Трибуна

Новости

Tribuna/Футбол/Новости/«Мама хотела, чтобы я стал скрипачом»

«Мама хотела, чтобы я стал скрипачом»

18 января 2011, 23:00
0

Александр Алумона готов пойти по пути Брессана, но все равно останется россиянином О выборе между скрипкой и футболом, о переживаниях из-за цвета кожи, о быстрой езде и о познаниях в белорусском и венгерском языках, о семье и любви к Кантона. Об этом и многом другом в интервью Goals.by рассказал один из самых заметных легионеров нашего чемпионата — Александр Алумона. «Я в семье единственный ребенок, родился в Москве. Мама — русская, по образованию инженер-экономист. Отец — нигериец, получал в СССР высшее образование. Он умер давно, так что жил я с мамой. Был обычным ребенком, неспокойным, но она справлялась». «Любил играть в футбол во дворе. Как и все хотел играть в нападении. Забивал много. Играло часто в майке Эрика Кантона. Я за «Манчестер Юнайтед» тогда очень болел. Все время ходил с поднятым воротничком». «После какого-то детского турнира мне предложили заниматься футболом активно. С этого момента и начал посещать детскую футбольную школу «Витязь». Вначале тренеры колебались, на какой позиции меня использовать — полузащитника или нападающего, но потом переквалифицировали меня в чистого форварда». «Учился я нормально, но как неспокойный подросток постоянно прогуливал и из-за этого часто возникали проблемы. Для тренировок нужно было постоянно ездить в другой город. Мама хотела, чтобы я стал скрипачом. Ходил на скрипку. Но в один момент бросил музыку и начал заниматься футболом. Выбор дался очень легко. Я выбрал то, чем на самом деле хотел заниматься». «Цвет кожи где-то помогал, а где-то возникали и проблемы. В детстве, в основном. В начальной школе очень переживал по этому поводу, а потом привык. Я в школе был личностью неординарной. Приходилось и драться. Как правило, из-за мелких школьных неприятностей. Когда стал старше, успокоился, да и надобности такой уже не возникало. Понимал, что в случае драки придется нести ответственность, как тебе, так и оппоненту». «Прозвище «Саша Белый» придумали еще в Гродно. Люди что-то придумывают, проявляют так свое внимание, значит, не безразличен им игрок. «Бригаду» смотрел. Нет во мне ничего от того Саши Белого. В команде называют по-разному. Все зависит от человека и степени нашего с ним общения. Единого прозвища в команде нет. Раньше кличка была сокращенная от фамилии». «У меня осталось много друзей в России, в Венгрии, где я играл. Здесь общаюсь со многими ребятами. Есть друзья еще с детства, с которыми общаюсь с самых малых лет. Они приезжали ко мне на Новый год». «Люблю быстро ездить. У меня BMW. О рекорде минимального по времени переезда из Минска до Солигорска не скажу, чтобы не привлекать внимание соответствующих органов. А так — да, ребята, которые ездили со мной, говорили, что добирались быстрее, чем обычно. Раньше сотрудники ГАИ останавливали меня очень часто. Даже проблемы из-за этого возникали. Во-первых, я не так давно получил права, года четыре назад. Во-вторых, в Беларуси совсем другие законы, нежели в России. Строже и жестче. Сейчас уже реже останавливают. Спокойней стал. В общении с ГАИ у каждого свои штучки. С этими людьми тоже нужно уметь общаться, но секрет не раскрою. Мало ли еще пригодится». «Венгерский период карьеры вспоминаю часто. Он мне многое дал в жизни, показал другой менталитет, другое отношение к футболу. Нельзя сказать, что там какой-то совсем уж другой уровень, но он там своеобразный. На тот момент это был нужный для меня виток карьеры. В России я до этого играл во второй лиге. Многое не получалось Мне надо было что-то менять. Вот и решился на переезд. Вац — я играл за местную команду — находится в 30 километрах от Будапешта. Там Дунай протекает. Очень красивая набережная. В Венгрии в каждом городе есть свои замки. Можно сходить и посмотреть. В Фехерваре, куда я позже перебрался, в древние времена жили короли. Там тоже есть дворец. Вообще, у венгров своеобразная культура. Они абсолютно другие люди по сравнению с нами. У них принято больше улыбаться, показывать позитивные эмоции. В каждой стране есть красивые девушки, венгерки — не исключение. Но скажем так: славянки — вообще самые красивые». «Мне нравится венгерская кухня. Много различных блюд, которые не встретишь ни в одной кухне мира. Но особых предпочтений нет. Каждый раз выбирал что-нибудь новое. Хорошо покушать я люблю. Как-то довелось пробовать «Свинное колено». Было это не Венгрии, а в Чехии, правда. На вкус чем-то на ребрышки похоже. Не ем драники. Но картошку очень люблю». «Пробовал венгерское вино, но тогда я почти не пил. Сейчас могу выпить, но в пределах разумного и очень редко. Пиво мне не нравится. Больше я люблю вино. Дома всегда стоит грузинское красное вино. В России его нет, оно продается только здесь». «Дунай очень понравился. Огромная река, делит Будапешт на две части. Каждая река прекрасна по-своему, но красивее Дуная я еще не видел. Да и сам Будапешт очень красивый город. По возможности хотелось бы вернуться туда еще раз. Не играть, а как турист. Венгрию в качестве продолжения карьеры никак не рассматриваю». «Гродно тоже очень красивый город. Там есть, чем заняться. Есть, куда сходить и на что посмотреть. В Беларуси это один из самых красивых городов. Любил гулять в центре по парку или по набережной. После отъезда в Борисов периодически наведываюсь в Гродно». «У меня действующий контракт с «Шахтером», и никаких конкретных предложений, кроме «Немана», не поступало. Встретились, поговорили. Я узнал, что они хотят, они узнали, чего я хочу. Сделали конкретное предложение. Но за два года менять третью команду как-то слишком, и я решил остаться. Хотя условия в «Немане» были серьезней, чем в «Шахтере». Предлагали больше, просто я решил ничего не менять. Коллектив уже устоялся. А в Гродно пока все только на словах, и когда я разговаривал, никаких конкретных целей не было. Понятно, что там все очень амбициозны, но время все расставит по своим местам». «Самый неудобный вратарь в чемпионате Беларуси — Бушма. Хотя нет, Бушме я забивал. Веремко, получается. Я против него немало играл. Но распечатать его пока не удалось. Вообще, хочу забивать в каждом матче, но в принципиальных встречах желание отличиться особенное. Матч третьего круга с БАТЭ был принципиальным. Не сказать, что настраивался на него как на последний бой, но все же». «Наибольшее взаимопонимание у меня сложилось с Ваней Денисевичем. Еще с гродненских времен. Очень жалею о его уходе из «Шахтера». Мы давно общаемся, плюс Солигорск потерял хорошего игрока, который в прошлом сезоне определял нашу игру. Но это его выбор». «Важнее серебро с «Шахтером», чем золото с БАТЭ. Я принимал в солигорском успехе конкретное участие. Эту медаль заслужил вместе с ребятами. Хотя время в БАТЭ нельзя считать ошибкой. На тот момент я считал, что поступаю правильно. Переходил в более сильный клуб и надеялся там развиваться. Ситуация сложилась иначе. В возвращении в БАТЭ нет никакого смысла. Да и не будет такого. Если забью за сезон голов 20, то тогда я поеду куда-нибудь. Мне уже 27, и хотелось бы поиграть в более сильном чемпионате». «На белорусском языке сам разговаривать не могу, но если кто-то говорит, то понимаю. Сам могу произнести отдельные фразы, слова. Спасибо – «дзякуй». Дни недели и месяцы по-белорусски не назову точно. Познания совсем поверхностные. Понять белорусскую речь мне как россиянину несложно. Главное, чтобы говорили не быстро. А так ваш язык довольно простой язык для понимания, не то, что венгерский. Пока жил там, кое-что выучил. Этот язык на другие, которые я знаю, не похож. Очень тяжелый. Boldog Karácsonyt — это по-венгерски «С Рождеством!». «С женой познакомились в Гродно. Встретились после матча, но она никакого отношения к футболу не имеет, даже не знала, кто я такой. Встречались до свадьбы полтора года. Свадьбу справляли в Гродно. Собрали команду, пригласили моих друзей, ее друзей. Дочке Софии сейчас чуть больше чем полтора года. Пока играю в «Шахтере», семья живет в Минске. Семейные заботы ложатся на жену и обходят меня стороной. По мере возможности принимаю участие в воспитании ребенка. Села дочка месяца в 4, пошла где-то в 9. Но я, в отличие от жены, не придаю этому такое значение. Для меня главное, чтобы было все хорошо». «Хочу играть за сборную России, но надо реально смотреть на вещи. Натурализоваться здесь мне никто не предлагал. Я долгое время тут провел, и если буду играть так, что смогу быть полезным, то я бы, наверное, тоже также как Брессан поступил бы. Но, в отличие от него, считаю себя россиянином и остаюсь им, хотя мне очень нравится Беларусь».

Корни

Майка Кантона

Школа «Витязь»

Скрипач

Цвет кожи

Я в школе был личностью неординарной. Приходилось и драться.

Саша Белый

Друзья

С ветерком

Люблю быстро ездить. У меня BMW. О рекорде минимального по времени переезда из Минска до Солигорска не скажу, чтобы не привлекать внимание соответствующих органов.

Венгрия и венгры

«Свинное колено»

Как-то довелось пробовать «Свинное колено». Было это не Венгрии, а в Чехии, правда. На вкус чем-то на ребрышки похоже.

Вино

Дунай

Гродно

«Неман»

Хотя условия в „Немане“ были серьезней, чем в „Шахтере“. Предлагали больше, просто я решил ничего не менять.

Бушма и Веремко

Денисевич

Золото и серебро

Важнее серебро с «Шахтером», чем золото с БАТЭ. Я принимал в солигорском успехе конкретное участие.

Мова

Семья

Села дочка месяца в 4, пошла где-то в 9. Но я, в отличие от жены, не придаю этому такое значение.

Остаюсь россиянином

Статистика