«Этой белорусской обезьяне трудно забить»

Футбольный век короток. Чаще всего белорусские футболисты заканчивают играть, когда им немного за 30. Но есть настоящие феномены. Александр Мартешкин из их числа. Ему 41, а он еще находит в себе силы выходить на поле. В интервью Goals.by вратарь-долгожитель рассказал о роли случая в карьере, вспомнил, как ему предлагали сдавать матчи, и выразил надежду на встречу с Валерием Шанталосовым.

Александр Мартешкин в верхнем ряду третий справа
Александр Мартешкин в верхнем ряду третий справа
MarteshkinАлександр Мартешкин в верхнем ряду третий справа fc-dnepr.com

Футбольный век короток. Чаще всего белорусские футболисты заканчивают играть, когда им немного за 30. Но есть настоящие феномены. Александр Мартешкин из их числа. Ему 41, а он еще находит в себе силы выходить на поле. В интервью Goals.by вратарь-долгожитель рассказал о роли случая в карьере, вспомнил, как ему предлагали сдавать матчи, и выразил надежду на встречу с Валерием Шанталосовым.

О завершении карьеры

«Всегда говорю, что это не я закончил с футболом. Это белорусский футбол закончил со мной. Вернувшись в 36 лет из Азербайджана, где два года подряд завоевывал звание лучшего вратаря, фактически оказался никому не нужен. А я ведь там играл на серьезном уровне. Помню, на сборах в Турции тренеры различных турецких клубов наблюдали за действиями вратарей «Хазара» и спрашивали, сколько мне лет. Когда им отвечали, что мне 36, не верили и говорили, что играю на 25, а вон те, молодые, на 36».

О Сацункевиче

«На данный момент лучшего тренера по вратарям в нашем футболе не знаю. За непродолжительные полгода, что провел в минском «Динамо», меня Андрей подготовил так, что в Азербайджане я выстрелил. А ведь мне уже за 30 было. Все успехи там были достигнуты только благодаря ему».

О бизнесе

«Год после возвращения провел без работы. Но зарабатывать надо как-то было, и я полез в строительный бизнес. С каждым днем видел и понимал, что это не мое. Перерасчеты, бумаги, деньги… Поэтому и обрадовался приглашению «Вераса». Бизнес тогда сразу свернул. Деньги вернул и даже «наварил» немного».

О работе

«Тружусь на двух работах. Жить-то надо! Основная — тренер по вратарям в детской школе ФК «Минск». Там и находится моя трудовая книжка. Вторая — в «Клеческе» с вратарями. Довелось и на поле выйти в 41 год. Два основных вратаря получили травмы, пришлось вновь вставать в рамку. Потом мне ребята говорили: «Саныч, давай дальше играй!»

О пророчестве

Мы с Эдиком Тучинским постоянно ездили и были у Хрусталева любимой парой. Он всегда говорил: «С этих вратарей будет толк».

«Когда я тренировался в СДЮШОР-5, с нами работал ныне покойный Хрусталев. К нему в Дрозды со всего города съезжались вратари. Сначала много приезжало, а потом с каждым разом все меньше и меньше. Мы с Эдиком Тучинским постоянно ездили и были у Хрусталева любимой парой. Он всегда говорил: «С этих вратарей будет толк». Так и вышло, в принципе».

О случае

«Мало кто, приходя в секцию, осознанно знает, что он хочет быть вратарем. Я стал в ворота во многом из-за случая. Сел на глаз ячмень, и Михаил Францевич Шутович после сдачи нормативов отправляет меня домой. Мол, как ты с одним глазом будешь играть? Я уговорил тренера поставить меня на ворота. Стал. Ребята бьют, а я, как белка, крутился, отбивал. После матча Шутович спросил, не попробую ли я постоянно играть в рамке? Выдал книжку «Игра футбольного вратаря». По ней учился. Дома в стенку мячом долбал, на кровати прыгал — отрабатывал падения».

О первом клубе

«Первая моя команда — «Орбита», возглавляемая Ераховцом Леонидом Владимировичем. Когда сезон заканчивался, нужно было ходить на работу на завод «Интеграл». И за это время нарабатывался оклад на следующий год».

О пахоте

В „Крыльях Советов“ пахал на тренировках, уходил самым последним. Люди уже успевали помыться, переодеться, а я только выходил с поля.

«Мне всегда говорят, что я трудоголик. Считаю, что любое дело надо доделывать сразу и не оставлять на потом. В «Крыльях Советов» пахал на тренировках, уходил самым последним. Люди уже успевали помыться, переодеться, а я только выходил с поля».

О режиме

«В Самаре всем составом вместе с семьями и приближенными болельщиками отмечали мое 25-тилетие. Ох, и хорошо погуляли. Наутро вышли на тренировку, Аверьянов (тренер — Goals.by) посмотрел на нас и сказал: «40 минут кросса и в баню».

О Газзаеве

«Валерий Газзаев всегда говорил обо мне так: «Этой белорусской обезьяне сложно забить, что дома, что в гостях».

О честности

«Четыре дня подписывал контракт с «КАМАЗом» из Набережных Челнов. Начал понимать, что вешают лапшу на уши. Президент клуба открыто главному тренеру заявляет: «Я все усилия приложу, но Мартешкина задурю». Бен Зелькявичюс (тренер — Goals.by) потом подошел ко мне и рассказал об этом. Поблагодарил за честность и уехал в «Текстильщик». Однако вскоре все же пришлось вернуться в «КАМАЗ».

О Толстых

«Из-за Шуканова» с «КАМАЗа» сняли 6 очков, и команда вылетела из вышки. Когда Юру покупали у «Балтики», то рассчитались не полностью. А на «сходняке» у Толстых (Николай Толстых — в те годы президент ПФЛ и московского «Динамо» — Goals.by) поднимается вопрос о расчетах. «КАМАЗ» рассчитался с «Балтикой»?» «Да, осталась только часть». «Ах, часть? Лишить 6-ти очков». Хотя были команды, которые и вовсе не рассчитались, но с них не сняли ни очка. Толстых прямым текстом сказал: «Я два года ждал, на чем подловить «КАМАЗ». Дело в том, что «Динамо» постоянно «просило» отдать три очка, но «КАМАЗ» не соглашался. Вот он и отомстил таким образом».

О случае-2

«Не вернулся бы домой из России, но вмешался трагический случай. Звонил домой со сборов, а жена сказала, что погиб Щекин и меня просили приехать. Приехал, встретился с представителями «Шахтера», поговорили и заключили контракт».

О Шанталосове

Предлагают 30 тысяч долларов за проигрыш. Если скажу да, то деньги будут у меня уже завтра.

«Перед игрой с «Цибалией» в Кубке УЕФА звонит Шанталосов: «Саня привет, это Валера. Сейчас с тобой поговорит человек», — и передает трубку. Тот сходу: «Как бы нам договориться…» Я прерываю и говорю, что в такие игры не играю. Через пару дней снова звонок. Предлагают 30 тысяч долларов за проигрыш. Если скажу да, то деньги будут у меня уже завтра. «Цибалия» в курсе, судьи тоже… Звоню Шанталосову и говорю: «Валера, ты звони своему другу Вергейчику и с ним решай эти вопросы. А со мной не надо. Я не занимаюсь этим». После этих разговоров ни разу не видел его. А хотелось бы встретиться, взглянуть ему в глаза. Конечно, лицо бить не буду. Просто хочется подойти и поговорить. А то читаешь потом, что «Мартеха взял деньги».

О стыде

«В Хорватии сначала судьи придумывают нелепый пенальти. А что творилось во втором тайме, словами не описать. Если наш игрок идет в борьбу, то свисток в нашу сторону. А при счете 4:2 все меняется. Хорваты начинают катать мяч, неопасно бить издалека. Мне за этот матч не стыдно. Почему оправдываюсь? Так как знаю, что я не виноват. Если был бы виновен, прятался бы. Мне нечего бояться».

О Вергейчике

«Помню, назначили его главным тренером «Шахтера» и — началось. Убирает Тупольского, Костюкевича, Черевако и везде ставит своих. Этот мой друг, этот мой еще кто-то. И пошли конфликты. Он кричал: «Это мой клуб!» Я ему отвечал: «Твой клуб – «Динамо»! Эту команду создал Костюкевич, а поднял Щекин. Создай свою».

Как-то говорю, давай в «Шахтер» Сацункевича возьмем тренером по вратарям, тем более тот не против. А он выдает: «Это ж надо ему зарплату платить. Давай ты будешь ему из своего кармана». «Я ж игрок, как я могу?!» «Ты бы ему доплачивал, а он бы приезжал пару раз в неделю работать с вратарями». Это нормально?»

О взятке

«От матча с «Шахтером» зависело чемпионство одной белорусской команды. Привезли деньги прямо домой и просили сдать игру. Отказался. Вышли и обыграли их. А команда эта потом проиграла золотой матч».

«От матча с «Шахтером» зависело чемпионство одной белорусской команды. Привезли деньги прямо домой и просили сдать игру. Начинали с суммы в 2 тысячи долларов — закончили десятью. Отказался. Вышли и обыграли их. А команда эта потом проиграла золотой матч».

О Шуканове

«В бытность игроком «Динамо» проиграли в Гомеле. Шуканов, только ставший главным тренером, обвиняет в проигрыше меня. Мол, я заладил выбивать мяч с рук и не играл с защитниками. Тут поднимается Павлюкович и говорит: «Извините, но вы сами сказали у Мартешкина мяч не просить. Пусть он в поле выбивает». Не подействовало. Между тем, выбивая мяч с рук, я дважды вывел один на один Цыгалко и один раз Шуканова, но он полез в обводку.

В то время по воскресениям уже бегал в футбол для себя. А Шуканов после матча с «Днепром» ставит с утра тренировку. Я с доктором договорился, что он меня подстрахует и сообщит, если вдруг что-то. Звонит: «Саня, тут говорят, ты напился, и поэтому не приехал на тренировку». Сажусь в машину, приезжаю. Подхожу к Остроушко, так он нос практически мне в рот засунул, так хотел унюхать запах алкоголя. Но потом все уладили. А затем меня за то, что был пьяный и не приехал на тренировку, штрафуют на 500 долларов.

Вскоре на одном из собраний он выдает: «Сацункевич, вы отчислены. Мартешкин и Калачев в дубль». Я ему: «Обоснуйте». Так ничего не обосновал, и я покинул «Динамо».

О «Челси»

«Хазар» называли азербайджанским «Челси». В команду вкладывалось огромное количество денег.

«В Азербайджане было очень комфортно. В охотку шел на работу и в охотку возвращался домой. Думал только о футболе, а для меня это самое важное. «Хазар» называли азербайджанским «Челси». В команду вкладывалось огромное количество денег. Я получал немало, а суммы в ведомостях легионеров из Турции и вовсе были не чета моим».

О мечте

«Футбольной мечты не было. Разве можно считать мечтой желание стать лучшим вратарем Беларуси?»

Об уровне чемпионата

«Периодически смотрю матчи высшей лиги нашего чемпионата и сравниваю с российским. Сейчас мы на таком уровне, на каком чемпионат России был в середине 90-х».

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.