чемпионате и Балтийской лиге. «Цмокi» же — это несколько иной уровень. Хотел попробовать себя на уровне лиги ВТБ и Еврочелленджа.

— На сколько лет ты в Минске?

— Контракт на три года.

— Много. Не боишься увязнуть и остаться здесь надолго?

— Нет. После каждого года у меня есть определенная сумма выкупа. Все в моих руках. Буду хорошо работать в «Цмоках», приглянусь приличной команде — смогу уехать. Трехлетний контракт отнюдь не означает, что я три года буду играть в Минске.

— В последние годы «Цмокi» не впечатляли результатами.

— Может, настало время изменить тенденцию. Наш тренер Кайрис работал в основном скаутом. Считаю, в предыдущие годы «Цмокi» проводили плохую селекцию. Вспомни: сколько легионеров приходило в команду летом, а потом уезжало еще до Нового года? Команда только во второй половине сезона находила свою игру. Такого быть не должно. Кайрис — мастер по набору игроков. И, знаешь, кажется, в этом году у нас действительно неплохие легионеры.

«Как бы я не любил Джеймса, все-таки он лучший»

— Представим: прошло два года. У тебя на руках несколько предложений. Куда бы хотел уехать?

— Конечно, хотелось бы попробовать себя в топовом чемпионате — Россия, Испания, Франция, Италия. Есть желание играть в сильной лиге. Но пока все мои мысли связаны только с Минском.

— НБА?

— Это самая-самая заветная мечта. Не знаю. Следующий год — последний, когда меня могут задрафтовать. Опять же — все будет зависеть от этого сезона.

— Если попадешь в НБА, то надо поиграть с кумиром — Кобе Брайантом?

— Хм. Хотя бы против него :). В НБА попасть — счастье на всю жизнь. Абсолютно не важно, в какую команду тебя возьмут. Пусть даже двенадцатым игроком. Хотя с возрастом вещи начинаешь воспринимать по-другому. Помню себя в 16 лет. Только и мечтал об НБА. Но сейчас понимаю, что Евролига — это тоже очень сильный турнир. Некоторые баскетболисты, поиграв в НБА, не могут потом нормально заявить о себе в Европе.

— Слушай, а почему Брайант?

— Мой старший брат взялся меня просвещать сразу после того, как я начал заниматься. Раньше ведь негде было баскетбол смотреть. Вот брат и приносил всякие нарезки, записи игр НБА. Запал мне Брайант — своими движениями, игрой. Я смотрел эти записи, а потом шел один на площадку и пытался повторить :). Да и позиция у нас одинаковая. Правда, тогда я еще не знал, что стану атакующим защитником.

— На твой взгляд, кто лучший баскетболист мира прямо сейчас?

— Как бы я не любил Джеймса, все-таки это ЛеБрон.

— Почему его не любишь?

— Смотри: Брайант с 1996 года неизменно играет за «Лейкерс». И все титулы выиграл в «Лос-Анджелесе». ЛеБрон  же с «Кливлендом» добился только финала и рванул в «Майами Хит», где собрали сразу трех звезд. Там все-таки проще было перстень получить.

Фото в тексте: Александр Кабунин/Юлия Чепа/ Goals.by, vk.com

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья