Загрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскать

Одиннадцатый сектор

Причин не идти на игру БАТЭ с АЗ было много. И холодная погода, и позднее начало матча, и привычка правоохранителей не единожды «шмонать» при входе на стадион. И наконец-то купленные пивные кружки, которые было бы так уместно впервые опробовать в деле перед телевизором, в тепле и неге, под вдохновенный комментарий Владимира Новицкого. Но хорошо, что есть слово «вопреки».

Голландцев было немного, да и вели они себя не очень броско
Голландцев было немного, да и вели они себя не очень броско
Kashlikov Голландцев было немного, да и вели они себя не очень броско Иван Уральский

Причин не идти на игру БАТЭ с АЗ было много. И холодная погода, и позднее начало матча, и привычка правоохранителей не единожды «шмонать» при входе на стадион. И наконец-то купленные пивные кружки, которые было бы так уместно впервые опробовать в деле перед телевизором, в тепле и неге, под вдохновенный комментарий Владимира Новицкого. Но хорошо, что есть слово «вопреки».

Благодаря ему все эти рациональные причины разваливаются, как тактические схемы голландской команды, и ты вдруг обнаруживаешь себя стоящим на 11-м секторе стадиона «Динамо», тебя дважды «обшмонали» стражи закона, тебе холодно, но ты ждешь праздника. И праздник приходит уже на 5-й минуте.

На 11-м секторе разместились несколько десятков голландских болельщиков. Не больше тридцати скромных фанатов, большинство из которых даже никак – ни шарфом, ни флагом – не обозначали свою любовь и верность к команде из города Алкмар. Весь матч они вели себя скромно, несколько раз затягивали песни, да, кажется, ни одной до конца так и не допели. Оживлялись они за игру два раза. Сперва, когда пенальти не забил Концевой. Второй раз – когда судья из Кипра указал на точку в штрафной БАТЭ. Ну и третий раз, в концовке матча, да только тогда все было уже окончательно ясно…

Лишь один лысый растатуированный дядька в одной футболке и белой шапке отрабатывал звание фаната из футбольной державы. Он был пьян и в меру агрессивен. Доброжелательные белорусы кричали ему «холланд сакс» и «алкмар лузерс» – пошатываясь, мужик крутил белорусским трибунам «факи». Омоновцы хихикали и подходили к гостю практиковаться в английском. Затем долго искали переводчика, который должен был втолковать «другу из Голландии», что в Беларуси не принято показывать «факи» (в крайнем случае, нашу родную «дулю», впрочем, об этом речи не шло). Один из правоохранителей прибегнул к языку жестов: повторил неприличный жест болельщика и грозно погрозил пальцем. Непонимание оказалось выше интернациональной дружбы. Агрессора под белы ручки увели с трибуны от греха подальше.

Наши болельщики старались. Дружная перекличка секторов «Вперед, Борисов!», громогласное «БА-ТЭ! БА-ТЭ!» и певучее «оле-оле!». Любви и желания помочь родной команде было больше, чем разученных кричалок. Не хватало вербальных средств выражения поддержки. От отчаяния пытались запустить волну. Но при полупустых трибунах это оказалось непосильной задачей.

В перерыве, растревоженные оживлением АЗ в концовке первого тайма, обсуждали увиденное. Комплексы от многолетнего унижения белорусского футбольного болельщика выплывали наружу в виде фраз: «Эх, не напускали бы сейчас» и «Что-то у меня хреновое предчувствие». Оптимисты (в основном, люди, рожденные после 1994 года, и не заставшие в сознательном возрасте годы становления белорусского футбола) отвечали: «Да пусть они боятся!». Эпитета «красавчик» чаще остальных удостаивался Родионов.

Новость о том, что «Динамо» горит в Тирасполе 0:2, распространялась по сектору, как лесные пожары в Подмосковье. Злорадства никто не скрывал. «Интересно, что Милевский будет говорить после матча? Типа, мы еще в Киеве вам покажем, ха-ха», – ехидничали болельщики.

Второй тайм выдался насыщенным, как вкус пива «Амстел». Правда, при том условии, что его начали разливать в Борисове. Все шло по нашему сценарию. Когда Олехнович всадил мяч в дальнюю «девятку», и счет стал 4-0, поверить в реальность цифр на табло было совсем уж невозможно (все-таки я родился до 1994 года, а детские травмы трудно изжить). Раза четыре перечитывал фамилии отличившихся игроков: «Родионов, Концевой, Брессан, Олехнович… Родионов, Концевой, Брессан, Олехнович…»

Вдруг стоящие впереди нас голландцы запрыгали и замотали шарфами – причем желто-синими шарфами БАТЭ… «Размочили», – радовались соотечественники Ван Гога. А появление в их руках символов чемпиона Беларуси объяснялось ритуальным обменом шарфами с местными.

Отчего-то хочется, чтобы несчастный гол в концовке был не единственным приятным впечатлением этих замерзших людей от Беларуси, мужественно преодолевших полторы тысячи километров ради такого. У нас, в конце концов, есть драники. И девушки красивые, которые эти драники умеют готовить. И чистота на улицах, выгодно подчеркивающая красоту наших девушек, умеющих жарить лучшие драники в мире. В конце концов, у нас есть слово «вопреки», благодаря которому в нашей жизни происходит много чего хорошего. И даже суровые омоновцы, стерегущие покой одиннадцатого сектора, могут улыбаться и прыгать, когда забивает БАТЭ.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы