Tribuna/Футбол/Блоги/Футбольное поле/Жуковский – о БАТЭ, рыбалке с Глебом, работе на рынке и реанимации

Жуковский – о БАТЭ, рыбалке с Глебом, работе на рынке и реанимации

...

28 ноября 2019, 23:36

Виталий Жуковский – один из самых прогрессирующих тренеров Беларуси последних лет. Со своей «Ислочью» он прошел путь от любителей до подпирающих лидерскую тройку высшей лиги. Также тренер прославился своими экспрессивными пресс-конференциями (которые ему самому не особо нравились). В этом сезоне «Ислочь» вышла на новый уровень – полуфинал Кубка, цель в 50 очков (чуть-чуть не хватило) и легендарный Александр Глеб в составе – помогла клубу заполучить футболиста его дружба с коучем. 

В новом видео выходящего в партнерстве с букмекерской компанией Maxline проекта MelkazeRAW Жуковский предельно искренне рассказал рассказал об игре с мужиками в карты в шестилетнем возрасте, работе на строительном рынке (думает, что мог бы зарабатывать там больше, чем в футболе), ситуации с Владимиром Маковским и «договорняками», принципе «око за око» и ударе по своему игроку (тренер даже сломал палец). Отдельная история – о том, как Жуковский лежал в критическом состоянии в больнице: ему снились фекалии (а еще Капский), рядом умирали люди, а из реанимации специалист сумел выйти с помощью разговора с психиатром о детском футболе! Помимо этого, специалист считает, что Александр Глеб не должен тренироваться, как все, а на слова о «колхозе» отвечает, что БАТЭ тоже можно назвать «колхозниками». В общем, полная жара!

Глеб тренируется по индивидуальному графику, а в рыбалке торопится (Жуковский такого не любит)

Летом «Ислочь» рванула рынок главным трансфером своей истории – состав пополнил легендарный Александр Глеб. Он сам признал, что главная причина перехода – друзья в руководстве и тренерском штабе, одним из которых является Жуковский. Тот поначалу выпускал игрока на замены, но к концу сезона стал доверять полные матчи. В связи с этим изменился и рабочий процесс. Тренер считает, что легенде нужен особенный подход: «Первый месяц [он работал] как все. Но сейчас он начал много играть, и я понимаю – он не должен тренироваться как все. Человеку уже под сорок, и надо понимать, как его восстановить. Процедуры, массаж. Если какая-нибудь прыжковая работа – ему аэробная работа, пробежки. Если человек 90 минут начал играть – смысл ему развивать силу или выносливость? Надо понимать, как правильно. И мне интересно с таким футболистом работать, потому что я в такой ситуации еще не был».

И Жуковский, и Глеб известны любовью к рыбалке. Конечно, вопрос о ней последовал – оказалось, тут у мужчин совсем разные предпочтения. «Мы были [на рыбалке], да. Но Саша такой «на скоряке» – подъехать, покидать, такой там-там-там-туда, все хочет успеть. Он хороший рыбак, но если полчаса не клюет – он уже начинает менжеваться (на криминальном жаргоне – «бояться», «волноваться» – прим. Tribuna.com). А я без ночевки даже не езжу. Самое главное – природа, костер. Закинул – сидишь. Все, отвлекся – надо поговорить самому с собой: что я сделал, что неправильно, что нужно сказать футболистам, к чему я должен прийти. Вот такие моменты».

Знает, что Капский хорошо отзывался о нем как тренере, но в БАТЭ не стремится

В среде болельщиков популярно мнение о том, что Жуковского стоит пригласить в БАТЭ – мол, он «свой» (до травмы, поставившей крест на карьере, играл в дубле борисовчан) и хорош. Но сам тренер в ответ на прямой вопрос о желании поработать в Борисове ответил: « О БАТЭ точно никогда не думал. Мне кажется, там и без меня хватает специалистов. Там сейчас ребята, с которыми был в команде. Бага, Молош, Лисовский, Тарасенко – всех их знаю. Мне кажется, они там и без меня справятся. Они обучены, знают ситуацию изнутри. Мне лучше развиваться в «Ислочи». У меня здесь все хорошо, и я хочу, чтобы команда играла в еврокубках. Надеюсь, когда-нибудь добьюсь этого».

При этом Анатолий Капский хорошо отзывался о Жуковском-тренере – об этом специалисту рассказал нынешний глава БАТЭ Андрей Капский. А вот в игроцкие времена босс борисовчан молодому Виталию не нравился: «Мне 17 лет, пытался выглядеть взрослее, чем был, а он [Анатолий Капский] любил «поставить в стойло» любого. Когда я получил травму, он первым сказал: «Пускай готовится на первенстве области играть!» Я такой злой был на него! Думал: «Как, ###, нет, чтобы поддержать!» В итоге предсказание Капского сбылось – тренировавший БАТЭ Юрий Пунтус не простил того, что обиженный Жуковский после травмы набрал 28 лишних киллограмм. Сейчас он винит во всем только себя: «Наверное, он [Анатолий Капский] нормально ко мне относился. Просто я вел себя нагловато. Можно было поскромнее».

При этом Жуковский провел параллель между «Ислочью» и борисовчанами, рассуждая про мнение о том, что в нем «не умер колхоз». «Если на вас говорят «колхозники» – принимайте это за уважение. А БАТЭ кто такие? Тоже, можно сказать, «колхозники». Ну а чего нет? Борисовский пацан из деревни Анатолий Анатольевич. Но он же создал [клуб]! Он привез сюда такие команды! И нам хочется такого же».

Не давал установку ломать Балановича – но считает, что нужно играть по принципу «око за око»

Был вопрос и о зарубе с «Шахтером», когда Жуковский наехал на игрока «горняков» Сергея Балановича, а потом зарубился и с тогдашним тренером соперников Сергеем Ташуевым.

Жуковский ответил эмоционально, но заявил, что прямых установок кого-то травмировать никогда не давал: «Когда ты в этом очаге – тебе бы хоть чуть-чуть повлиять на человека психологически. Я не говорил пацанам, что надо его там ломать. Я отстаивал свою точку зрения, что мы должны быть сильными, а не просто так, голову сложили, нам дали пинка – и пошли. Были моменты на бровке: человек прыгает с двух [ног], а потом с ним можно сыграть жестче – а [мой игрок] ножку отворачивает. Я говорю: «Как? Око за око!» Это спорт! На одних деньгах, на одном мастерстве ничего не сделаешь!». Как говорит тренер, даже после этого он нормально общался с болельщиками «Шахтера» (пересеклись на свадьбе футболиста), хотя думал, что после такого сопереживать солигорчане ему и его команде точно не будут.

Спустя три года гораздо спокойнее говорит о сдававших матчи. Ему их даже жаль

Вспомнили в интервью и историю с «договорняками» «Ислочи». В 2016-м попались не только игроки, но и помощник Жуковского, известный в прошлом футболист Владимир Маковский. Сам главный тренер рвал и метал.

Тогда Жуковский прямо объявлял команде о виновных, собрав всех в раздевалке. Спустя три года Жуковский относится к тому поступку более спокойно: «[Сейчас] мне кажется, они даже не осознавали, что делают. Думали: ну мы же не сдаем там, первый тайм только [ставки тогда были на исход первого тайма матча с брестским «Динамо»], потом выиграем и все. Мне не кажется, что они думали, что кого-то предают, зло делают. Видно, нехватка [денег] была большая. Это их путь. Прошло время – в каком-то плане мне их реально по-человечески жалко, что, может, не оказалось у них наставника, который когда-то бы объяснил, что надо делать в критические моменты». Тренер пожелал всем виновным в том деле, чтобы у них в жизни все наладилось, «и больше они в такие игры не играли».

В реанимации чуть не свихнулся от соседей – пришлось говорить с психиатром о детском футболе

в середине этого сезона Жуковский пропустил несколько матчей «Ислочи» – подвело здоровье. «Проблемы с желудком. Не первый день? Конечно. Началось с перепадов веса. Я мог игроком прийти с 12 лишними килограммами. Юрий Иосифович [Пунтус, Жуковский играл в дубле БАТЭ] со свистком в шесть утра гонял меня вокруг столовой :) Потом травмы, операции, операции – это все сказалось. И у меня предрасположенность родительская. Первый раз серьезно лет 10 назад это было. Как это было сейчас? Обратился в больницу, взяли анализы, говорят – парень, тебе в реанимацию. Сказали, тяжелое состояние, хотя я был в сознании, нормально общался. В реанимации все по-другому. Никто не лебезит перед тобой, жесткое отношение. И когда люди при тебе умирают – это страшно. Я лежал на первой кровати, на второй сосед. Девушка говорит: «Он отходит в мир иной». – «Что, первый?» Меня так – чик! Я на нее – она говорит: «Нет, второй». Буквально через час – все. Это такой стресс – не дай Бог. Все черное, все серое кажется. Сны плохие. Закрывал глаза – сериал «Чернобыль» пересматривал заново. Фекалии снятся. Все страшное. А когда перевели в обычную палату, сны – солнце, вода. Все совсем по-другому». В реанимации же тренеру явился Анатолий Капский, твердивший про необходимость есть ягоды.

В какой-то момент Жуковский понял, что в реанимации ему не выжить, и решил вырваться оттуда. Получилось – но с большим трудом и приключением с психиатром: «Представь – завозят людей, шесть промилле, смертельная доза. Они кричат, ноют, плачут. Один: «Тю-тю-тю». #####, что «тю-тю-тю»? А он: «Бобик, Бобик!» Представляешь? На третьи сутки я не мог засыпать – они кричат и кричат. Я реально чуть не начал плакать. Теперь понимаю, как человека можно довести. Просил: «Переведите меня наверх [в обычную палату], я вас умоляю!» В восемь часов – не переводят, в четыре... И в девять вечера я сажусь на коня и говорю: «Вы что делаете, #####?» – «У вас анализы плохие». – «Вы хотите хорошие, когда я трое суток не спал?» Ну и все. Они вызывают мне психиатра. Он говорит: «Вы жить хотите?» – «#####, хочу, я и прошу: переведите наверх!» Он начинает: «А в какой сфере вы работаете?» – «Да тренер я футбольный». Он – раз: «А у меня дети, а может, куда нам?» Я ему начал рассказывать про развитие детей – он такой смотрит на них: «Вроде ж нормальный!» Я говорю: «Дайте просто нормально поспать – я буду завтра красавчиком!» В одиннадцать часов ночи они меня перевели – и я реально выспался так, что на следующий день пришли совсем другие анализы». Правда, в обычной палате Жуковскому тоже пришлось несладко: «Я говорю: «Так, девчата [медсестры], не надо мне трубки вставлять». – «Рот закрой!» Запихнули, начали в разные места все вставлять :) Сразу поставили на место. Но все равно одну [не вставили], отбился».

До больницы тренера рискует довести и излишняя эмоциональность, но тренер пока не придумал, как с ней бороться: «Мне говорил Сергей Владимирович Боровский дышать – четыре или пять вдохов... Я говорю: «Какие вдохи, вы что, охренели? :)» У меня пелена, куда мне? Я ничего не вижу, мне бы кто бы там ни сказал – я б уже не успокоился».

Босса «Ислочи» называет «своим человеком». Клуб помог купить новую большую квартиру

Жуковский исключительно тепло отзывается об учредителе «Ислочи» Владимире Пинчуке: «Мне повезло встретить [его]. Я нашел своего человека. Может, слава Богу, что не в бизнесе, а здесь [в футболе]. По словам Жуковского, Пинчук уверен, что не умеет продавать – зато отлично строит недвижимость, которую сдает в аренду. А еще у бизнесмена есть качества, благодаря которым клуб живет: «Он не финтер. Думает, как клубу и людям стать лучше, а не чтобы ему стало лучше». Жуковскому с ним очень удобно: «Мы с ним чувствуем [друг друга]. Он знает, что мне нужно после тяжелых поражений. Я знаю, что нужно в какой-то момент его поддержать. Мы можем две недели не общаться – а бывает, неделю разговариваем-разговариваем-разговариваем». Иногда мужчины спорят, но понимают – переубедить их насчет чего-то в своей сфере невозможно. Когда в прошлом году «Ислочь» выдала серию из поражений, Жуковскому было неудобно в первую очередь перед Пинчуком: «Я кипел, дома хотел поломать, разорвать все. Подвожу руководителя, район, команду – земля из-под ног уходит».

Не только тренер помогает клубу, но и наоборот. Благодаря поддержке «Ислочи» Жуковский в прошлом году значительно улучшил жилищные условия: «Лучше отсюда (показывает рукой вниз) начать, чем оттуда (показывает рукой вверх). Жили [с женой и детьми] в однокомнатной квартире, год назад продал – построил четырехкомнатную. Клуб помог, выдал займ под маленький процент, где-то там кредиты, перекредиты, ипотека – тружусь как нормальный человек в Беларуси. Где-то даже удовольствие от этого получаю».

В шесть лет играл с мужиками в карты на деньги. Да и вообще «занимался ерундой» до 25

Отец Жуковского работал могильщиком. Тренер называет представителей этой профессии основой формирования криминальных группировок – «мужики крепкие, с духом». Так маленький Виталий и изучил начальные «понятия» в жизни. Тем не менее, кладбище Жуковский вспоминает с теплой улыбкой: «Там могли мне дать конфету – оп, съел. Отец давал денежку, чтоб я в карты с мужиками играл – они были подпитые. С шести лет он мне оставлял трешку – я играл. В Михановичах, наверное, все картежники. Чтоб зайти в электричку и не сыграть в карты – это невозможно». Однако тренер те времена вспоминает без гордости, хотя при этом и не нашел ни одного повода за что-то стыдиться. Разве что однажды он вынес из магазина пачку жевательной резинки – но на следующий день аккуратно положил ее на прежнее место. Уличные и «дискотечные» драки Жуковский чем-то из ряда вон не считает: «Мне кажется, это в любой [местности] было. Местные «колхознички» мы, пришли – надо ж как-то статус [показать]». Тренер желает своим детям другого пути – ему хотелось бы, чтобы они с ранних лет налегали на учебу, а не «занимались ерундой до 25 лет», как он сам. 

Работа на рынке была доходнее футбола. Но оставила с долгами – и многому научила

Вне футбола Жуковский работал на строительном рынке – в «сытое» время для торговли. Тренер признается, что в тот период зарабатывал 50 тысяч долларов в год, причем считает, что «тогда они больше ценились» – в футболе на такой уровень специалист пока не вышел. «Мог ничего не делать, но здесь купил, сходил продал – и просто сумасшедшие деньги были. Смысл в том, чтобы в нужное время там оказаться. Я оказался чуть-чуть позже, но у меня получилось развиваться: одна, вторая, третья, четвертая точка», – вспоминает Жуковский. Продавал он «все подряд» – говорит, что тогда это было проще: «Сейчас все сайты смотрят. А раньше – приходит из каких-нибудь Ганцевич, пакет с деньгами: «Так, мне надо на шесть домов». Лучший был для нас покупатель. Он приходит: «О, а это что? А это?» И все так классно, позитивно!». Вспомнил коуч и о лучшей сделке в карьере: «4 января. Думаю, съезжу на рынок, кого-то поздравлю – я всегда организовывал [праздники], опять посидим там. Зашел – а никого нет. Я один стою, и тут: «О, дружище! Мне сейчас насыпали денег – надо обязательно отгрузить за сегодня. Достает один список, второй... За день заработал 2500 долларов».

Однако в какой-то момент и в стране, и лично у Жуковского наступили тяжелые времена: «В какой-то момент стал меньше уделять внимания – казалось, что все хорошо. А потом кризис пошел – и все стало очень плохо. Там все очень быстро разворачивается». С последствиями кризиса тренер справлялся еще долго: «Ушел с рынка в проблемах, я был должен денег. Отдавал их, может, еще лет пять. Сколько? Сумма была для меня тяжелая. Порядка 10-12 тысяч долларов остаток – с учетом того, что я продал машину, продал на рынке все, эта сумма еще болталась. Возвращал потихоньку, по 100 долларов, по 50. В «Ислочи» во второй лиге долларов 300-400 у меня была зарплата – и я вот отдавал-отдавал». Несмотря на такой исход, Жуковский все еще думает, что на рынке мог бы заработать больше ,чем в футболе. «Одно «но»  – если бы я развивался. А если бы такой ерундой, как тогда. занимался – может, работал на кого-то бы и все». Назвал тренер и главное, что его удивило в прежнем опыте: «Люди, с которыми ты когда-то где-то пересекался, могут тебя блокировать, не давать развиваться, что-то зарабатывать. Те же армяне друг друга подтягивают, а у нас все будут блокировать. И то же касается спорта. Я всегда злился. И наоборот всех начал подтягивать [на рынок]».

Сейчас тренер использует опыт, полученный в прошлой сфере: «Мне рынок очень помог. Я помню, как я дал слабину, приезжал только барыши снимать – а надо было развиваться. То же самое в футболе. Я не хочу допускать тех же ошибок. Накручиваю себя: надо развиваться. Только остановишься – все, ты потерялся, 100%». Теперь коуч, например, учит английский, чтобы лучше контактировать с легионерами.

Считает, что футболиста невозможно уговорить не пить – и не пытается. Как-то врезал игроку и сломал палец

Жуковский далеко не диктатор по стилю тренерства. Еще на областном уровне он строил с игроками диалог, чтобы получить их трезвыми на игре. «В субботу игра – просил: «Ребята, пожалуйста, в пятницу не пейте. В субботу – шашлык, караоке, будет автобус прыгать». И прислушивались! Во второй лиге – то же: «Мужики, пожалуйста, у нас важная игра». – «Да сколько у тебя будет важных игр?!» А я всегда: «Как последний матч». Потом мне говорили: «Так нельзя делать, у тебя спаиваются футболисты!». Но надо чувствовать, понимать их. Лига, понимание игроков, требования руководства, зарплаты – все нужно учитывать! Были тренеры, которые на чемпионате области говорили: «Так, не пить!» Он [игрок] неделю отработал на заводе, сыграл в футбол – и ему кто-то такое говорит, представляешь? Да иди ты лесом!». Один из примеров дипломатического подхода – история девятилетней давности: «Едет команда на матч – не хватает игрока: «Где он?» – «В милиции». За драку пьяную – у девушки был день рождения. Я говорю: «Давайте звоните, пускай достают!» Не знаю, как его отпускали, но обычно с утра отпускают. На автобусе приехали к метро, ближайшему к «опорке», забрали. Помню, мы 1:0 победили, а он забил. Этот человек потом играл в высшей лиге. А если б я [сказал]: «Да что там, ###, поехали [без него]»? Дисциплина? Надо всегда понимать ситуацию».

Тренер «Ислочи» логически объяснил, почему ничего не запрещает игрокам и не контролирует их: «Мы играем условно в Витебске в семь часов, я говорю: «Нет, никто в магазин не пойдет». Они не идут в магазин. Но если человек захотел пива или там не знаю чего, он приезжает в два часа ночи домой, пока идет за пивом – приходит домой в восемь утра. Ну потому что это спортсмены! Я не говорю, что каждый, но если человек захотел – ты его не переубедишь. [Так что] если тебе надо – иди! Ты лучше получишь быстрые углеводы раньше. И я знаю, что ты в пять-шесть утра будешь дома». Главный показатель для Жуковского – работа на поле: «Тренер не должен рассказывать, что делать. Ты должен завтра быть на тренировке сильнейшим. Если не сильнейший – будешь сидеть. А в тренажерный зал ходишь или пьешь пиво – это уже твои проблемы. Самое главное – футбольное поле, как в тренировочном процессе, так и в игре». К курению тренер и вовсе относится нейтрально, если процесс происходит за пределами раздевалок, но из курящих в «Ислочи» почти никого нет. «Сейчас все-таки футболисты другие, намного более профессиональные», – подытожил специалист.

Признался Жуковский и в том, что однажды ударил игрока своей команды – тоже еще в чемпионате области. «Человек лишнего принял и начал рассказывать, кто, что. И он завелся с моим помощником, Пал Дмитричем Плютом. А тот – каратист: ха! Я на него смотрю – и вижу, что задняя [мышца бедра] стрельнула. А этот [игрок] увидел – и хотел его (ударяет кулаком по ладони). И тут я побежал сбоку – и как летел, так и попал. На этом все закончилось. Правда, палец сломал :) Парень [потом] пришел, извинился. Тренировка через дня два-три – он с фингалом, я с пальцем поломанным :) Бывает так». В игроках тренер хочет видеть спортивную злость: «Хочется, чтобы футболисты и потолкались, раз в год хотя бы. За дело: «Ты почему там не добежал? Ты почему здесь не доработал?» Вот это кайф – когда футболисты хотят победить и начинают друг другу [предъявлять] претензии. Не перед тренером, а наедине. Вот это классно. Это [значит, что] команда живет».

Другие посты блога

Все посты