Tribuna/Футбол/Блоги/Беларусский футбол/«Появились новости о прилете в гостиницу. Жена думала, прилетело в мою». Дулуб – о военном сезоне в Украине

«Появились новости о прилете в гостиницу. Жена думала, прилетело в мою». Дулуб – о военном сезоне в Украине

Хомутовский, ЧБ как «Хрустальный мяч», будущее в ЛНЗ.

Автор — bytribuna com
27 мая, 19:00
«Появились новости о прилете в гостиницу. Жена думала, прилетело в мою». Дулуб – о военном сезоне в Украине

58-летний беларусский тренер Олег Дулуб завершил сезон в украинском чемпионате. В августе-2023 специалист возглавил новичка премьер-лиги ЛНЗ из Черкасс, который шел в группе аутсайдеров с тремя очками после четырех туров – и не просто спас от вылета, а поднял на 7-е итоговое место.

Пока что будущее Дулуба в клубе под вопросом – руководители взяли время на раздумья о том, стоит ли продолжать сотрудничество.

Telegram-каналу «О, спорт! Ты – мир!» тренер рассказал, как грозу принял за прилет ракеты, и наоборот, о трогательной поломке машины и о том, почему перестал смотреть чемпионат Беларуси. «Трибуна» перепечатывает интервью.

– Чемпионат Украины завершился несколько дней назад. Чем теперь занимаетесь?

– Пока хочется отдохнуть, а мои перспективы по карьере будут определяться решением руководителей клуба. ЛНЗ оставил за собой право принятия решения о продлении или окончании контракта, который заключен по схеме 1+1. Пока соглашение действует до 30 июня. Ну а мне, повторюсь, пока просто хочется отдохнуть, потому что год получился тяжелым, многое нужно проанализировать.

– Руководители обозначали заинтересованность в дальнейшем сотрудничестве? И есть ли у вас желание там остаться?

– Могу лишь сказать, что не сторонник однобокой любви. Как и в браке, должно быть обоюдное желание. Хочет ли клуб, не знаю… За девять месяцев мы проделали огромный кусок работы, создали абсолютно новую команду, причем, можно сказать, делали это дважды – в конце лета и зимой, – и при этом выполнили турнирную задачу. Но что будет дальше, даже не представляю.

Помню, когда приходил в ЛНЗ в конце августа, команда была на втором месте в таблице с конца. Мне потом сказали, что это беспросветный аутсайдер. Первое, что меня поразило, когда лично познакомился с командой, не увидел цельной раздевалки. Коллектив был разбит на группы, было много недовольных своим положением в команде. То есть некоторые игроки думали, что выйдут из первой лиги и сразу же начнут играть в УПЛ. А по факту оказались на лавке запасных, потому что пришла большая группа игроков, которая превосходила их по мастерству. Еще меня поразило, что 70 процентов состава – это футболисты за 30. Когда встречался с руководством, сказал, что с ними нужно очень аккуратно работать, чтобы не «убить», не сорвать. Постепенно омолодили состав, пригласили легионеров. Команда выходила на новый этап своей мощности.

Когда мониторил информацию о команде, зашел на «Трансфермаркт». Коллектив оказался 16-м из 16 участников УПЛ по общей стоимости. Заходя на зимний перерыв, мы уже были 14-ми, а заканчивали чемпионат 13-ми. А в таблице и вовсе финишировали седьмыми. Показатель ли это работы? Думаю, да. Во время моего прихода ЛНЗ лидировал по одному показателю в лиге – по возрасту.

– Зачем вы соглашались на работу в откровенном аутсайдере и в самой возрастной команде лиги?

– У меня было огромное желание работать и вернуться в Украинскую премьер-лигу.

– Вы готовы были работать в любой команде, но лишь бы в Украине?

– Да, на тот момент да. И никогда не скрывал, что мой приоритет – это УПЛ. Мне нравится, что уровень сопротивления в чемпионате очень сильный, есть возможность расти и прогрессировать вместе с командой. В последние годы появилось много тренерских команд. Получал удовольствие от подготовки к матчам, просчетов слабых и сильных соперников. Все – как в шахматах, нельзя выбрать одну модель игры и идти с ней по чемпионату. Требовалось постоянно адаптироваться, видоизменяться. И для меня это удовольствие.

– Кроме ЛНЗ были у вас предложения?

– По ходу чемпионата меня приглашали в Казахстан, но не было конкретики, да и у меня был действующий контракт, поэтому ответил отказом. А до ЛНЗ предложений не было. Отдыхал, отходил от этапа работы во «Львове», много читал. И с большим удовольствием тренировал команду восьмой лиги Польши «Импульс». Она состоит из украинцев, плюс там два беларуса. Мне было интересно поработать с любителями, как-то организовать процесс. В итоге летом пробыл с ними шесть недель. Ну а потом мне поступило предложение из Украины, и когда уезжал, пришла вся команда, провожали, были эмоции.

– «Импульс» сам вас пригласил или вы предложили свои услуги?

– Руководитель команды написал мне в мессенджере, рассказал, что есть такой коллектив, базируется в Варшаве. Может, мне будет интересно потренировать. Так как не люблю писать, сразу же перезвонил, на что руководитель, которого зовут Борис [Кубовой], удивленно сказал: «Не ожидал такой быстрой реакции». В общем, пригласили меня на тренировку, чтобы взглянул на коллектив. Для восьмой лиги это была достаточно неплохая команда, хорошего уровня. Единственный нюанс, познакомился с командой за пару недель до окончания чемпионата-2022/23. Люди ушли на межсезонье, но вскоре мне снова позвонили и пригласили на тренировку. Спрашиваю: «Борис, сколько футболистов будет на занятии? 18-20? Скажите точно, потому что мне нужно расписать тренировочный цикл». Прихожу – а там 23 человека. Борис говорит: «Ребята позвонили, сказали, что хотят на просмотр, так и так». Что ж, понятно, нужно в срочном порядке видоизменять работу, быстро реагировать. Все прошло успешно, и постепенно втянулся. Сам для себя узнал много нового – ребята поработали со мной. Получился взаимовыгодный процесс.

– Если бы не позвали в УПЛ, остались бы в «Импульсе»?

– Хороший вопрос, аж в угол загнали :). Думаю, вряд ли, тем более тогда уже начали появляться предложения в Польше. Не из профессиональных клубов, а из академий, тренировать старшие возраста. Но отвечал отказом, потому что понимал, что если начну работать с детьми, быстро к ним привяжусь. И тяжело будет потом расставаться.

– Но и к «Импульсу» вы прикипели.

– Да, и капитан до сих пор мне звонит, и руководитель. Спрашивают, когда буду в Варшаве. Зовут на матч, в раздевалку, просят, чтобы снова рассказал, как играть, что-то подсказал. Ну, как вы себе это представляете? Могу приехать в гости и просто пообщаться.

– Сколько времени вы уделяли этой команде и получали ли что-то за работу?

– Вообще ничего не получал, но зато мне подарили очень красивую майку :). Что касается времени, то практически каждый день по несколько часов. Много читал и старался применять навыки и знания в работе с «Импульсом». А так, повторюсь, это полностью любительский коллектив, ребята где-то параллельно работали. Возраст? Разный. Были и молодые игроки, вообще 16-летние, а капитану, например, 34 года. Но интересно, что «Импульс» не ограничивался только участием в восьмой лиге. Клуб старался развивать и детское направление, то есть были тренеры, которые работали со всеми желающими детьми. Не знаю, платили им что-то или нет, но факт в том, что «Импульс» уделял внимание и ребятам.

– Возвращаясь к ЛНЗ, как вам поступило предложение?

– Тут вообще интересная история. На Кубке Ивулина-2023 была команда Fair Play Point of Unity, где играли бойцы, в том числе Степа Попов, Юрий Булат. Попов мне перед турниром позвонил и пригласил стать их тренеров. Подумал, почему бы и нет? Так вот, идет соревнование, у нас победа, ничья, начинается третья, решающая игра в группе. И в это время звонит у меня телефон. Смотрю: украинский номер. Поднимаю: звонит спортивный директор ЛНЗ. Говорит: «Наши руководители хотели бы с вами переговорить по конференц-связи». Ответил согласием, и буквально через 10 минут очередной звонок. Наша команда играет на Кубке Ивулина, а я в это время на скамеечке сижу и общаюсь с руководством украинского клуба.

– Вы сразу согласились возглавить команду?

– Меня звали в УПЛ, это новый вызов, новый этап.

А ЛНЗ мне напомнил «Крумкачы». Когда шел туда, не знал, что это за проект. Да, «крумкачы» – красивое слово, было интересно. Тут – ЛНЗ. Забавно, когда на границе таможенник меня спрашивал, знаю ли я, как расшифровывается аббревиатура. Ответил, что Лебединский семенной завод. Таможенник: «Да-да, ответ правильный».

Так вот, об этом клубе, как и в свое время о «Крумкачах», я тоже ничего толком не знал. Но когда вел переговоры с руководителями, от них поступали действительно футбольные вопросы, мне было интересно общаться. Так же, как и в «Крумкачах», куда шел в 2015-м и думал, что поговорим минут 15, а в итоге общались три часа. И там, и там видел людей, заинтересованных в достижении результата, в развитии клуба. Когда в Украине познакомился с руководителем агрохолдинга LNZ Group Дмитрием Викторовичем Кравченко (его сын Виктор – собственник ФК ЛНЗ), то, грубо говоря, боялся потом дышать. Думал: «Ничего себе повезло с руководителем». Он настолько все четко изложил, рассказал, что хочет от клуба, критерии моей работы, у него есть конкретные цели. Подкупило, что он знает, чего хочет. Сразу сказал, что задача минимум – остаться в премьер-лиге. С моей стороны были обещания, что этого достигнем.

– Перед вами задача была именно сохранить команду в УПЛ?

– Это минимум, но если попадем в первую десятку, то это будет воспринято как успех. От себя добавил, что при определенных обстоятельствах и доле везения можно еще и побороться за зону еврокубков.

– Сколько шли ваши переговоры с клубом во время Кубка Ивулина?

– Около часа, практически весь матч, который мы проиграли.

– Уже тогда знали, что возвращаетесь в УПЛ?

– Нет, это был предварительный разговор, больше знакомство. И клуб обозначил, что склоняется к моей кандидатуре. В ЛНЗ еще подметили интересную деталь. Когда я приходил в «Карпаты», команда имела ноль очков в таблице. Когда приходил в «Черноморец», было одно очко. При заходе во «Львов» у коллектива было два очка. Мне сказали: «Логично, что вы получите команду, у которой будет три балла». В итоге так и получилось :). Три балла после четырех туров.

– Чья инициатива заключить контракт по схеме 1+1?

– Клуба. А я пошел на все условия ЛНЗ.

– По финансам вы диктовали свои условия?

– Нет. Повторюсь, подкупило, что Виктор Дмитриевич знает конкретно, чего хочет от клуба. Мне было интересно, поэтому деньги особо не интересовали.

– Вы были одним из самых низкооплачиваемых тренеров лиги?

– Не знаю цифр, но в ЛНЗ, повторюсь, шел не за деньгами.

– На границе вас узнали?

– Ехал через пункт пропуска «Шегини». Эсбэушник пробил по базе, увидел, что я работал во «Львове», в «Карпатах». Задает вопрос: «Вот в таком-то районе Львова такая-то школа. Знаете ее?» Я ему говорю: «Четыре года отработал в городе, но кроме как район Брюховичи ничего не знаю. Могу рассказать, где расположена такая-то гостиница и где база клуба. В остальном меня возил таксист». Поговорили и пропустили.

Вспомнил историю еще историю о границе. Когда ехали во «Львов» машиной Василия Хомутовского, она сломалась в каком-то селе. И так получилось, что прямо около дома какого-то футбольного болельщика. Он в этом селе знал всех ремонтников. Позвал нас домой, сказал, что узнал, накормил обедом, отметил, что для него – большая честь принять таких гостей. У меня аж слезы на глазах наворачивались от такого гостеприимства.

– В августе журналист Виктор Вацко писал, что вы рассматриваетесь как временный вариант для ЛНЗ.

– Если честно, даже не читал таких новостей. Мой пресс-атташе – жена, и она все фильтрует :). Но по факту никто меня временным вариантом не рассматривал, сразу заключили контракт 1+1. Хотя знаю, что помимо меня рассматривали еще Романа Григорчука, Виктора Скрипника и уволенного тогда из «Днепра-1» Александра Кучера. Остановились на мне, рад, что дали возможности поработать в УПЛ.

– Как вас приняла раздевалка?

– Как-то позитивно, тем более с моей стороны сразу было сказано, что мы не будем бегать – будем играть в футбол. Обозначил три требования: уважение прежде всего, взаимодействие внутри команды и очень интенсивная работа. И еще обозначил моменты дисциплины, которые касаются всех. В частности, убрать из раздевалки телефоны – за неисполнение были штрафы. И это условие распространялось на всех, в том числе тренеров. Разрешалось только доктору и администратору.

– Считали, сколько в итоге было штрафов?

– Понимаете, если игрок нарушил правило с телефоном, а потом сыграл очень хорошо, то заслуживал амнистию – никто денег не брал :). Ну а если деньги сдавались, то они уходили на оплату командного ужина, который мы устраивали раз в месяц.

– Насколько безопасны сейчас Черкассы?

– Один из самых спокойных городов. В Черкассах во время моей работы был только один прилет. В сентябре 2023 года. Ракета попала в гостиницу, недалеко от которой я жил.

Накануне была большая гроза. Мне показалось, что это работало ПВО, поэтому утром одному из тренеров сказал, что видел, как все сверкало. Реально думал, что были обстрелы. Но мне сказали, что это всего лишь гроза, молнии. Буквально через два дня слышу снова взрыв, уже днем, думаю: «Ого, ничего себе гроза». Однако минут через пять почувствовал запах гари. И понял, что это уже точно не гром. Ну а когда мне принесли осколок снаряда величиной с ладонь, понял, что был прилет.

– Где вы были в этот момент?

– В [другой] гостинице. Жена в клубе всех поставила на ноги. Появились новости о прилете в гостиницу (при этом не говорили в какую), она думала, что в мою прилетело, тем более трубку не брал. Но в клубе ее успокоили, что идет тренировка, все в порядке.

– После этого жена не предлагала уехать из Украины?

– Нет. Понимала, что я не соглашусь, поэтому даже не поднимала тему. Да и, если честно, я уже привыкший, более спокойно реагирую. Когда работал во «Львове», мы с Грановским пережили множество прилетов, были в бомбоубежище. Так что в Черкассах никакого страха и беспокойства не испытал.

– Однако воздушные тревоги влияли на вашу работу. И вы как-то говорили, что никогда не сталкивались с тем, что не знали, состоится матч или нет.

– Вспомню матч с «Колосом». Воздушная тревога – игра длилась часа три. Первый раз столкнулся с ситуацией, когда у игроков к концу матча были судороги. Помощник сразу: «Что это? Может, повлиял тренировочный процесс?» Отвечаю: «Нет. Вы посмотрите сколько игроки на ногах, сколько играют. Что вы от них хотите?». 30 минут интенсивного футбола – потом все уходят в убежище на 40-50 минут. После – продолжение матча и снова перерыв. А нужно еще подкормить игроков, энергетики дать. В итоге получилось, как в хоккее – периоды. Три часа игроки были на ногах. Весьма необычный опыт, конечно.

– Кто-то из легионеров хотел уехать из-за ситуации в Украине?

– Нет, все те, кого мы приглашали, понимали ситуацию, знали заранее, с чем могут столкнуться. Хотя в некоторых командах были случаи, когда легионеры все-таки уезжали из-за вопросов безопасности. Война сильно влияет на психику.

– ЛНЗ сохранил прописку в УПЛ за несколько туров до конца чемпионата.

– Да, за пять туров до финиша. К сожалению, не хватило очков, чтобы добраться до зоны еврокубков.

– Откуда же слухи о том, что вас может сменить Григорчук?

– В таких ситуациях всегда смотрю, кому выгодно раскачивать лодку. Его уже сватали и в «Колос», и в «Полесье», а потом Григорчук появился в контексте ЛНЗ. Первые два клуба сработали быстро и дали опровержение, заявили, что переговоры с тренером не ведут. ЛНЗ сказал, что придерживается режима тишины.

– Как вы сами себя чувствуете на фоне этих слухов?

– А никак, я не читаю подобные новости. Есть чем заняться в свободное время.

– В последние годы вы работаете только в клубах, которые нужно спасать от вылета. Не надоело быть антикризисным менеджером?

– В таких командах нет возможности расслабиться, постоянно нужно быть в тонусе, работать, учиться, прогрессировать. И это прекрасно, вот это мне нравится.

***

– За беларусским футболом следите?

– Нет, абсолютно. Когда понял, что чемпионат Беларуси превращается в первенство «Хрустального мяча», вообще перестал интересоваться.

– А в курсе войны между «Минспорта» и АБФФ?

– Не вдавался в подробности, знаю в общих чертах. Лучше посмотрю чемпионат Англии или Испании, Лигу чемпионов, от которой получаю настоящее удовольствие.

– С Хомутовским поддерживаете отношения?

– Могу сказать, что когда появится у него возможность, мне очень хотелось бы с ним снова поработать. А для этого нужно, понимаете, чтобы и он сам захотел, и чтобы имел возможность выехать из Беларуси. Если о нем говорить, то из всех специалистов по работе с вратарями Василий – номер один. Ему даже подсказать нечего, он подмечает такие нюансы, которые не видят многие другие его коллеги. Василий в своем деле просто лучший, поэтому хочется с ним поработать.

Фото: fc-lnz.com

Другие посты блога

Все посты