Tribuna/Футбол/Блогі/О духе времени/Динамовец испугался армии, знаменитость БАТЭ не приехала, одна жена обвиняла. Как живет девушка, которая дала футболистам высказаться против насилия

Динамовец испугался армии, знаменитость БАТЭ не приехала, одна жена обвиняла. Как живет девушка, которая дала футболистам высказаться против насилия

«Некоторые потом писали мне оскорбления».

Аўтар — bytribuna com
8 сакавіка, 03:18
1
Динамовец испугался армии, знаменитость БАТЭ не приехала, одна жена обвиняла. Как живет девушка, которая дала футболистам высказаться против насилия

В августе 2020-го в Беларуси многие спортсмены высказывались против дичи, которую творил режим Лукашенко. Не отмолчались и некоторые футболисты. Около сотни снялись в виде против насилия, где выступили за справедливость и поддержали беларусов. По итогу практически все участники ролика попали в «черный список» Минспорта Лукашенко – с этими спортсменами запрещено подписывать контракты. Некоторые вынужденно завершили карьеру.

Одним из создателей видео была бывший пресс-секретарь «Лиды» и «Сморгони», автор блога на «Трибуне» «Нежно о футболе» Александра Никитушкина. С тех пор в жизни девушки произошло много событий. В интервью телеграм-каналу «О, спорт! Ты – мир!» Александра рассказала, как сменила Беларусь сначала на Швецию, а потом на Англию, объяснила, почему рыдала после выхода ролика, а также вспомнила о футболистах, которые собирались поучаствовать в видео, но в последний момент не пришли на съемку.

– Расскажи для начала о том, как изменилась твоя жизнь. Где ты и чем занимаешься?

– Неделю назад с молодым человеком переехала в Лондон, и это, получается, мой второй релокейт за более чем год. Пока еще ничего не делаю, занимаюсь бытовыми вещами, ищу квартиру, подтягиваю язык. Приехала в Лондон и поняла, что тут совсем не такой английский, как в школе :). Так что пошла в языковую школу, чтобы подтянуть знания.

А первый релокейт у меня был в Стокгольм в ноябре 2021-го. При этом я не могла после переезда там оставаться – нужно было решить кое-какие вопросы в Минске. Вернулась – и меня не выпустили из-за ковида. Пришлось посидеть в Минске какое-то время, а в Стокгольме снова я оказалась в середине февраля. И, честно, даже не успела толком почувствовать Швецию, порадоваться жизни там, потому что буквально через несколько дней после моего возвращения началась война в Украине. Практически сразу захотела чем-то помочь украинцам, даже находясь в Швеции. Самое очевидное – это стать частью волонтерских организаций, и для этого начала подавать заявки во все организации, которые находила в Фэйсбуке. Надеялась, что хоть кто-то ответит, потому что мне было все равно что делать – собирать вещи, грузить что-то или как-то общаться с людьми. Главное – помогать. Мне ответила организация Russians against war - это сообщество русских, которые находятся в Швеции, но тоже выступают против войны. Они устраивают акции, собирают различную помощь и так далее. Меня позвали на митинг, попросили, чтобы я поснимала видео и сделала фотографии, потому что в письме указала свои навыки. Сделала то, что просили – организации моя работа понравилась, фотографии и видео разошлись. И в итоге меня попросила о помощи еще одна организация, которая собирала чемоданы с необходимыми вещами для украинцев, вынужденных переехать в Стокгольм. Волонтеры развозили вещи первой необходимости, одежду людям, которые сами не могли приехать на склады (беременным, пожилым и так далее). Я делал материал и об этой акции, сама ездила с волонтерами.

Параллельно занималась делами и в Russians against war, а спустя время и вовсе вошла в актив организации. Вела там соцсети, наполняла сайт и так далее.

– То есть, приехав в Стокгольм в пустоту, через несколько месяцев ты стала одним из активных волонтеров?

Получается, так. При этом никогда раньше подобной деятельностью не занималась, но моя активность позволила подняться немного по карьерной лестнице, скажем так :). При этом никаких денег за работу не получала. Зато приобрела много хороших знакомых. Плюс со временем ко мне начали обращаться местные с просьбами сделать для них видео, фото, поработать на каких-то мероприятиях, акциях.

– К тебе относились доброжелательно, несмотря на беларусский паспорт?

– Была такая история. С российскими дизайнерами в Швеции запустила свой мерч (шопперы, бутылки для воды), где было написано на английском «Нет войне!» или «Не привыкай к войне!» Все деньги с продажи уходили на благотворительность.

Перед одной из распродаж я сделала видео, где рассказала о продукции, о людях, которые создавали ее. Видео залили в соцсети одной из волонтерских групп, где было очень много украинцев. И в комментариях посыпалось – люди призывали бойкотировать наш мерч, потому что это совместная работа россиян и беларусов. Благо нам удалось реализовать продукцию, и полученные средства ушли на благотворительность.

А одну картину мы продали на благотворительном аукционе за примерно 150 долларов. Ее делала я полностью. Деньги пошли на покупку генераторов.

– Не обидно было, что ты помогаешь украинцам, а они к тебе так относятся?

– Сначала думала «какого черта?» Но прошло время, успокоилась и решила, что все равно буду продолжать помогать и показывать, что не все беларусы и россияне плохие. Есть много тех, кто действительно против войны, за Украину.

Вообще, по сути, это [негативные комментарии] такое единственное проявление не совсем нормального отношения ко мне как беларуске. А вот со стороны шведов все было предельно адекватно и хорошо.

– Почему спустя время решила переехать в Лондон?

– Скажем, сложились так обстоятельства. Пока, как сказала, ничем здесь не занимаюсь, учусь. Летом хочу сдать языковой тест и поступить в университет, учиться киноделу. В Минске же я не закончила Академию искусств, где училась на режиссера. Может, получится все сделать в Лондоне. Ну и, пользуясь случаем, хочу сказать, что если кому-то здесь нужны услуги оператора – я всегда готова :).

– В Лондоне есть беларусские диаспоры. Не связывалась с соотечественниками?

– Нет, пока не до этого, нет времени. Но как только появится возможность, свяжусь. И буду продолжать волонтерить, делать все для помощи Украине, не буду об этом молчать. Жить своей жизнью тоже важно, но то, что происходит сейчас в Украине, это ненормально. И если могу чем-то помочь этой стране и этому народу, буду помогать.

***

– А теперь объясни, зачем ты вообще уезжала из Беларуси в 2021 году?

– На самом деле это сложная история, которая началась еще в 2020-м. Тогда я работала пресс-секретарем в «Сморгони», летом мне не платили зарплату три месяца. Подумала, что меня это не сильно устраивает, нужно что-то менять – решила уходить из клуба. Плюс было не очень хорошее отношение со стороны руководства. Уехала и устроилась в отдел маркетинга в одном из образовательных центров Минска. Реально кайфовала там, мне нравилось то, чем занимаюсь. А потом случился август 2020-го и работа над видео, где футболисты выступили против насилия. Я гоняла тогда по разным городам в свободное время и снимала игроков. Созванивалась со всеми, договаривалась – это занимало достаточно много времени.

Вышло видео и, несмотря на это, через какое-то время меня пригласили работать в футбольный клуб «Минск». Согласись, это максимально странно! Но меня туда позвали, я вела соцсети. Работала с Денисом Сорокиным, который раньше трудился в БАТЭ. Потрясающий специалист, очень многому меня научил. Если читает интервью, привет ему :).

– Когда тебя брали в «Минск», там были в курсе, что ты автор видео против насилия?

– Я разговаривала только с отделом маркетинга, и там люди знали, что я снимала. Но им больше нравился мой блог на «Трибуне» «Нежно о футболе», и из-за этого меня и позвали. А что касается видео, то их оно не смущало, просто попросили на каждом углу об этом не говорить.

В общем, я спокойно работала, вела соцсети «Минска», а летом 2021-го, как известно, в клубе сменилось руководство, председателем стал Андрей Василевич. И вот с ним у меня состоялся разговор по поводу дальнейшего сотрудничества. Несколько раз мы обсуждали, как будем работать. К тому моменту Денис ушел, и мне предлагали должность пресс-секретаря. Я Василевичу обозначила два момента: нижний порог зарплаты, ради которой готова остаться в «Минске», и то, что не буду писать о провластных мероприятиях, поздравлять на сайте чиновников, Лукашенко и так далее. По сути, я хотела писать именно о футболе, который очень люблю. А что-то провластное? Даже не представляла, что могу написать что-то про это.

– Как Василевич отреагировал на твое заявление?

– Самое удивительное, никакого негатива, даже бровью не повел. Просто сказал: «Хорошо». И мне показалось, что это честно с его стороны. Возможно, в его голове промелькнула мысль, что футбол должен быть вне политики?

– Тем не менее ты в «Минске» не осталась?

– Наши переговоры, скажем так, длились недели две, но по итогу мы вынуждены были расстаться. На самом деле мне хотелось оставаться в футболе, мне было интересно, и если бы мои условия выполнились, с удовольствием осталась бы.

– Какая, по-твоему, причина стала главной в твоем разрыве отношений с «Минском» – деньги или нежелание писать провластные материалы?

– Думаю, совокупность причин. И неспособность клуба платить мне ту зарплату, которую я хотела, и мое нежелание смешивать спорт и госполитику. В итоге мы расстались летом 2021-го.

– Василевич знал, что ты автор видео против насилия?

– А вот это не скажу. По крайней мере ему я это не говорила :).

Я вот что хочу сказать об этом человеке. Когда общаешься с ним, кажется, что это реально искренний, открытый, улыбающийся человек. Он готов войти в твое положение, все понимает. А потом, когда нужно поддерживать власть, проявлять провластную позицию, моментально в нем происходят какие-то непонятные изменения. Он не становится жестким и злым, просто замечаешь, что он не будет понимать человека с противоположным мнением. Он будет делать все, чтобы угодить власти.

После «Минска» я оказалась в частной компании, которая занималась созданием некоторых программ для ТНТ. В частности, была занята на программе «Галерея красоты», которую вел бывший фигурист Алексей Ягудин. Программа снималась в Минске, а я монтировала ее. И получала как раз столько, сколько не смог мне дать «Минск». В определенный момент у компании начались проблемы в финансовом плане, и появилась возможность уехать в Швецию.

***

– По сути, ты прожила в Беларуси больше года после выхода того видео футболистов. Не возникало у тебя каких-то проблем? И какая реакция была на ролик в спортивном сообществе?

– Сразу скажу, что никто из тех же силовых структур ко мне не приходил, в этом плане проблем не было. А что касается реакции спортсменов… Когда видео было готово и уже вышло, мне звонили один из футболистов и его жена с наездами, что я это делаю только для того, чтобы похайпить свой канал, свои работы и так далее. Мол, истинная причина – это сделать себе рекламу, а не то, чтобы игроки выразили свою позицию. Честно, меня это убивало, я не знала, что происходит, как на это реагировать. Помню, сидела чуть ли не в депрессии, мне позвонил один футболист, спросил, все ли у меня в порядке – и я разрыдалась.

Я была страшно подавлена, мне было неприятно, сказала сама себе, что больше никогда не буду заниматься чем-то подобным. Со временем отпустило, я получила поддержку от некоторых футболистов, которые снялись в видео. И это очень приятно. Но, честно, не ожидала, что будут какие-то наезды. Причем, скажу откровенно, писали и звонили мне все же не только один футболист и его жена. Были даже те, кто присылал мне оскорбления. И они были уверены, что я делаю это видео только с целью себя прорекламировать.

Хотя я еще до выхода разговаривала с одним футболистом из видео и уточняла у него, стоит ли мне создавать отдельный канал для него. Но мне сказали, что разницы нет.

– То есть среди снявшихся были те, кто потом обвинял тебя в желании хайпануть на них и присылали оскорбления?

– Да. Стыдили меня, оскорбляли и так далее. А жена одного из футболистов в соцсетях написала огромный пост с заголовком «Видео футболистов против насилия, или Как хайпануть на игроках сборной». И отметила в посте меня. Я сейчас это вспоминаю и понимаю, как мало в том посте здравого смысла. Я была в шоке, что многие футболисты поддержали эту позицию и были против меня. Честно, очень странная ситуация, потому что я уж точно не преследовала цель себя прорекламировать. Просто хотела сделать хорошее дело, помочь игрокам высказаться против насилия. К тому же идея была не моя. Просто один из футболистов первой лиги попросил помочь ему и другим парням сняться в видео, сделать открытое обращение против насилия. И потом все развернулось, были привлечены и футболисты «вышки».

– Когда в 2020-м ты рассказывала о создании видео, был вопрос к тебе по поводу того, были ли игроки, которые снялись, но потом попросили вырезать их. Ты ответила: «Давай оставлю это без комментариев». Спустя время раскроешь подробности?

– Тех, кто снялся, а потом просил их вырезать, реально не было. Были те, кто согласился сняться, но потом банально не приехали и записывали мне сообщения в духе «Прости, не получится прибыть. Меня сегодня не будет, потому что…» Какие были причины? Если не называть фамилии, то один игрок мне написал: «В клубе сказали, что если еще хоть что-то выскажу, то отправят в армию». На тот момент футболист был в минском «Динамо». Был еще один очень известный футболист, играл в БАТЭ, который согласился приехать, но не сделал этого. При этом он мне даже ничего не написал – предупредил игрок, который как раз был на съемках. И был еще один футболист, который постоянно обещал прислать ролик (парень в тот момент находился на сборах с российским клубом), но тянул, тянул и в итоге ничего не прислал.

Расскажу еще одну интересную историю. В том видео хотели сняться два тренера, работавшие в командах высшей лиги. Один слился в последний момент, а второй пришел, снялся, но я не добавила его в итоговое видео. Сделала это осознанно. Я ему написала: «Я вас не добавляла, потому что вы будете на видео единственным тренером – я за вас боюсь». Логика в чем? 100 футболистов не уволят, а одного тренера – спокойно. Специалист искреннее расстроился, он сказал, что ему все равно на последствия. Ответила: «Ну, простите, я боюсь за вас». В итоге так и вышло видео без тренера.

– Ты говорила, что некоторые футболисты потом на тебя наезжали, обвиняли в желании хайпануть на них. А в целом какой была реакция футбольной общественности?

– В целом - хорошая, получила много положительных отзывов. Сейчас прекрасно понимаю, что на тот момент видео было сделано вовремя, оно реально было нужно. Более того, я уверена, что его нужно было продолжать снимать. Но у меня было такое подавленное состояние после не самых, скажем так, приятных сообщений, что не хотелось ничего делать.

– То есть была бы возможность и желание, ты бы сделала еще несколько видео?

– Конечно.

Но была еще такая история, уже в 2021 году, я тогда как раз переехала в Швецию. Позвонил мне один знакомый футболист и сказал, что одного из участников видео увольняют как раз за съемку. Я ему говорю: «Давайте сделаем еще одно видео в поддержку тех, кого увольняют или не продлевают контакты за то, что они снялись в видео». 100 человек высказались против насилия. Пусть еще 100 выскажется в их поддержку. Это уже большое число, аж 200 человек. Я бы с удовольствием решила все технические моменты, смонтировала. Но получила такой ответ: «Посмотрим, Саша, посмотрим». По сути, на этом все и заглохло, история с возможным видео в поддержку тех, кого увольняют за съемку в видео, так и не была реализована. Но стоит признать, что уже тогда спортсменов так сильно «душили», так запугали, что никто, видимо, и не решился.

Я никого уговаривать не собиралась. Но если кто-то сейчас хочет высказаться, поддержать коллег – ребята, я готова помочь. Напишите мне, позвоните – все сделаю.

– После выхода того видео в 2020 году спортсмены протеста сказали, что «одним осуждением насилия проблему не решить». По сути, они выразили скепсис в отношении ролика. Как ты отреагировала на такую позицию?

– Помню ту реакцию. Но могу сказать, что, на мой взгляд, не бывает маленьких поступков, особенно когда ты подвергаешь опасности себя и свою карьеру. Да, для кого-то просто высказаться против насилия – это ничто, это мало. Но, поверьте, для кого-то и это поступок. По крайней мере лучше, чем просто молчать и ничего не делать.

Плюс тогда игроков первой лиги очень сильно наказали. Футболистов не выгоняли из команд, но просто лишили премиальных. Представь, что игроки зарабатывают по 700 рублей, рвут на поле, чтобы побеждать и получать еще премиальные. А их после высказывания против насилия оставляют с этими 700 рублями. И как можно потом предъявлять им претензии по поводу того, что они якобы мало сказали или недостаточно сделали? Я так не считаю. Люди смогли собраться, высказаться – они молодцы. Каждый делает то, что может. Повторюсь, в любом случае намного лучше, чем вообще молчать.

Помню, как Женя Савостьянов, который играл тогда в «Сморгони», мне говорил, что я таким образом могу испортить жизнь молодым парням. Мы с ним даже спорили на эту тему, но в итоге в команде было проведено голосование «либо все идут, либо никто». Большинство игроков согласились сняться, в том числе и Женя :) Некоторые, конечно, отказались наотрез, но их было немного. «Сморгонь» поступила как настоящая команда. Потом были беседы с руководством. Наказали ли как-то игроков, это уже, честно говоря, не помню. 

– Высшую лигу тогда не трогали?

– Насколько знаю, не трогали. Я разговаривала с ребятами из БАТЭ, из «Торпедо-БелАЗ», и там мне сказали, что никого не наказали, ни с кем вообще не разговаривали. Более того, даже тема видео в клубе не поднималась – как будто ничего и не случилось.

– Были игроки, которые потом тебя обвиняли, что из-за видео у них начались проблемы в карьере?

– Таких точно не было.

Но расскажу другую историю. Был игрок, с которым я очень хорошо общалась. Он снялся в видео, а потом подписал провластное письмо. Как я отреагировала на это? На его месте я бы так не поступила, это очевидно. Но и осуждать человека не буду, потому что, наверное, он решил, что кроме футбола в жизни ничего нет, поэтому, чтобы сохранить карьеру, нужно подписать какую-то бумажку. Что ж, его право. 

Когда приезжала к своему знакомому футболисту, мы затронули тему, что вот этот игрок, о котором я говорю, подписал провластное письмо. На что мне этот друг говорит: «Если бы я оказался в таком же положении, как и он, то тоже подписал бы». Ну вот что ты будешь делать? Я такого не понимаю, если честно… Если бы мне угрожали физической расправой, то, наверное, подписала бы, но если дело касается только карьеры, то не поступила бы так.

– То есть ты не осуждаешь тех, кто снялся в ролике, а потом подписал провластное письмо?

– Я таких людей не понимаю, но осуждать тоже не хочу. Возможно, на них оказывается какое-то сумасшедшее давление, идут угрозы, в том числе тюрьмой. Мы не знаем, кто из нас как повел бы себя в подобной ситуации. Но если особого давления нет, а это делается лишь ради сохранения карьеры в деградирующем чемпионате, тогда, конечно, такие переобувания вызывают неприятные чувства.

– Один из участников того видео, футболист «Торпедо-БелАЗ» Анатолий Макаров, в 2020-м сказал «Мы против насилия!», а в начале 2023-го снялся в покаянном видео, где говорил о влиянии старших товарищей и деструктивных каналов.

– Ответ тот же, что и на предыдущий вопрос. У нас война под боком, так почему меня должен шокировать поступок какого-то Анатолия Макарова, который сказал, что сожалеет о чем-то?

Са шматдзетнай сям’і, раскрыўся пры Молашу, брат гуляў у Крыме: што за футбалiст быў супраць гвалту, а зараз лічыць гэта памылкай

– Тебя не удивит, если какой-нибудь другой участник видео против насилия вдруг снимется в покаянном ролике?

– В последнее время практически не слежу за беларусским футболом, потому что все, что читаю о нем, это какая-то жесть. Футбол становится только хуже, он деградирует. Те, кто остается в нем, не уверена, что растут как спортсмены. И если произойдет то, о чем ты говоришь, то я точно не удивлюсь. Не верю, что беларусский футбол способен преподнести что-то хорошее и приятное.

– Ты поддерживаешь связь с кем-нибудь из тех, кто снялся в видео против насилия?

– С ребятами, которые играли тогда в первой лиге. Это больше такие, человеческие контакты, не касающиеся футбола. Когда мне рассказывают о том, что петриковский «Шахтер» не пустили в высшую лигу, я слушаю это и думаю: «Боже мой, вы застряли в каких-то далеких годах, оттуда уже не выбраться. Все скандалы и интриги в белфутболе из года в год одинаковы. Кому это вообще интересно?»

– И все же, со сколькими игроками из той сотни ты общаешься сейчас?

– Три-четыре человека.

– Как ты относишься к тому, что сейчас, спустя два с половиной года после выхода ролика, с игроками не разрешают заключать контракты из-за участия в съемках?

– Я работала в «Лиде», работала в «Сморгони», и знаю, что функционеры на местах – это люди достаточно пугливые, они боятся всего, что может повлиять на их карьеру. Боятся лишнего слова и шороха. Предпочитают, чтобы о клубах вообще никто ничего не говорил. И вот сегодняшние запреты, давление на футболистов на видео – это история о боязни чиновников потерять свои места. Видимо, есть риск, поэтому люди хотят выслужиться, чтобы сохранить должности. И это настолько противно…

Сколько времени уже прошло после того видео, никто его уже не помнит. Футболисты замолчали – вы все сделали для этого. Некоторые даже подписали провластные письма. Зачем вы «душите» игроков дальше? Но в этом весь беларусский спорт, не только футбол. И удивляться тут уже нечему.

А еще я хочу обратиться к футболистам, которым не продлевают контракты. Ребята, это же потрясающая возможность собрать свои чемоданы и уехать в другую страну. Поверьте, я знаю, как это страшно и сложно. Но когда вы уедите в другую страну, почувствуете, что значит жить в свободном государстве, что значить общаться с людьми, которые мыслят чуть-чуть шире, которые не боятся за свои места, – вы обретете покой и опыт. Пусть будете заняты не в футболе, а в какой-то другой сфере, но это так круто повлияет на всю вашу жизнь. Поверьте, вы потом сами себе скажете спасибо.

– Если бы в августе 2020 года ты знала, что все так обернется, что через пару лет игроков будут «душить» за то, что они высказались против насилия, поменяла бы что-нибудь?

– Есть один российский игрок – Рома Слесарев – он играл в «Лиде» в то время. Рассказывал о том, как его и некоторых других футболистов команды загнали на митинг в городе, где возлагали венки. Рома потом рассказал об этом «Трибуне», высказал свое мнение – его уволили. Можно сказать, что то интервью стало началом всей истории с высказыванием позиции игроков против насилия. Потому что как раз затем меня и попросили помочь с записью видео.

Игроки «Лиды» несли цветы ветеранам, а попали на акцию «За Беларусь» – говорят, их обманули

И вот перед Ромой я чувствую свою вину, потому что он со мной советовался, спрашивал, стоит ли давать такое интервью. Я сказала, что стоит, а его в итоге уволили. А Рома – такой человек, для которого футбол – это все, он даже не думает о заработке, а просто хочет играть. «Лида» лишили его такой возможности. Сейчас он в Хабаровске играет в мини-футбол. Рома говорит, что ни о чем не жалеет, но я чувствую перед ним свою вину.

А вот что касается видео и твоего вопроса, то, честно, не чувствую свою вину и в 2020-м я поступила бы так же. Потому что, обрати внимание, увольняют или не продлевают контракты с игроками как-то рандомно. То есть кто-то из снявшихся играет, кто-то без работы. Значит, дело не только в видео. Поэтому не склонна считать, что именно я как-то негативно повлияла на карьеры футболистов. И, ребята, в Беларуси, в отечественном спорте так или иначе есть вероятность, что вы рано или поздно окажетесь в списке неугодных. Не потому, что вы снялись в видео, а просто потому, что так захотелось кому-то наверху. Такова жизнь в диктатуре.

И снова я призову тех спортсменов, которым не продлевают контракты за позицию, не бояться менять свою жизнь, даже если для этого надо уехать из Беларуси. В мире много возможностей самореализоваться. А когда все поменяется, можно вернуться в свободную и перспективную страну.

Фото: из личного архива Александры Никитушкиной

Іншыя пасты блога