«С Глебом мне было удобно на поле»

Сколько титулов Сеск Фабрегас выиграл накануне перехода в «Арсенал»? Как он завоевал уважение звездной раздевалки «канониров»? Кто в нынешнем составе может рявкнуть на молодых игроков? Каковы шансы «Челси» приобрести Фабрегаса? В блоге El Periodico — интервью полузащитника «Арсенала», которое он дал испанскому изданию Don Balon.

Сеск Фабрегас хочет выигрывать.
Сеск Фабрегас хочет выигрывать.
CeskСеск Фабрегас хочет выигрывать. Reuters

Сколько титулов Сеск Фабрегас выиграл накануне перехода в «Арсенал»? Как он завоевал уважение звездной раздевалки «канониров»? Кто в нынешнем составе может рявкнуть на молодых игроков? Каковы шансы «Челси» приобрести Фабрегаса? В блоге El Periodico — интервью полузащитника «Арсенала», которое он дал испанскому изданию Don Balon.

— Если оглянуться назад, каким вам запомнился первый день в Лондоне, когда уже было понятно, что вы остаетесь здесь?

— Ну, в самый первый день не было еще понятно остаюсь я здесь или нет, я приехал лишь для переговоров. И, думаю, начиная с этого дня, я хотел вернуться сюда — здесь в меня поверили и сделали ставку. Мне представилась необычайная, настолько хорошая возможность, что отказаться было просто невозможно.

— Погоду помните?

— Было солнечно и очень жарко. Июнь, невероятная погода… Совершенно непохоже на Лондон, о котором мне рассказывали!

— Вы допускаете, что год, предшествовавший подписанию контракта с «Арсеналом», был лучшим в вашей жизни?

— Да, без сомнения. Это был момент, изменивший всю мою жизнь, и решение далось нелегко. Я чувствовал себя еще слишком молодым для такого важного шага. Было трудно, но когда я прибыл сюда, и увидел, насколько здесь во мне заинтересованы, все стало намного проще.

— Так чем же был тот год так примечателен?

— Представьте. Мне 16 лет, я живу в Ла Масии со своими приятелями по школе. Мы вместе ходили на занятия, пережили кучу различных приключений, кроме того, в футболе мы смогли совершить невероятное — мы выиграли триплет! Лига, Кубок Короля и Кубок Каталонии среди кадетов. Подумать только!

— И какое же было представление об «Арсенале» у 16-летнего парня?

— Я знал, что у них большой тренер, который делает ставку на молодых игроков и в распоряжении которого были такие игроки, как Анри, Бергкамп, Виера, Пирес. Я в общем-то не был фанатом английской лиги, смотрел воскресный обзор матчей, но не более того. Возможно, еще и поэтому переезд мне дался не так легко, ведь я толком не знал, куда еду…

— Как поменялась эта картинка за годы, проведенные здесь?

— Пффф… Я сам здорово изменился, как физически, так и ментально. Я повзрослел, стал более зрелым. Если я возьмусь анализировать, могу сказать, что я многому выучился за это время, я совершал ошибки, и на данный момент я, пожалуй, гораздо более целостным.

— Вы ощущали себя вундеркиндом?

— Нет. Ну, возможно, я был в чем-то лучше, да, но далеко не сейчас. Я довольно часто был травмирован в течение пары лет, и поэтому ощущаю, что не развивался так, как мне того хотелось. Однако, в свои 17 лет я провел 51 матч, в 18 лет выиграл Кубок, был на поле в финале Лиги чемпионов и отправился на чемпионат мира в 19 лет. Я отлично помню то время. В эти три года все происходило на огромной скорости, я развивался семимильными шагами, пережил немало перемен в себе. Где-то с 21 года, после Евро, у меня началась череда травм, я стал меньше играть и начал тормозить в своем развитии.

— Вам 17 лет. Вот он ваш первый сезон с первой командой, но не с командой, которая…

— Это была великая команда. «Непобедимые». Команда, выигравшая чемпионат, пройдя всю дистанцию без поражений. Я начал играть за первую команду, и в течении 15 или 18 матчей мы также не знали поражений. В тот год я сыграл 51 матч, в большинстве из которых выходил на поле в стартовом составе. И, по правде сказать, я немного ощущал себя частью того рекорда. В общей сложности тогда получилось 49 матчей без поражений.

— Был ли в то время в команде игрок, затмевавших других?

— Да, Тьерри Анри.

— Было сложно заработать признание звезды команды?

— Это не было ни сложно, ни просто. Я тренировался, полностью выкладываясь, работая в полную силу на всех тренировках. Вот таким образом зарабатывается уважение раздевалки, и я в этом плане не был исключением.

— Это была лучшая команда из тех, где вам доводилось играть?

— Без вопросов. Боже, да тут даже не о чем думать, я в тот год достиг невообразимого прогресса. Я даже  спрашиваю себя порою: а что если в 17 лет я был лучше, чем сейчас? И вот тогда ты понимаешь, что в общем-то нет. Все дело в том, что в то время ты играл в команде-победительнице, и это было восхитительно. Кажется, что проиграй ты тогда матч, то ничего страшного не случилось бы, поскольку твои партнеры по команде всегда найдут способ решить и эту проблему. Эти футболисты сделали тебя лучше. И я всегда говорил: нет другой такой команды.

— С тех пор многое поменялось. Вы ощущаете давление от того, что всякий раз требуется все более совершенные версии?

— Да, черт возьми, да! Это ясно, как Божий день. Как только что-то идет не так, внимание ко мне становится повышенным. Мне не нравится так говорить, тем не менее, это правда. Если я плохо играю, я сразу же замечаю давление со стороны болельщиков. Факт, с коим я ранее не сталкивался. Но как только я стал носить капитанскую повязку, для меня это стало реальностью. Из того поколения остались только я и Ван Перси, и на нас свалилась огромная ответственность. Но такова жизнь.

— Но вы же не отрицаете, что вам это по душе…

— Конечно, по душе! Я говорю о том, что порою такое проявление бывает чересчур. Почему? Потому как футбол — это командная игра, никто не выигрывает матчи в одиночку. Можно выиграть матч, два, три.. но невозможно завоевать титул в одиночку. Иногда кажется, что все, что меня окружает — это какие-то сверхтребования, но таково бремя лидерства в очень молодой команде. И очень важно для меня избегать травм, поскольку в противном случае жизнь становится гораздо труднее.

— Вы много говорите о травмах…

— Я никогда не был им подвержен! Я сыграл 300 матчей за «Арсенал». Фигня творится в последние года полтора. Я не жалуюсь, но мой последний нормальный отдых, когда я был свободен от футбола, пришелся на возраст между шестнадцатью и семнадцатью годами, когда я попал в первую команду «Арсенала». Тогда у меня было 6 недель отпуска, а потом я начал ездить на различные турниры: Евро, Кубок Конфедераций, Мундиаль. Это все здорово, но послушайте, не нужно быть экспертом, чтобы понимать необходимость перерыва. У меня бывает два свободных дня на неделе, но я не полечу в Барселону, чтобы избежать перегрузок в самолете.

Нынешний «Арсенал» очень молодНо со стороны кажетсячто так было всегда,как считаете?

— Смотрите, я верю, что ключом должна быть правильная комбинация. Вот почему я могу назвать себя счастливчиком — мне довелось начать свою карьеру в такой команде. Из той команды остался я, еще ван Перси, нам повезло расти и видеть в деле наших кумиров. Мы учились у них лучшему. Теперь все иначе. Мы все молоды, и среди нас нет человека, который мог бы рявкнуть.

— Да, но молодежь в команде смотрит и учится у вас…

— Да как знать, мне всего-то двадцать три года, и очень важно не забывать об этом. Я рано начал, поэтому может показаться, что мне уже лет 27-28. И только здесь ты начинаешь понимать, насколько длинный путь проделал. С этой точки зрения мне очень повезло. Молодые всегда учатся у старших. А сейчас это не так-то просто сделать. Взять, к примеру, Уилшера. В команде, где он играл до этого… все было устроено иначе. Я не говорю о том лучше или хуже — просто иначе. Раньше было на кого равняться, игроки с менталитетом победителей, сильные… и ты быстрее развиваешься, играя вместе с ними.

— Как вы относитесь к тому, что говорят, будто Венгер полностью вами управляет, каждый шаг продумывает за вас?

— Он мой босс, с связан контрактом и у него есть все права решать.  Но на самом деле все не так. Так кажется со стороны, но не когда ты находишься внутри. Я всегда говорил без опаски и открыто с ним, он в свою очередь внимательно слушает и принимает то, что я говорю.

— Выглядит так, как будто вы ищите виновного в том, что до сих пор играете в «Арсенале»…

— Не знаю, может казаться, что если я не сделаю шаг сейчас, то не сделаю его уже никогда. Сейчас мне 23 года, и если я уйду этим летом, мне будет 24. Если уйду через год, то мне будет 25, еще через год — 26, потом 27… Это такие вопросы, в которых следует проявлять терпение и ждать подходящего момента. В тот день, когда я уйду из «Арсенала», это будет обдуманное решение. Кроме того, кто тебе может гарантировать место в стартовом составе в новой команде? Или что ты будет продолжать развиваться? А здесь мне посчастливилось много достичь на личном уровне, и несмотря на то, что я не так много выиграл, я стал очень сильным. Я говорил с Пуйолем, и он сказал мне, что до 26 лет он вообще ничего не выигрывал. Это Пуйоль-то, добившийся всего, что только возможно в футболе! Так что терпение и труд — вот что главное в моей жизни.

— А как вы можете объяснить факт, что Венгер, ничего не выигравший в последние годы, по-прежнему находится на своем посту?

— Ха! Поскольку я уже много лет в системе, то мне несложно понять почему. Но понятно, что происходи дело в Испании и речь бы шла об Эмери, Гвардиоле или Моуринью, три года подряд остающихся без титулов, им бы без сомнения пришлось уйти. Но здесь все иначе, Мистер — человек безусловно умный и в клубе несколько иные приоритеты. Я говорю о месте в зоне ЛЧ, что команда борется за победу в чемпионате до последнего, что привлекается молодежь, о финансовой стабильности. Думаю, это очень важно для руководства. Но не исключаю, что придет момент, когда придется сделать шаг… Либо ты выигрываешь, либо нет.

— Вот, собственно, о чем бы хотелось поговорить. За «Арсеналом» закрепилось реноме команды, которая «ничего не выигрывает, но офигенно играет».

— Это правда. Когда я начинал играть, мы выиграли Кубок и играли в финале Лиги чемпионов, где, ну да, мы не победили. Но ведь мы уступили «Барселоне», мы играли в меньшинстве и упустили победу на последних минутах. Но начиная с 2007 года меня не покидает ощущение того, что «мы не выиграли, то только посмотрите, как мы играем!». А потом ты начинаешь понимать, что что-то не так. Все идет отлично на определенном отрезке чемпионата, как, например, в этом году, пока мы принимали участие во всех четырех турнирах, и ты говоришь себе: «Вот оно! Теперь-то все будет!». Но в конце опять не хватает завершающего удара и вот откуда появляется потребность в принятии решения: или победы, или формирование игроков.

— Но у вас же все еще есть вероятность выиграть чемпионат в этом году?

— Да, вероятность есть. Это трудно, но мы будет сражаться до самого конца. На самом деле, это пожалуй первая наша реальная возможность с тех пор, как я здесь нахожусь.

— Чего не хватает «Арсеналу», чтобы остановить гегемонию «Юнайтед» и «Челси»?

— Сложно сказать. Как по мне, команде не хватает менталитета победителей, зрелости в решающих моментах. Мы полны класса, но нам не хватает веры. Проблема в том, что эта команда нуждается в том, чтобы выиграть хоть что-нибудь. Вот почему было так важно выиграть Carling Cup. На горизонте была «Барселона», лучшая команда в мире на данный момент и у нас были шансы выбить их из турнира. И нам был нужен этот Кубок, чтобы поверить в себя как в команду. Ван Перси, как и я, уже выигрывал FA Cup, но это все. Никто из команды ничего не выигрывал. Вот этого пунктика не хватает, чтобы говорить: «Теперь я знаю, что значит побеждать и чего не хватает для победы».

— А «Арсенал», в котором вы начинали, отлично это знал…

— Точно. И я вышел из той команды. Я добивался победы на Евро и на чемпионате мира, играя в большей или меньшей степени. Но в этом нуждается вся команда, и вот что делало тот  непобедимый «Арсенал» таким сильным. Они знали, как побеждать на классе, как атаковать, обладали невероятным умением прочитать игру. Сейчас же мы очень молоды.

— Из всех тех звезд, что были у вас перед глазами, кого бы вы могли выделить особо?

— Денниса Бергкампа. Для меня он один из трех самых великих игроков. И вот, к слову, чего нам действительно не хватает — это нападающего, кто может забивать по 30 голов за сезон. Ван Перси также играет центрального нападающего, но все же он больше медиапунта и ему жутко не везет с травмами, он пропускает много матчей. Если бы в этом году с Робином было бы все в порядке от начала и до конца, все могло бы сложиться иначе.

— В прошлом году, после ухода Адебайора, вы взяли на себя голеадорские фунцкии. Как так случилось?

— Смена позиций. Сейчас я играю на позиции под нападающим, и прошлый год стал первым для меня на этом месте. Я хорошо чувствовал себя физически, и большинство голов было забито, когда ван Перси играл на острие. Мне удобно играть рядом с ним и мне нравится его понимание игры.

— А вам удобно на вашей новой позиции?

— Я по-прежнему считаю, что моя позиция немного более в глубине. Поскольку ты лучше видишь футбол, можешь поддержать партнера, быстрее двигаешься… То есть, ты больше участвуешь в игре. На сегодняшний день все команды хорошо меня знают и я за мной всегда приглядывает кто-нибудь из парней соперника. Сейчас же я больше занят тем, чтобы отдать решающий пас или забить самому, чем раздавать передачи партнерам. Если я нужен команде в этом качестве, что ж я доволен и этим.

— Что послужило причиной тому, что имя Уилшера сейчас у всех на устах?

— Он отличный игрок. И мне нравится видеть его превращение в звезду. Он очень силен для своего возраста, вот и мне бы такие же сильные ноги, как у него. По мере того, как он будет развиваться и становиться более зрелым, его последний пас станет просто убийственным.

— К примеру, Гвардиола говорит, что в филиале «Барсе» достаточно таких игроков, как Уилшир. Я не знаю, насколько они схожи, но знаю, что Тьяго Алькантара в следующем году будет выступать за первую команду. Что вы можете рассказать онем?

 - Судя по тому, что о нем говорят — он великолепный игрок. Я видел несколько минут, что он провел на поле. Но даже с тем малым, что видел я, уже становится понятно, что он обладает отличными игровыми качествами, он из тех игроков со свободной позицией на поле. Он может играть медиапунту, поскольку у него хороший дриблинг и он видит игру, но он также может выступать и в роли плэй-мэйкера. Посмотрим, кем в итоге он станет. Я думаю, он прекрасно подходит как для «Барселоны», так и для сборной Испании.

— Кстати, о сборной. Складывается впечатление, что прогресс, которого вы достигли в «Арсенале» отличен от прогресса в сборной Испании.

— В жизни все завязано на шансах. В сборной я смог использовать даже самые малейшие шансики. Я везунчик. Это же настоящая удача иметь возможность играть бок о бок с такими великими игроками, как Чави и Иньеста. У них есть класс, они многое выиграли, они старше и я учился у них. Всегда, играя с ними, в таких матчах как против России или Италии (на мой взгляд это были наши лучшие матчи за последние 5 лет), мне было комфортно. Я думаю, мы вполне можем играть вместе. Но каждый тренер ищет лучшего для своей команды, и реальность такова, что Испания выиграла Евро и Мундиаль, не слишком прибегая к услугам Сеска.

— Сборная на Евро играла в лучший футбол, чем на чемпионате мира?

— Я не могу об этом говорить. У меня есть свое мнение на этот счет, но я не могу его озвучить.

— Как отношения с Дель Боске?

— Отличные. Мы всегда делаем то, что он говорит. Не скрою, у меня есть своя заноза. В прошлом году я бы мог сыграть в 4 или 5 матчах за сборную подряд. Мне было бы интересно понять, что как это — играть несколько матчей подряд в этой сборной. Но на данный момент это непросто. Я один из тех, кто сыграв 4 плохих матча, не получит вызов в ближайшее время. Слава Богу, за 8 лет в сборной со мной такого не случалось. И я намерен бороться за место в стартовом составе.

— В конце концов люди начинают понимать, что как бы вы ни были хороши, всем на поле места все равно не хватит…

— Так и есть. Это то, о чем мы говорили. Неважно, хорошо ты сыграл предыдущий матч или плохо, есть поколение футболистов настолько крутых, что просто нужно принимать условия конкурентной борьбы. Так что я никогда не жаловался и не стану этого делать.

— Фернандо Торрес в «Челси»… Неожиданно?

Да! Это все случилось за какие-то несколько часов, я вообще не ожидал. Я не представлял Торреса вне АПЛ, но также не думал, что он уйдет посреди сезона. Но я уверен, что он принял верное решение.

— А если вдруг «Челси» обратится в ваш клуб с тем же предложением, что и по Торресу, на предмет перехода Сеска, что скажите тогда?

— Я? Да мечтайте дальше! Ничего не выйдет.

— Хорошо, я понял: представьте, что один амбициозный проект заинтересован в ваших услугах…

— Если однажды я уйду из «Арсенала», то никогда не перейду в другую английскую команду. Уверяю.

— А что тут говорят про Йона Торала, другого футболиста из кантеры «Барсы», не так давно присоединившегося к «Арсеналу». Вы удивлены его критикой в адрес тренера, беря в расчет ваш собственный случай?

— Я думаю, это случается повсеместно. Я был первым, но ведь есть и другие случаи, просто о них не трубили на всех углах. «Манчестер Юнайтед» также подписывал Пике. Что здесь можно сказать? В кантере «Барселоны» много классных футболистов, которые могут играть в элите футбола, думаю, где-то процентов 60 от общего числа. Но не всем дано играть в самой «Барселоне» и игроки знают об этом.

— Вы знали?

— Послушайте, в первую команду «Барселону» попадают избранные: Пуйоли и Хави. Или супервезучие, вытащившие счастливый билет: Бускетс или Педро. Они вкалывали, как проклятые, и вот к ним подходит тренер и говорит: «Ты будешь играть завтра». Но такое случается нечасто. У меня есть много друзей, кто сейчас остался и выступает за «Барсу Б», как, например, Виктор Васкес. Поверьте, некоторые из них были лучше меня. Но у каждого свой путь.

— В завершение, вы продолжаете общаться с Сендеросом?

— Да, мы жили вместе в мои первые два года в Лондоне. Он настоящий друг. Когда на чемпионате мира был матч Швейцария — Испания, который мы проиграли, он был травмирован, но поддерживал команду. Представьте, вся раздевалка празднует, а он сидит и плачет. У меня просто сердце обрывалось, когда я увидел эту картину. Ему всегда не хватало немного удачи в решающих моментах карьеры.

— А что можете рассказать о Глебе?

— Он очень необычный человек, у него большое сердце. Он любит пошутить, наверное, как Пике в «Барселоне». И он был одним из тех футболистов, с которыми мне было невероятно удобно играть на поле.

— Социальные сети, такие, как Твиттер, поменяли мир футбола. Что заставляет футболиста заводить свой эккаунт?

— Прежде всего — развлекательная функция. Но кроме того болельщики очень ценят возможность быть в контакте с игроками. Ты вывешиваешь фотки, а у болельщика создается впечатление, будто бы он побывал в раздевалке. У нас есть и твиттерные безумцы, например, Уилшер. Похоже, он любит больше Твиттер, чем свою подружку.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.