Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Идет в парк

Перед финалом Лиги чемпионов в лондонском Гайд-парке открыли музей турнира, выставили кубок и опробовали новые технологии — короче говоря, устроили «праздник футбола». Иван Калашников прошелся по парку с фотоаппаратом и совершенно неожиданно обнаружил там голову лошади.

"МЮ" уже брал Кубок чемпионов - в памятном матчей против "Баварии" в 1999 году.
Mu«МЮ» уже брал Кубок чемпионов — в памятном матчей против «Баварии» в 1999 году. Иван Калашников

Перед финалом Лиги чемпионов в лондонском Гайд-парке открыли музей турнира, выставили кубок и опробовали новые технологии — короче говоря, устроили «праздник футбола». Иван Калашников прошелся по парку с фотоаппаратом и совершенно неожиданно обнаружил там голову лошади.

В северо-восточном углу лондонского Гайд-парка когда-то стояла главная городская виселица. В XIX веке полицейские вовсю гоняли тут леваков во главе с Карлом Марксом. Затем власти сделали митинги легальными, соорудив специальную беседку для всех желающих высказаться, — рядом с ней до сих пор ошиваются какие-то полусумасшедшие ораторы. Совсем недавно тут появился памятник в виде головы лошади. В общем, лучше места для праздника футбола перед финалом Лиги чемпионов придумать было нельзя.

Праздник футбола — довольно предсказумое название для недельного веселья с пивом, видеоиграми, мячами и кубком по прозвищу Большие уши. К главному европейскому трофею, как обычно, стоит внушительная очередь, при этом хвост очереди виляет, визжит и размахивает косичками: это женская любительская футбольная команда. Сначала девушки не хотели тратить на это время, но их тренер многозначительно сказал: «Girls, это второй по величине кубок в мире», — и теперь каждая собирается с ним сфотографироваться. Кажется, это называется мотивация.

Еще более длинная очередь стоит к 6-метровой отметке, с которой бьют пенальти фанерному вратарю. Пока ФИФА и УЕФА пытаются делать вид, что живые и пока что совершенно бесполезные судьи за воротами лучше, чем сенсор на линии ворот, технологии работают замечательно. Вратарь отбивает абсолютно все удары — кроме тех, что летят точно в «девятки»; туда просто не дотягиваются его деревянные конечности.

Кроме того, ДСП-голкипер отлично готов психологически — не расслабляется при виде некоторых пенальтистов.

Рядом наливают пиво. Компания Heineken разбила в Гайд-парке свой балаган, и там есть длиннющий настольный футбол, в который можно играть примерно так 11 на 11.

Чуть дальше — киоск скорби, в котором можно купить билеты на финал женской Лиги чемпионов.

Между тем, женский футбол может быть весьма увлекательным. Матч двух детских команд снимают четырьмя камерами настолько динамично и круто, что хочется немедленно отправить операторов в Томск или Пермь — поработать на матчах российской премьер-лиги.

В павильоне Sony выдают уже приевшиеся стереоочки и буквально заставляют играть на PlayStation — желающих удивительно мало. Зато сама постройка выглядит впечатляюще.

Главный местный аттракцион — музей Лиги чемпионов. На стенах внутри черного куба развешаны фотографии, на которых, например, видно, что с 1956 года футбольные чиновники ничуть не изменились.

Феликс Магат, впрочем, тоже.

Ради того, чтобы воссоздать великий гол Зидана «Байеру», футболиста вырезали из картона, а под левую ногу подвесили настоящий мяч.

В ящиках с номерами — фотографии капитанов команд с чемпионским кубком.

Чаще всего, само собой, открывают дверцу «99».

Самая крутая экспозиция музея — это полсотни обложек официальных программ и афиш к финальным матчам Лиги чемпионов. Некоторые совершенно прекрасны, некоторые слишком просты, некоторые немного наивны, но все вместе они довольно убедительно свидетельствуют о том, что раньше было лучше (простите). И есть подозрения, что лучше было не только прикладное искусство, но и сам футбол.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы