«Кризис навредит белорусскому футболу»

В легионерском полку «Немана» снова убыло: вслед за Неманьей Цветковичем и Виорел Фрунзе не пожелал продлевать контракт с клубом. В интервью Goals.by теперь уже бывший нападающий гродненчан рассказывает о причинах своего ухода, предполагает, что можно будет купить за белорусские рубли через полгода, рассуждает о психологии команды и не отказывается от перспективы вернуться в нашу страну.

Виорел Фрунзе не знает, что делать с белорусскими деньгами
Виорел Фрунзе не знает, что делать с белорусскими деньгами
FrВиорел Фрунзе не знает, что делать с белорусскими деньгами Иван Уральский

В легионерском полку «Немана» снова убыло: вслед за Неманьей Цветковичем и Виорел Фрунзе не пожелал продлевать контракт с клубом. В интервью Goals.by теперь уже бывший нападающий гродненчан рассказывает о причинах своего ухода, предполагает, что можно будет купить за белорусские рубли через полгода, рассуждает о психологии команды и не отказывается от перспективы вернуться в нашу страну.

«Все заканчивается печально»

— Как заканчивается эпопея ваших отношений с «Неманом»?

— Для меня довольно печально — все-таки ухожу. Сейчас нужно искать себе другую команду. Но об этом клубе у меня останутся хорошие воспоминания. Желаю команде удачи во всем и, конечно же, подняться повыше в турнирной таблице.

— Хочется все же узнать причины вашего ухода…

— Во-первых, мой контракт действует до 15 июля текущего года, но в нем есть пункт, согласно которому я могу покинуть клуб на месяц раньше. «Неман» предложил продлить соглашение, но меня не устроили условия. Надо думать о семье, о двух детях. А находиться в Беларуси на условиях, предложенных клубом, я просто не могу.

— Руководство не пыталось вас удержать?

— Мне просто предложили подписать контракт на новых условиях. Вот и все. Я не увидел особого желания руководства сотрудничать со мной дальше.

«Не знаю, что делать с белорусскими рублями»

— Может, еще финансовая ситуация в стране повлияла на ваше решение?

— Насколько я понимаю, на данный момент ситуация с финансами такова, что клуб не может себе позволить продлевать мой контракт на приемлемых условиях.

— То есть вам предложили понизить зарплату?

— Да, так и есть.

— Неманья Цветкович по этой же причине ушел?

— Думаю, да. Хотя я не в курсе, какова была финансовая сторона его контракта. Мне известно только, что он также был рассчитан до 15 июля. Видимо, в связи с финансовым положением в стране Неманья решил не продлевать сотрудничество с клубом. Знаете, я сам 50 процентов своей зарплаты потерял, так как сумма в моем контракте была прописана в белорусских рублях. Эта ситуация не понравилась наверняка и Цветковичу. Из легионеров только Коваленко остался, у которого контракт до конца года. Мы с ним разговаривали по этому поводу, но что он может сделать? Клуб же не пойдет на пересмотр соглашения.

— Что планируете делать с белорусскими рублями, которые у вас на руках?

— Даже не знаю, если честно. Вот, лежат у меня на карточке рубли, и я еду с ними в Кишинев, не зная, что с ними делать дальше. Приеду назад через полгода, посмотрю: урегулируется у вас тут ситуация или нет :). Может, тогда я вообще за все эти рубли смогу только две буханки хлеба и килограмм картошки купить :).

— Уезжаете с негативным впечатлением от Беларуси?

— Если не брать финансовый кризис, то впечатления хорошие. Как о стране, так и о команде. У вас хороший уровень чемпионата, интересные играющие команды. Просто сложилась такая ситуация, которой никто не ожидал. Я думаю, она навредит футболу: замедлится его развития, понизится уровень. Но все же мне понравилось и руководство клуба, и сам коллектив, и болельщики. Болельщикам отдельное спасибо за постоянную поддержку даже в трудные минуты. Передаю им привет.

«Виноваты все»

— Почему «Неман» оказался в теперешней ситуации?

— Сейчас судить тяжело. Команда находится в психологической яме, выбраться из которой поможет только победа в игре чемпионата. В последних трех матчах мы ни разу не забили, но пропустили целых десять мячей. Даже до поражения от БАТЭ потеряли много очков: упустили победу в Бресте на последних минутах, дома не забили пенальти «Гомелю», а потом на выезде не смогли дожать «Торпедо». Вот и получилось вместо девяти очков всего три. А потом два раза получили: сначала три мяча, потом пять. При совершенно плохом качестве игры.

— Может быть, сказалась и кубковая неудача?

— В психологическом плане она тоже влияние оказала. К этой встрече мы очень серьезно готовились, хотели победить. И дело не в том, что уступили, а в том, что не показали игры. Это был один из худших наших матчей. К сожалению, он пришелся на финал Кубка, что вдвойне тяжело. Ладно бы в чемпионате проиграли — перенесли бы проще. Сейчас у ребят домашняя игра с «Нафтаном», которую им под силу завершить победой. А вообще, считаю, с таким составом «Неман» должен входить в тройку сильнейших.

— А каково настроение в команде.

— Нельзя сказать, что оно хорошее и веселое. Все подавлены после трех поражений подряд. Но у ребят есть желание побыстрее выйти из кризиса.

— Тренерской вины в такой игре команды не находите?

— Я могу судить только по себе. Не могу винить тренера: вся команда его поддерживает, как и он нас. Мне кажется, в поражениях виноваты все. А конкретно сказать, кто — тренер, игроки или председатель — нельзя.

«Председатель не должен с нами тренироваться»

— Кстати, о председателе. Может, перестановки в руководстве дали негативные плоды?

— Что он мог сделать? Он играл что ли? Мы готовились в нормальных условиях, жили в хорошей гостинице. А председатель делал все возможное, чтобы команда выигрывала. Не думаю, что он виноват.

— То есть изменения в руководстве на вас не отразились?

— А как они должны были отразиться? Дмитраница с нами встретился, поговорил нормально. Мы все знаем, где и как он до этого работал. У него своя работа, у нас — своя. Он же не должен с футболистами каждый день тренироваться.

— Как вообще команда на смену председателя отреагировала?

— Нам, футболистам, что важно? Чтобы нам платили зарплату, премиальные, чтобы мы хорошо играли и побеждали. А кто там всем процессом руководит, нас не касается. Пусть подобного рода вопросы наверху решают. Главное, чтобы эти решения приносили пользу команде, чтобы человек на руководящем посту действительно что-то для клуба делал. А футболистам главное: игра, три очка, и вперед :)!

— Ставил ли Дмитраница какие-либо задачи перед командой?

— Нет. У нас перед сезоном стояли задачи в чемпионате бороться за тройку и попасть в финал Кубка страны. Вот, можно считать, одну из них мы уже выполнили.

«Белорусские клубы на меня не выходили»

— Каковы ваши дальнейшие планы?

— Сейчас поеду домой, пару дней проведу с семьей. А там уже буду смотреть, что делать дальше. Есть варианты дальнейшего трудоустройства: будем обсуждать, думать, решать. Предложения у меня есть только из Казахстана и Азербайджана, белорусские клубы на меня пока что не выходили.

— В будущем предложение из Беларуси рассмотрели бы?

— Конечно, а почему нет? Я ж говорю: за исключением финансовых проблем, у меня от Беларуси только хорошие впечатления остаются. Здесь живут многие друзья, с которыми буду поддерживать отношения. Поэтому с удовольствием вернусь в вашу страну.

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья