Tribuna/Футбол/Блоги/О духе времени/Режим объявил SOS BY «экстремистским формированием» – сделать это через «закон» можно с кем угодно, главе БелаПАН дали за такое срок, хотя посадили раньше выдачи статуса

Режим объявил SOS BY «экстремистским формированием» – сделать это через «закон» можно с кем угодно, главе БелаПАН дали за такое срок, хотя посадили раньше выдачи статуса

Прессуют тех, кого и так уже выдавили из страны.

Автор — Tribuna.com
8 октября 2022, 08:00
Режим объявил SOS BY «экстремистским формированием» – сделать это через «закон» можно с кем угодно, главе БелаПАН дали за такое срок, хотя посадили раньше выдачи статуса

7 октября стало известно, что для режимной Беларуси вступило в силу решение КГБ объявить Свободное объединение спортсменов Беларуси (SOS BY) экстремистским формированием. Число организаций, медиа и каналов, наделенных таким статусом, приближается к сотне. Статус «экстремистский» в современной Беларуси стал знаком качества и успехов в противостоянии с режимом Лукашенко. 

Что означает «экстремистское формирование»

Закон «О противодействии экстремизму» появился в Беларуси еще в начале 2007 года. До выборов-2020 в документ несколько раз вносили изменения, но не слишком кардинальные. Понятия «экстремистское формирование» в документе не было – только «экстремистская организация» (таковой мог признать только Верховный суд) и «экстремистская группа» (от двух человек, которые «предварительно объединились для осуществления экстремистской деятельности»). А понятия «экстремистская деятельность» и «экстремистские материалы» были указаны крайне расплывчато – например, по одному из пунктов получалось, что экстремистская деятельность направлена на финансирование экстремистской деятельности (и выхода из этого цикла не предлагалось). А в число видов деятельности, подпадавшей под критерии «экстремизма» входило «воспрепятствование законной деятельности государственных органов», что режим мог трактовать максимально широко в свою пользу.

Закон, естественно, применялся системой Лукашенко в первую очередь против любых протестных настроений. В 2007-м экстремистскими были признаны фотографии с митинга после президентских выборов 2006 года. В 2011-м «Авторадио» было закрыто после предупреждения, вынесенного режимом за рекламный ролик кандидата в президенты в 2010-м Андрея Санникова с фразой: «Судьба страны решается не на кухне, а на площади», – которую также назвали экстремистской. А в 2013-м альбом «Прэс-фота Беларусі 2011» был признан экстремистским за то, что якобы «умалял авторитет государственной власти» – не понравились ряд правдивых подписей, как, например, «демонстрант, избитый милиционерами», к фото ниже.

После протестов 2020-го режим решил, что признавать экстремизмом все вокруг недостаточно легко. Вопросом весной 2021-го озаботились в беларусском парламенте. За один день были приняты поправки, а вскоре документ подписал и Лукашенко – оказалось, что для закона «О противодействии экстремизму» представлен не набор изменений, как это обычно бывает, а обновленный вариант целиком.

«Наше законодательство слишком либерально, чтобы давать симметричные ответы на новые формы экстремизма и информационной агрессии. Устранить этот пробел – прямая обязанность депутатов», – заявлял тогда председатель нижней палаты парламента Владимир Андрейченко.

Так 14 июня 2021-го в беларусском законодательстве официально появилось новое понятие – «экстремистское формирование». Это, по документу, группа граждан, которая «осуществляет экстремистскую деятельность», но может этим и не заниматься – достаточно оказывать ей «иное содействие», помогать финансово и даже ничего не делать, но «признавать возможность» этого. Убрали и необходимость доказывать, что формирование является экстремистским, в суде – уже больше года статусами по своему хотению разбрасываются МВД и КГБ.

Что такое «экстремизм»

Итак, чтобы объявить «формирование» «экстремистским», силовикам достаточно объявить, что в его деятельности присутствует «экстремизм». Что же это такое?

В соответствии с нынешним законом «О противодействии экстремизму», экстремизмом признается деятельность кого угодно (методично перечислены более-менее все возможные юридические формы) «по планированию, организации, подготовке и совершению посягательств на независимость, территориальную целостность, суверенитет, основы конституционного строя, общественную безопасность». Это, как легко понять, дает самые широкие возможности для посадок.

Далее, однако, закон подсказывает аж 18 путей, которыми все это можно устроить. Практически сразу упомянуто «создание экстремистского формирования либо участие в нем» – то есть очередная рекурсия. Среди прочего:

  • распространение «заведомо ложных сведений», «дискредитирующих» Беларусь, о стране и ее гражданах (фактически достаточно заявить, что в Беларуси люди бедные – ведь официальная статистика рисует средние зарплаты выше тысячи рублей);
  • оскорбление «представителя власти» и «дискредитации органов государственной власти и управления» (режим уверяет, что силовики не применяли незаконного насилия – соответственно, можно карать каждого, кто посмеет с этим не согласиться);
  • «разжигание» фактически любой «вражды или розни», в частности, «в отношении какой-либо социальной группы» (недовольны чиновниками, которые не делают ничего полезного – привет, статья);
  • организация либо осуществление множества «действий, грубо нарушающих общественный порядок» (для этого было достаточно выйти на проезжую часть во время мирных протестов – куча приговоров в Беларуси вынесена лишь на таком основании);
  • распространение и даже хранение «экстремистских материалов» (то есть пересылка даже в личном сообщении в соцсети/мессенджере любой новости из неугодного режиму источника).

Итог неутешителен: под экстремизм режим способен подвести более-менее любое элементарное и нормальное действие простого беларуса.

Система дает огромные сроки

Еще в мае 2021-го появился закон, вводивший связанные с «экстремизмом» и «экстремистскими формированиями» изменения в уголовный кодекс в РБ. Статью 361-1, по которой каралось создание экстремистского формирования (на срок до 10 лет), дополнили еще одним пунктом – по нему уже за «вхождение в состав экстремистского формирования в целях совершения преступления экстремистской направленности» стало грозить до шести лет. В статье 362-2 кару за не только передачу, но и сбор средств для «экстремизма» (то есть, в перевертыше от режима, любой помощи протестующим), установили до восьми лет. Кроме того, в УК добавили еще две статьи: 361-4, по которой любое «содействие» «экстремизму» грозит шестью (а в определенных раскладах и семью) годами за решеткой, и 361-5, по которой за некие «подготовку» и «обучение» «экстремизму» светит до трех лет.

На сайте беларусского МВД уже почти год ведется специальный список «экстремистских формирований». Свободное объединение спортсменов Беларуси стало 93-м в этом перечне и не первым спортивным – в апреле в список занесли Беларусский фонд спортивной солидарности. Помимо этого, в списке в основном дворовые чаты и фонды поддержки пострадавших беларусов, популярные Telegram-каналы и крупные независимые медиа, неугодные режиму. Обычно МВД и КГБ вносят ресурсы в список так, чтобы участниками «экстремистского формирования» считались все, кто «объединен» группами и каналами, то есть любой подписчик. Делается это, очевидно, для устрашения людей в Беларуси, для которых удобный способ потребления новостей, отличных от пропаганды, становится крайне опасным. Однако ни одного дела, которое получило бы широкую огласку, за подписку на соцсети «формирований» пока что не случилось.

А вот сотрудников независимых медиа за якобы причастность к «экстремистскому формированию» судили уже неоднократно. Так, только 6 октября в Минске завершилось 4-месячное закрытое рассмотрение «дела БелаПАН» – старейшего независимого информагенства страны которое силовики разгромили летом прошлого года. В ноябре 2021-го БелаПАН решением КГБ причислили к «экстремистским формированиям» – и силовики на этом основании накинули редактору и директору агентства Ирине Левшиной, экс-директору Дмитрию Новожилову и экс-замдиректора Андрею Александрову дополнительное обвинение по статье 361-1. Через некоторое время у Левшиной вообще осталось лишь одно обвинение именно по этой статье – хотя человек, который удерживается за решеткой с августа 2021-го, никак не мог быть причастным к «экстремистскому формированию», если до ноября 2021-го оно таковым не являлось. Но беларусский «суд» о таких «мелочах» не заботится – и Левшина получила четыре года колонии общего режима. В последнем слове она назвала случившееся «расправой с БелаПАН за честную журналистику».

Новожилову, которого обвиняли еще и в неуплате налогов, дали шесть лет. Александрову, которому за погашение штрафов участников мирных протестов дополнительно влепили не только «подготовку действий, грубо нарушающих общественный порядок», но и целую «измену государству», дали 14 лет колонии, его жене Ирине Злобиной (тоже за помощь со штрафами) – 9 лет.

Ирина Левшина (на переднем плане), Дмитрий Новожилов, Ирина Злобина и Андрей Александров (на заднем плане) на суде

SOS BY смелые беларусские спортсмены решили создать в начале сентября 2020-го после фальсификации президентских выборов и последовавших после этого репрессий против мирных граждан. Свободное объединение требовало честных выборов, выступало против насилия и выражало поддержку народу, что, очевидно, МВД и решило теперь выдать за «экстремизм». Впрочем, как известно, участников объединения с самого начала существования запугивали и делали все, чтобы затруднить карьеру и жизнь, поэтому они были вынуждены покинуть страну.

Другие посты блога

Все посты