Трибуна

Новости

Tribuna/Футбол/Новости/Денис Щербицкий: «В Германии сказали: делай брекеты. Возможно, из-за них пошла нагрузка на шейный отдел и появились проблемы с плечом»

Денис Щербицкий: «В Германии сказали: делай брекеты. Возможно, из-за них пошла нагрузка на шейный отдел и появились проблемы с плечом»

2 октября, 12:33
0

26-летний беларусский голкипер БАТЭ Денис Щербицкий, перенесший очередную операцию на плече, рассказал о своих травмах и процессе реабилитации.

Беды с плечами рушат карьеру Щербицкого: тянутся с 2014-го, после стыка в Лондоне пошли рецидивы, двух лет лечения хватило на два матча за БАТЭ

– Какой на этот раз срок реабилитации?

– От 4 до 6 месяцев. Как сказали мне врачи, это не такое уж тяжелое восстановление, как в прошлый раз, потому что тогда связки шили, сухожилия. Сейчас это все целое.

– Когда вот так годами лечишься, восстанавливаешься, в чем ты черпаешь силы? Как ты находишь для себя какой-то стимул работать дальше, продолжать, не бросить все?

– Во-первых, это поддержка. Поддержка семьи, близких, друзей, сестры моей, девушки. И в первую очередь, вера в себя. Бог дает нам испытание, которое мы должны осилить. Футбол и вообще любой вид спорта без травм не обходится. К сожалению, по моей ситуации так произошло, что третья операция, две на одном плече и одна на втором. Первая моя операция была в 2015 году, хотя травму получил в 2014-м. Полгода, даже 7 месяцев, мы решили не делать операцию. Я тренировался, реабилитировался, не делая операцию. В итоге поехал на сборы через 8 месяцев, получил там повреждение, и все-таки понадобилась операция. Грубо говоря, 7 месяцев потерял.

С 2015-го по 2020-й год, это 5 лет, меня не беспокоили плечи. В 2019-м я левое повредил, а не правое, которое было в 2015-м. И с левым то же самое получилось: я потерял полгода лишних лишь из-за того, что решали, делать операцию или не делать. То есть в сумме за 3 года, что я пропустил, год пропустил только из-за того, что не знали, как будет лучше, делать операцию или восстановлюсь так.

– А кто принимал эти решения?

– Это совместное решение было. Мы отправлялись в Германию, они по нам чего-то советовали, наши доктора чего-то советовали. Понятно, что мы больше прислушивались. Даже по левому плечу, которое мне оперировали в 2019-м. В Берлине сказали делать операцию в том году, в Мюнхене сказали не делать. В итоге я тренировался 5 месяцев. В принципе, неплохо себя чувствую, ничего не болело. Каждый день в зале занимался до тренировки и после тренировки. Я реально в хорошую форму сейчас пришел, но так получилось, что у меня сейчас второй вывих. И мне сейчас делали операцию именно по вывиху. Не по связкам, что сшили, а именно по вывиху, мне укрепили просто сустав. Возможно, надо было сделать это в прошлом году, тут не угадаешь.

– Но ведь морально это категорически сложно. Ты 2 года восстанавливаешься, и вот буквально 2 игры – и опять травма. Как ты это вывозишь?

– Это очень сложно, очень. Даже сложно в том, чтобы просто полгода побыть для реабилитации в зале. Когда ты приезжаешь на игры, пацаны играют твои, а ты просто сидишь и руку поднимаешь, по 4 часа в день сидя в зале, чтобы она хотя бы на 5 градусов поднималась. Это очень тяжело психологически. Но я в этом плане стараюсь себя не угнетать, не давить на себя, а наоборот, мыслить позитивно. Я надеюсь, что поскорее это все закончится.

– Для меня была новой информация о влиянии черепно-мозговых травм на дальнейшее восстановление и вообще существование людей. Оказывается, даже легкая черепно-мозговая травма влечет за собой последствия, не говоря о сложных. С этим ты сталкивался когда-нибудь?

– С черепно-мозговой не сталкивался, но в Германии вот, что узнал. Я же носил брекеты, и возможно, у меня пошла нагрузка на шейный отдел. И поэтому, возможно, у меня нестабильным стало плечо. Я делал зубы для того, чтобы как раз все хорошо было. Правильный прикус должен быть. И мне в Германии сказали: делай, делай брекеты. Делай свой прикус нормальным, потому что это плохо, когда у тебя челюсть с нижними зубами закрывает верх. Я в тот же момент сделал брекеты, поносил их в 2019 году...

– Поносил и потом в той же Германии сказали, что не нужно?

– Я просто говорю, что мелочей не бывает, и есть возможность, что у меня от шейного отдела нестабильность пошла в плече. Мне уже сделали операцию, а потом я спросил, почему не то плечо. У меня правое было 5 лет назад, оно меня вообще не беспокоит, я сыграл столько игр. Почему сейчас левое? И сказали, мол, тут никто не знает наверняка: возможно, одна из причин – зубы. Возможно, какой-то дисбаланс между правым и левым плечом, потому что правое у меня уже оперировано было. Но я 5 лет вообще про него забыл, ничего не чувствовал. То есть тут гадать можно очень долго.

– В разговоре с доктором сошлись на том, что в восстановлении важна психологическая составляющая. Ты общался с психологом, думал об этом?

– Да-да-да, встречался с психологом, общался с ним и после этих разговоров стал меньше себя загонять. Просто направил свои мысли на реабилитацию. Я раньше категорично относился к психологической помощи, но теперь просто обратился за ней, и мне стало легче, – поделился Щербицкий.

Статистика