Антон Амельченко: «До сих пор тешу себя надеждой, что заиграю в клубе и буду выступать за национальную команду»

Голкипер Антон Амельченко, тренирующийся с «Гомелем» рассказал о давней обиде на тренерский штаб сборной Беларуси.

— Получается, ради того, чтобы не считаться в России легионером, вы были готовы отказаться выступать за сборную?

— Ну, я тогда так говорил... А за какую сборную — Беларуси? Вы помните, когда я в нее последний раз вызывался и выходил на поле? Вот и я не помню... Просто вы не представляете, как все это тяжело делать. Я не провел ни одного официального матча. Хотя с шестнадцати лет играл за все сборные — юниорскую, молодежную... Понятно, что как любому нормальному футболисту хотелось выступать и в национальной.

Но даже когда у меня был удачный сезон в «Ростове», все равно меня никто в этой сборной не видел. До сих пор тешу себя надеждой, что заиграю в клубе — и буду выступать за национальную команду. Возраст-то еще не преклонный для вратаря. Но тогда была такая ситуация. Сборная ведь мне деньги не платит. Платит клуб. А он был в России. Встал выбор: либо возможные выступления за сборную, либо клубный контракт, который предлагали. Думаю, любой сделал бы так же.

— В ваших словах чувствуется обида...

— Вы ведь всего не знаете. Когда тебе говорят: вот ты будешь играть за клуб — дадим шанс в сборной. Ну, я играл. Причем, думаю, хорошо. Но шанса так и не получил. Все объективно понимаю. Вот когда ты не играешь, естественно, тебя никто не будет ставить. Хотя это правило не на всех распространяется. Некоторые выходят за сборную, и когда не выступают в клубе. А когда тебе ездят по ушам... Штанге же обещал. Это ведь в его бытность было.

— Тем не менее в сборной у вас семь матчей. Некоторым о таком могут лишь мечтать…

— А что это значит — семь товарищеских матчей? Они ведь не официальные. Причем, если посмотреть статистику, я пропустил вообще ерунду какую-то. Совсем мало голов. Но ни для кого это роли не играют. У каждого из нас есть люди, на которых мы рассчитываем и которые нам не нравятся. Так и у тренеров. Жалиться про это я никому не буду. Сидит эта обида во мне — и все. Тем более есть еще время что-то доказать людям. Себе мне доказывать ничего не надо. Цену свою знаю.

— Общались с Александром Хацкевичем после того, как он стал тренером сборной?

— Нет-нет-нет. Вот вы задаете сейчас вопрос... Но я не играю в футбол уже, считай, четыре года. Да кому я нужен, по большому счету? Никому. И это нормальная ситуация. Я ведь не выиграл чемпионат мира, чтобы меня брать в сборную, – сказал Амельченко.

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья