«Забьешь два — телевизор подарим!»

Экс-форвард «Молодечно» и минского «Динамо» рассказывает, как стал налоговым инспектором, повествует о роли Сергея Боровского в своей жизни, вспоминает, как уносил ноги из Сумгаите, а также подарок от Геннадия Карпенко. Жалеет, что немного не дотянул до ста голов в высшей лиге и выкладывает правду о заработках в России и на Кипре.

Александр Вяжевич многое бы поменял в своей жизни
Александр Вяжевич многое бы поменял в своей жизни
VazАлександр Вяжевич многое бы поменял в своей жизни Иван Уральский

Экс-форвард «Молодечно» и минского «Динамо» рассказывает, как стал налоговым инспектором, повествует о роли Сергея Боровского в своей жизни, вспоминает, как уносил ноги из Сумгаите, а также подарок от Геннадия Карпенко. Жалеет, что немного не дотянул до ста голов в высшей лиге и выкладывает правду о заработках в России и на Кипре.

«Человек в жизни должен несколько раз круто поменять все»

— Каким ветром вас занесло в министерство по налогам и сборам?

— Когда заканчиваешь карьеру нужно ж чем-то заниматься. У меня экономическое образование, сдул пыль с диплома и «пошел». Александр Сергеевич Кулинкович, кстати, стоявший у истоков образования нынешнего БАТЭ, помог определиться и устроиться. Сначала я работал в инспекции МНС по Советскому району Минска. Был простым инспектором, потом старшим, главным и вот дорос до министерства. Уже четыре года как работаю здесь. А вообще в системе почти семь лет. Надо отметить, что спорту здесь уделяется очень большое внимание. Я тут освоил кроме, естественно, футбола, баскетбол, бильярд, боулинг и даже перетягивание каната :).

— Когда успели получить диплом?

— В 1993. Играл и учился одновременно. На «4» и «5» окончил школу и пошел в политехнический техникум в Молодечно. В это время попал в дубль минского «Динамо». Закончил, поступил в БПИ (Белорусский политехнический институт — Goals.by) на факультет роботов и робототехнических систем. Стало очень сложно совмещать учебу и профессиональный футбол. Закончив первый курс, по настоянию Сергея Боровского перевелся в Нархоз. Сергей Владимирович вообще судьбоносный для меня тренер.

— Неужели не было возможности остаться в футболе?

— Я и не стремился. Считаю, человек в течение жизни должен несколько раз круто поменять все.

— Когда планируется следующая перемена?

— Может быть скоро. Куда? Если менять круто, то невозможно знать заранее: круто направо или круто влево :). Все может быть.

— А что входит в ваши обязанности налоговика?

— Читали табличку при входе? Этим все сказано. (Табличка гласила: «Управление собственной безопасности и спецработы» — Goals.by).

— На жизнь хватает?

«Чулок» уже почти опустел. Очень сложно на зарплату налоговика прожить, особенно со старыми привычками и запросами.

— Хватает, но скромно. «Чулок» уже почти опустел. Очень сложно на зарплату налоговика прожить, особенно со старыми привычками и запросами. Вначале вообще было очень тяжело. Сейчас поубавил аппетиты.

— Но вы же собирались тренировать «Молодечно» и даже тренировали одно время, если ничего не путаю…

— Это от безысходности. Просто искал себя. Это не из-за того, что хотел тренировать.

— Когда повесили бутсы на гвоздь?

— Это я сделал вновь благодаря Сергею Боровскому. Он меня в футбол привел, он меня из него и вывел. Было это в «Торпедо» в 2003 году. Тогда там трудилась питерская бригада. Российский тренер Францев и футболисты из Санкт-Петербурга. Я был одним из игроков основы. Но надо ж было «своих» ставить. Что Францев зря приглашал их и деньги заплатил? Я психовал, нервничал. Но скоро у клуба закончились деньги и питерцы, естественно, уехали.

Когда это случилось, главным тренером стал Боровский. Подумалось: «Ну, все — можно играть». А я ведь в то межсезонье был абсолютно лучшим бомбардиром среди всех игроков страны. Но за день до закрытия трансферного окна в «Торпедо» заявляют Виталика Леденева, и он в составе, а я опять на банке (мы играли в одного нападающего). Я был в шоке! Если люди, которым я обязан, и которые в какой-то степени обязаны мне, так со мной поступают — значит списан. Вот и решил завязать.

«А зачем, тебе, Саша, второй телевизор?»

— Начинали вы еще во времена СССР и стали обладателем Кубка миллионов. Помните тот финал?

— Я был капитаном команды! Играли в финале против «Памбыхчи», язык можно сломать, из города Барда. Это в Азербайджане. Так получилось, что играли в Сумгаите, что называется в «гостях». Победили 2:1, я сделал дубль.

— Где сейчас кубок? Розыгрыш-то последний был…

— В Молодечно. Где-то у команды должен быть. Может, он в спорткомитете, так как команда уже не та.

— Матч-открытие первого суверенного чемпионата помните? «Металлург» не дал обыграть себя минскому «Динамо»…

В предсезонке Боровский на тренировке в Стайках решил показать себя и вышел с нами поиграть. Он тогда в порядке был. И в одном из единоборств неудачно толкнул меня, так что я порвал связки.

— 0:0 сыграли… Я тогда на замену вышел. В предсезонке Боровский на тренировке в Стайках решил показать себя и вышел с нами поиграть. Он тогда в порядке был. И в одном из единоборств неудачно толкнул меня, так что я порвал связки.

Сезон был, по сути, завершен. Забил того что-то около четырех мячей. Но Сергей Владимирович, видимо, чувствовал свою вину, продолжал верить в меня и ставил, чтобы форму набирал быстрее. Хотя я и не тянул.

— Как вообще работалось с Боровским?

— Сложный человек. Все, что можно сказать о нем.

— С тактической педантичностью и грамотностью Сергея Владимировича как уживались? Говорят, он буквально за уши водил по полю игроков.

— Ну да, в принципе он и в «Торпедо» это делал. Очень грамотный специалист. Наверное, один из лучших во всем постсоветском пространстве. Одно Боровскому мешало: он не мог порой донести свои знания и требования до футболистов. Сложно их было воспринимать.

— А у вас конфликты были с Боровским?

— Не без этого. До сих пор помню, когда с тем же «Металлургом» летели в Сумгаит упомянутый финал Кубка. С нами были Геннадий Карпенко и Виктор Гончар — отцы-основатели клуба, можно сказать. Я мимо них в самолете проходил, а они и говорят: «Саня, слабо завтра два гола забить? Мы тебе телевизор подарим»! В стране дефицит был, все по талонам. А тут телевизор, да еще с пультом! Сейчас машина так ценится. В общем, забил. Они мне телевизор. Это значит — без очереди и за свои деньги. Тогда ведь деньги были, а тратить их было не на что. Вот и дали талончик — иди, покупай.

А спустя какое-то время руководство решает наградить всю команду… опять же телевизорами. Получили все без исключения: тренеры, игроки, администраторы. А меня в списке нет. Я к Боровскому, а он мне говорит: «Зачем, тебе, Саша, второй телевизор?» Как будто у старших товарищей телевизоров дома не было! Я бы мог родителям его подарить или продать в три раза дороже. Вот такая логика у Сергея Владимировича…

— Вы начинали, когда Кондратьев, Гомонов, Белов, Кистень и другие заканчивали. Как игралось рядом с такими футболистами?

— Простые люди и великие футболисты. Никогда от них плохих слов в свой адрес не слышал. Только подсказки, никакого «пихача» и дедовщины, разве что Гомонов постоянно на всех на поле бурчал. Смотрел на них и учился. Хорошие педагоги для молодежи. До сих пор поддерживаем отношения. Только, к сожалению, Кистеня и Гомонова больше с нами нет.

— Школа в Молодечно всегда славилась игроками. Почему, на ваш взгляд она перестала ковать хорошие кадры сейчас?

Школа в Молодечно работает, просто сейчас появилось больше возможностей для выбора. Родители стали немножко богаче. Это мы были „из бедных бразильских кварталов“, поэтому и пробивались.

— Школа работает, просто сейчас появилось больше возможностей для выбора. Родители стали немножко богаче. Это мы были «из бедных бразильских кварталов», поэтому и пробивались.

Думаю, скоро должен кто-то появиться. Бываю там нечасто, поэтому толком не могу объяснить причину. Я к родителям редко езжу, а в школу и подавно.

«Ехал в Россию заработать»

— Как оказались в новороссийском «Черноморце»?

— Тогда у Хвастовича было четыре команды: «Молодечно», «Атака», «Динамо-93» и «Динамо».  Меня уже забирали в «Динамо». Но я втихаря вместе с Вовой Остриковым поехал в Россию на просмотр. Подошли. Но там у меня не сложилось. Олег Долматов, тогдашний тренер, если крест поставил на футболисте, то все — пиши пропало. Правда, в финансовом плане все было отлично. Зарплату я хорошую получал по тем временам — 3000 долларов. Это сейчас копейки для футболиста. Но тогда…

— Тогда случилась темная история. Если вкратце, есть подозрение что матч против «Жемчужины» был договорным. «Черноморец», по слухам, должен был уступить с разницей в два мяча. Матч закончился со счетом 3:1 в пользу сочинцев...

— Если и был сговор, меня в это не посвящали. Легионеров в такие дела обычно не впутывают.

— При счете 2:0 Вы вышли на замену во втором тайме и забили. Заметили, что партнеры были огорчены? :)

— Я забил впервые в России и естественно радовался этому! Партнеры радовались, кто хотел. Может кто-то и был огорчен, но я их не заметил.

— Часто доводилось сталкиваться с «договорняками»?

— На провокационные вопросы не отвечаю :).

— В минское «Динамо» вы вернулись во времена больших перемен в клубе...

— Меня обратно перетянул Леонид Андреевич Лапунов. Он договорился с «Черноморцем». Видел, что я совсем не у дел. Помог. Спасибо ему за это. Но я ж не знал, в тот момент, что отсутствовали условия в «Динамо». Хотя деваться некуда было. Для меня главное было играть, деньги в тот момент стояли на втором месте. Это сейчас у молодежи наоборот.

— Вы хотели надеть футболку с буквой «Д»?

— Все в Беларуси в то время хотели попасть в «Динамо». Даже, если кто-то и говорил «Нет, не хочу», то лукавил. Все хотели играть в этом клубе или стремились в Россию, где можно было заработать.

— И вы?

— И я ехал в Россию заработать. Но и немного вырасти тоже. Все-таки уровень российского чемпионата выше.

— С Юрием Чижом, после смены «власти» в клубе, довелось пообщаться?

Однажды, после очередных моих голов, Япринцев сказал: «Все, Саша, теперь мы никому тебя не отдадим просто так» :)

— Конечно. Человек был заинтересован, горел клубом. Он и Япринцев всегда в раздевалку после матчей приходили. Было приятно играть для этих людей. Однажды, после очередных моих голов, Япринцев сказал: «Все, Саша, теперь мы никому тебя не отдадим просто так» :).

«Белшина» купила золото тем, что купила хороших игроков»

— Просто и не отдали. Думается не бесплатно вы перешли в кипрскую «Саламину».

— Когда приехал, был на голову всех сильней. Я там год отыграл. Больше всех забил. Но из-за того, что сезон для меня длился полтора года, вторая половина чемпионата не удалась. И у меня получился спад. А я зависимый человек, не могу схватить мяч в центре поля и забить. И команду тоже начало лихорадить. В общем, вылетели во второй дивизион. Я бы и остался там, если бы не вылет. Контракт-то на четыре года был. А иностранцам во втором дивизионе играть нельзя. Сначала думал, может, ради семьи посидеть годик, получать зарплату, но не факт, что они бы вышли обратно в высший дивизион. Решил вернуться.

— Слышал, на Кипре не запирают дома, так как мало преступников. Это правда?

А вот машины на Кипре не закрывают — это однозначно. Куда ее угонишь с острова?

— Это неправда. А вот машины не закрывают — это однозначно. Куда ее угонишь с острова? Если на автостоянке тебя подперли и нужно выехать, можно спокойно сесть в чужой автомобиль (они всегда ключи оставляют в замке), отъехать, выехать самому и поставить чужую машину обратно. Это в порядке вещей.

— Вернувшись, вы сходу завоевали золото с «Белшиной». Медаль храните?

— Чемпионом я стал, но медаль не получил. Не наиграл нужного количества матчей. А ведь и гол «чемпионский» забил. Злейшему другу — БАТЭ :). В Борисове мы выиграли 1:0. После этой победы стали практически не досягаемыми.

— Есть мнение, что «Белшина» купила то золото…

— Она купила тем, что купила хороших игроков…

«Многое бы изменил в жизни»

— Вы остановились на отметке в 91 гол.

— Хотелось дотянуть до ста, но решил завершить карьеру. Хотя, если бы поостыл, сменил команду, добил бы за сезон. Надо было так и сделать…

— Самый памятный и важный гол назовете?

Наш запасной вратарь радоваться выбежал, а ему игрок соперника прямо на поле в пятак засадил.

— Да, все тот же дубль в финале Кубка союза. Играли ж в ужасных условиях. Вот ситуация. Убегаю со своей половины поля, а помощник офсайд зажигает. Я к нему: «Что ж ты делаешь»? А он говорит: «Ребята, я уехать отсюда живым хочу». Нас ведь после игры прямо с поля ОМОН сразу в автобус проводил, а то местная «торсида» порвать хотела. Мы даже душ принять не успели. Наш запасной вратарь радоваться выбежал, а ему игрок соперника прямо на поле в пятак засадил.

— Что ж они так?...

— Они ж думали, что выиграют. Уже и кабак заказали. Вообще, у них команда «сильная» была. В гостях могли 0:4 проиграть, а дома 5:0 выигрывали. Тем ценнее для меня эти голы.

— Если бы была возможность вернуться назад и что-то изменить в жизни…

— Многое бы поменял. Раньше бы уехал из «Молодечно», не полез бы в тот стык с Боровским, где-то был бы сдержаннее, где-то настойчивее и наглее. Может быть, в футбол не пошел бы. Я часто стоял на распутье и не всегда правильно поступал. 

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.