Загрузить фотографиюОчиститьИскать

«Криштиану Роналду заслужил свои 12 миллионов»

Молодые звезды бундеслиги — Ларс Бендер, Нури Шахин и Льюис Холтби — как на духу выложили журналу 11 Freunde, что покупают себе после удачных игр, за кого играют в футбольных симуляторах, расписались в своем уважении к Гиггзу, Хави и Хююпя, заверили, что поддерживают отношения со старыми корешами и вспомнили самый ненавистный вопрос из интервью.

Ларс Бендер, Нури Шахин и Льюис Холтби уже сейчас являются звездами бундеслиги.
Ларс Бендер, Нури Шахин и Льюис Холтби уже сейчас являются звездами бундеслиги.
BundesЛарс Бендер, Нури Шахин и Льюис Холтби уже сейчас являются звездами бундеслиги. 11 Freunde

Молодые звезды бундеслиги — Ларс Бендер, Нури Шахин и Льюис Холтби — как на духу выложили журналу 11 Freunde, что покупают себе после удачных игр, за кого играют в футбольных симуляторах, расписались в своем уважении к Гиггзу, Хави и Хююпя, заверили, что поддерживают отношения со старыми корешами и вспомнили самый ненавистный вопрос из интервью.

Парни, какая у вас стартовая страница в вашем интернет-браузере?

Холтби: У меня – «Фэйсбук».

Шахин: Моя фан-страничка. Комментарии там иногда бывают очень смешные.

Бендер: Ну, я не так активен, как Льюис. У него каждый день какое-нибудь обновление.

Холтби.: У этого есть простое объяснение: я вынужден был удалить свой личный аккаунт, потому что мою страничку просто завалили вопросами и сообщениями. Поэтому теперь я каждый день пишу что-нибудь на своей официальной странице. Недавно я устроил там конкурс — люди должны были писать мне свои советы, где лучше всего провести отпуск. Просто безумие, сколько народу мне написало!

Вы следите за тем, что ваши коллеги по бундеслиге делают в сети?

Бендер: Ну, мимо того, что делает Льюис, пройти невозможно.

Холтби: Я реально слегка подсел на все это.

Бендер: Слегка — это хорошо. На твоей страничке обновление появляется через 5 минут после окончания игры…

Вы осознаете, что вы не «обыкновенные молодые люди»?

Шахин: Мы правда нормальные парни, просто наша жизнь ненормальна. Всегда нужно понимать, что многие люди следят за каждым твоим шагом в жизни. Это понимание — часть нашей работы.

Холтби: Зато мы должны выходить играть в футбол для 80.000 болельщиков. И это позволяет примириться со всем остальным.

Даже с тем, что вас постоянно просят сфотографироваться на чей-нибудь мобильник?

Бендер: А, да это не проблема, люди всегда просят очень вежливо.

Холтби: Фотографии на мобильник уже являются мне в кошмарах.

Бендер: Леверкузен менее медийный город, нежели Майнц.

Шахин: Проблемы бывают, когда хочешь где-то попраздновать или пойти поужинать со своей девушкой. Даже очень вежливые люди не всегда способны понять, что у всех нас есть право на частную жизнь.

Каким образом вы в своей частной жизни компенсируете те лишения, что вам приходится выносить из-за вашей публичности?

Шахин: Я люблю ходить за покупками. После удачной игры я покупаю себе несколько действительно шикарных шмоток или раз-два в год какие-нибудь дорогие часы.

Бендер: Часы слишком переоценивают. Когда я хочу знать, который час, смотрю на свой мобильник.

Шахин: Я хорошо знаю от твоего брата, что такое Бендеры. Вы все такие «местные» и шмотки у вас исключительно функциональные.

Бендер: Неа. Просто мне не нужны украшения.

Вы снимаете стресс футбольными симуляторами на компьютере?

Холтби: Я в последнее время немного от этого отошел — много других более важных дел. Кто рубится по-настоящему, так это азартный парень по имени Ларс.

Бендер: Уже нет. Теперь я лучше планирую свое свободное время и так много, как раньше уже не играю.

Шахин: В команде мы очень часто вечерами играем в Playstation все вместе. Ларса мы как-то пригласили, но он не смог. Недавно мы открыли для себя Call Of Duty и теперь частенько рубимся вместе.

Бендер: Ты не можешь говорить так с полной уверенностью.

Шахин: Так говорит твой брат.

Бендер: Вот же вы хитрецы. Мой брат один раз приглашал меня поиграть, и мы сделали всю команду «Боруссия» (Дортмунд).

Вы играете в футбольных симуляторах за самих себя?

Бендер: Я играю за «Интер». С Это’ О на острие и старой-доброй игровой школой Моуриньо меня никому не обыграть.

Холтби: В первый год, когда я был заявлен за аахенскую «Алеманию» под номером 51, я от этого просто тащился. Всегда покупал себя «Барселоной» и ставил в основу. В конце концов они со мной в составе дальше никуда не проходили и обменивали меня на Роналду.

Почему все всегда хотят играть за «Барселону»?

Бендер: Я играю за «Интер». В моей игре всегда много тактического, для этой команды хороша схема 4-5-1. С Это’ О на острие и старой-доброй игровой школой Моуриньо меня никому не обыграть.

Еще ни одно поколение футболистов так хорошо не зарабатывало. Не слишком ли большие это деньги?

Бендер: Мы благодарны за то, что у нас есть. Но не нужно забывать, что ради этого мы очень много работаем. От многих вещей в жизни приходится отказываться. Кроме того, просто не существует людей, которые бы не приняли те деньги, которые им платят за такую работу.

А как вам те 12 миллионов евро, что получает в год Криштиану Роналду?

Шахин: Это означает, что частной жизни у него нет вообще. Месут Озил мне рассказывал, что любой человек в городе, от 12 до 70 знает всех игроков и ожидает от них чего-то сверхчеловеческого. Они должны каждую неделю играть на мировом уровне, иначе критика их уничтожит. Так что парень заслужил свои 12 миллионов и даже больше.

Криштиану Роналду для вас образец?

Холтби: Нет, для меня это Райан Гиггз. За последние 20 лет он причастен ко всем успехам «Манчестер Юнайтед» и все еще в строю. Кроме того, он ни разу в жизни не был фигурантом какого-нибудь газетного скандала.

Шахин: В сборной Турции Хакан Шукюр был небожителем. Если ты наступал ему на ногу, нужно было 5-6 раз перед ним извиниться.

Шахин: Для меня как футболист Хави стоит выше всех, и я никогда в жизни не видел приватных фото с ним. У него нет тяги ко всему этому, и за это я его также уважаю.

Бендер: Мне импонирует Сами Хююпя. Это огромное счастье — играть с ним за одну команду. Для нас он вроде тренера, сражающегося в наших рядах. И он без проблем помогает молодым игрокам.

В ваших командах есть альфа-самцы, вроде Маттеуса или Эффенберга в недавнем прошлом?

Холтби: Их становится меньше. Нынешнее поколение больше берет командной игрой. Мы давим все вместе, и тогда каждый, даже молодой игрок несет свою долю ответственности. Та же «Боруссия» (Дортмунд) хороший пример подобной ситуации.

Шахин: В нашем поколении нет игроков, которые устраивали бы бешеные припадки, как это случалось с Эффенбергом или Каном, которые при этом, конечно, были игроками мирового класса.

Это относится также и к сборной страны?

Шахин: Когда я впервые попал в турецкую национальную команду в 17 лет, было еще другое время. Хакан Шукюр был небожителем. Если ты наступал ему на ногу, нужно было 5-6 раз перед ним извиниться.

В немецкой команде нужно бояться наступить на ногу Бастиану Швайнштайгеру?

Холтби: Нет, ничего такого. Один раз во время игры в Швеции я столкнулся с Пером Мертезакером, после чего у него были проблемы с коленом. Я, разумеется, извинился, но он отреагировал совершенно спокойно: «Без проблем, это футбол, здесь такое бывает». Не нужно также бояться и ответного фола в качестве мести. В национальной сборной все очень открыто и свободно. Когда я пришел туда новичком, я сразу обнаружил, что все говорят друг другу, что хотят, глядя в глаза, и бьются на тренировках, не убирая ног. Альфа-самцов, которые командовали бы другими, в сборной нет.

Вы часто контактируете с прессой. Вы попадали когда-нибудь в истории, вроде той, что приключилась с Лукасом Подольски во время его первого телеинтервью?

Шахин: А я не знаю, что там было.

Бендер: Это было так клево. Он примерно раз 20 сказал «э-эээ-ээ», на youtube можно посмотреть.

Холтби: Лукас каждый раз отрубает эту запись, как только где-нибудь ее видит.

Есть ли у вас истории о ваших интервью?

Шахин: После моей первой игры в бундеслиге интервью со мной хотел сделать Рольф Тьепервин. Наш пресс-атташе Йозеф Шнек сразу напрягся и стал давать мне кучу советов. А я ему только сказал: «Йозеф, я каждый день смотрю футбол, вижу эти телеинтервью и знаю, что футболисты там говорят».

Холтби: Мое интервью во время открытия сезона в аахенской «Алемании» – это ужас. Место перед сценой было переполнено народом, я все время заикался. Все начали смеяться, я покраснел. А потом расслабился. Надо сначала побыть в тишине, подумать, прежде чем что-то говорить.

Какой вопрос вы больше не можете слышать?

Холтби: Когда проигрываешь игру, очень не хочется слышать вопрос: «Что случилось?». Но с какого-то момента внутри тебя включается какой-то механизм и учишься справляться с этим.

Шахин: Кевин Гросскройтц король этой дисциплины. Он делает это очень круто. Если вопрос ему не нравится, он отвечает: «Мы идем своим путем».

Вы в свои юные годы уже чрезвычайно успешны. Бывают ли моменты, когда вы слегка отрываетесь от земли?

Холтби: Нет людей, которые все время держали бы над собой полный контроль. Но я думаю, что мы трое поддерживаем отличные отношениями с нашими старыми корешами.

Шахин: Со старыми друзьями проблем нет. Я могу повсюду находить себе новых друзей, вот только 9 из 10 будут хотеть как-то возвыситься за мой счет.

А что друзья говорили по поводу того, что вы всегда первыми уходили с вечеринок домой?

Холтби: Они праздновали, а на следующий день в школе рассказывали, что там было. Так что я не чувствовал себя за бортом.

Бендер: Настоящие друзья остаются с тобой дома, когда знают, что ты не можешь пойти гулять.

Похоже, что старые связи для вас по-прежнему важны.

Бендер: Без вопросов. Как только у меня есть время, я лечу домой.

Шахин: Как только я пересекаю порог родительского дома, я словно опять становлюсь маленьким ребенком. Я возвращаюсь туда с большим удовольствием еще и потому, что всю неделю только и слышу: «Надо прибавить! Нужно хорошо тренироваться! Мы должны побеждать!» Дома от всего этого можно отключиться.

Холтби: Точно. Когда я сажусь за обеденный стол с мамой, про футбол можно забыть.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы