Заслуженный архитектор РБ о реконструкции стадиона «Динамо»: «Можно было сделать и получше. Есть вещи, к которым не нужно прикасаться»

Заслуженный архитектор Беларуси Вальмен Аладов высказался о реконструкции стадиона «Динамо».

– Кстати, реконструкция стадиона «Динамо» вам понравилась?

– Мне нравится, если сохраняется то, что было. А что наворотили сверх того... Скажу так: можно было сделать и получше. Есть вещи, к которым не нужно прикасаться. Придет ли кому-нибудь в голову надстраивать собор Парижской Богоматери или башни Кремля? А разве можно в Минске, который дотла был разворочен и отстроен заново, что-то трогать?

Неужели есть те, кому нравился «Дом Чижа», кроме архитектора Ладкина? Когда дом «У Троицкого» показывали в правительстве, он был на четыре этажа ниже. Их просто вынули из макета, и той высотой он еще более или менее как-то вписывался в окружающую архитектуру. «Кемпински» из той же истории.

Или возьмем монстра на Октябрьской площади. Это даже трудно представить, что профессионалы могли такое сделать.

— «Кемпински» как-то можно улучшить?

— Можно. Если снести. Я в этом плане крепко надеюсь на грунты. Они там очень плохие. И со временем этот «недоотель» рухнет сам. Вот электростанцию зря убрали, она должна была, конечно, остаться. Да и вообще это место «проветривало» проспект, зачем туда надо было что-то лепить? Почему у нас думают, что если есть какая-то свободная площадь, там обязательно надо что-то построить? Я приверженец того, чтобы оставалось побольше старых зданий и памятников. Это наша история. Было и было. Пусть стоят — хоть царю Николаю Второму.

— За здание КГБ Белоруссии Парусников был награжден Сталинской премией.

— Михаил Павлович — великолепный архитектор. Созданная им головная часть проспекта могла бы стать шедевром мировой архитектуры, если бы ее не уродовали всякими «кемпинскими». Эх, есть у нашего президента один недостаток...

— Интересно, какой?

— Он все делает неплохо, но никак не может понять, что архитекторы для него были бы лучшими помощниками. Имею в виду архитекторов настоящих, а не каких-то приспособленцев и взяточников.

Вот вам история-анекдот. Заседание Госстроя с участием первых лиц. Скульптор Анатолий Аникейчик, как и полагается творческому человеку, взволнованно рассказывает о своем видении уже не помню какого проекта. Не суть. «У меня там, как у Рембрандта, «Блудный сын»... Климов, не давая ему закончить, перебивает: «Кто такой Рембрандт я, конечно, не знаю, но...» Пауза. И громкий смех Машерова. «Ладно, не знающий Рембрандта, давай послушаем специалистов». Тогда они играли главную роль, – сказал Аладов.

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья