Гаэль Ондуа: «Мама Миранчуков помогала мне сильнее всех в интернате «Локомотива», делала со мной домашние задания»

Полузащитник «Анжи» Гаэль Ондуа рассказал о своей связи с Россией.

– Как вы оказались в России?

– Я переехал в 12 лет. Мой отец – дипломат, работал в посольстве Камеруна и позвал к себе. Все думают о России: «Зачем они делают так, зачем по-другому?» Но я решил, что раз папа живет здесь и у него все хорошо, нужно попробовать.

Моя мама – герой! Сначала работала в детском саду, потом стала обеспечивать нашу большую семью. У меня семь сестер и два брата, но это нетипично для Камеруна. Я – четвертый ребенок в семье. Кто-то живет во Франции, кто-то – в Швейцарии. Младший брат как раз занимается там футболом, хотя начинал в Яунде, столице Камеруна.

– Вы тоже там начали?

– Да, но несерьезно. Мама просто привела меня в местную секцию, поначалу не все получалось. Но все поддерживали – верили, что я смогу стать профессионалом.

Когда приехал в Россию, вообще не говорил по-русски. Отец отвел в интернат «Локомотива», чтобы я учил язык там. Но главное, что удивило по приезде, – холод. Я ведь приехал впервые зимой, папа в аэропорту сразу надел на меня толстенный пуховик. Я таких никогда не видел, честно.

– Как вы жили в России, не зная русского языка?

– Чтобы вы понимали, до переезда в Москву я знал пять языков: французский, английский, немного немецкий и два из 250 камерунских диалектов, на которых говорят мои папа и мама. А русскую речь услышал впервые в жизни. Наверное, помогло, что мне очень нравится ее звучание. Я действительно хотел выучить язык. Не понимаю, как некоторые легионеры живут в России столько лет и не могут связать двух слов. Думаю, это неправильно.

Поначалу общался с ребятами из «Локомотива» на языке жестов, потом купил разговорник. Я-то учился еще в то время, когда никаких смартфонов и умных переводчиков не было. Спасибо парням, которые мне помогали. Миранчуки, например!

– Серьезно?

– В интернате по шесть человек в комнате, я попал как раз к братьям. Учил русский язык в разговорах с ними, а Антону и Леше помогал с английским. И огромное спасибо хочу сказать Елене Юрьевне, маме Миранчуков. Она помогала сильнее всех, делала со мной домашние задания. Я ведь поначалу вообще не понимал, что вокруг происходит.

То, что сейчас я свободно говорю на русском, – это и ее заслуга, и учителей школы «Локомотива», – сказал Ондуа.

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья