Виктор Гончаренко: «Всегда поражался: как Капский мог вести любые переговоры. Он спорил и с министрами, и с обычными людьми на трибуне одинаково»

Бывший главный тренер БАТЭ Виктор Гончаренко рассказал об Анатолии Капском, передает «Прессбол».

«Я всегда поражался: как он мог вести любые переговоры. Иногда кажется: полный тупик. Но Капский мог выйти из любой ситуации. Мог все вывернуть наизнанку, зайти с другой стороны, предложить компромисс — у меня просто челюсть отваливалась. Но если он шел на уступки, то требовал что-то взамен. Вспоминаю: сколько контрактов у БАТЭ сорвалось? Единицы. И то — если уже на финишной прямой мы понимали: человек не нужен. Только тогда сделка разваливалось. А если он себе цель ставил, то ее добивался.

Сидишь с ним на переговорах — и не можешь не восхищаться человеком, который умеет все. Кто хороший переговорщик? Тот, кто эмоционально может надавить и одновременно логически обосновать. Эти два качества у Капского работали идеально. Когда он ловил тебя на логику, а потом еще эмоционально давил — оружия против этой комбинации не оставалось. Капский пользовался этим приемом, с кем бы ни беседовал: с футболистом, со своей женой, с моей, с журналистами, с болельщиками.

В какой-то момент тонко почувствовал, что в плане переговоров какие-то вопросы можно передоверить мне. Говорил: ну, позвони, пообщайся по тем и тем пунктам. Хотя мне этого делать не очень хотелось.

Когда я был членом исполкома АБФФ, перед очередным заседанием набрал Капский: «Ты чего идешь на исполком?» Говорю: Есть такой и такой вопросы». Он: «Что собираешься делать?» Так и так, отвечаю. Капский: «Если хочешь решить этот вопрос, ты должен по всем остальным пунктам биться в кровь, ругаться со всеми, по максимуму напрягать. Особенно вот по этому пункту», — не буду говорить, какому именно, да и не важно теперь. — «По нему ты, конечно, проиграешь в итоге — они продавят свое решение. Зато потом они отдадут тебе то, за чем ты в реальности идешь».

Тот исполком прошел будто по сценарию Капского. Я действительно проиграл в вопросе, в котором не мог выиграть изначально. Но тот, который был нужен БАТЭ больше всего, я решил. И вроде все остались довольны. Я был шокирован: как? А для него это было легко — он гениально считал варианты!

Только глядя на Капского, можно было понять, что на самом деле означает слово «руководитель». Он идеально сочетал жесткость управленческих решений и доброту. Порой принимал очень болезненные решения, однако всегда их обосновывал.

Он видел всех насквозь — бизнесменов, футболистов, своих родственников. Никому сладко не было. На людей он оказывал колоссальное давление. Или ты выживал — и он делал тебя тем, кем хотел видеть. Или просто уничтожал — кому-то приходилось уходить. Он был достаточно тяжелым человеком, но мне было с ним легко. Чем дальше, тем крепче мы дружили. Когда я ушел из БАТЭ, наши отношения стали гораздо более похожи на отношения отца и сына, чем президента клуба и бывшего тренера.

Ему приходилось тяжело со всеми, а всем — с ним, потому что он всех любил. Это не мешало ему быть требовательным. Но он был требовательным прежде всего к себе, и только потом — к окружающим. Ко всем относился в равной степени строго. И если что-то шло не так, то не жди пощады — он спускал всех собак на тебя. Неважно: сын, друг, брат. Он был беспощаден. Он ненавидел, если человек не делал свою работу.

Он спорил и с руководителями предприятий, и с министрами, и с обычными людьми на трибуне одинаково. Как к равным относился и к министру, и к болельщику. И всегда говорил как есть.

Он вырывал деньги из бизнеса, чтобы отдать команде. Даже в тяжелые времена футболисты получали то, что им положено. В сложные периоды это дорогого стоит. Говорил: «Если обещал, значит, выполню. А если знаю, что не смогу выполнить, то не обещаю», – сказал Гончаренко.

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья