«Боже, это лучший матч в моей жизни!»

В последнее время только ленивый не обсуждает качество показа матчей национального чемпионата по футболу. И высказывания в адрес телевизионщиков звучат не самые лестные. Потому на примере встречи «Немана» и минского «Динамо» корреспондент Goals.by решил лично понаблюдать за тем, как готовятся и проводятся трансляции матчей белорусского чемпионата телекомпанией СТВ.

В воскресенье СТВ действительно было, что показывать. Футболисты постарались
В воскресенье СТВ действительно было, что показывать. Футболисты постарались
StВ воскресенье СТВ действительно было, что показывать. Футболисты постарались Яков Терешенков

В последнее время только ленивый не обсуждает качество показа матчей национального чемпионата по футболу. И высказывания в адрес телевизионщиков звучат не самые лестные. Потому на примере встречи «Немана» и минского «Динамо» корреспондент Goals.by решил лично понаблюдать за тем, как готовятся и проводятся трансляции матчей белорусского чемпионата телекомпанией СТВ.

Ночная смена

Направляясь к редакции СТВ, откуда планировался отъезд в Гродно, думал, увижу толпу людей, грузящих технику в машины, и смогу понаблюдать за снованиями персонала. Однако, хоть на часах было всего 14:00, из Минска на микроавтобусе выезжают только режиссерская и операторская группы, да комментатор, коим на сей раз выступал Сергей Канашиц.

Как оказалось, четыре машины с техникой, в числе которых передвижная телестанция и передвижная спутниковая станция (ПТС и ПСС соответственно) уже несколько часов как в Гродно, как и весь технический персонал. Шутка ли, для того, чтобы подготовить стадион к проведению к трансляции, необходимо минимум три часа. Столько же требуется для свертывания всего оборудования. Поэтому, забегая вперед, стоит сказать, что техники уехали со стадиона только на следующий день, ведь закончили работу только около трех часов ночи.

«Показ футбола — дорогое удовольствие»

А пока транспорт несет нас в сторону любимого города Стефана Батория, есть достаточно времени, чтобы поговорить с начальником съемочной группы Виктором Застрожновым, который любезно согласился рассказать о всех нюансах работы телевизионщиков. Решаю не затягивать и со старта прошу Виктора Станиславовича прокомментировать высказывания о качестве трансляций, которые ведет СТВ. Ведь критика в адрес моих спутников слышится чуть ли не из-за каждого угла.

— Давайте не будем проводить параллели с трансляцией Лиги чемпионов и Лиги Европы, а посмотрим на наших соседей — Россию и Украину, — спокойно начинает Виктор Станиславович. — Конечно, трансляции из Москвы и Санкт-Петербурга наголову выше остальных. Но вот если взглянуть на показ матча типа «Крылья Советов» — «Анжи», мы увидим трансляцию с шести камер и даже без кранов за воротами. Похожая ситуация и в Украине, за исключением ключевых матчей киевского «Динамо» и донецкого «Шахтера». Но ведь в этих странах совершенно другие бюджеты! А мы в то же время транслируем матч с десяти камер с использованием кранов.

— А ПТС ваша специально для трансляций футбола покупалась?

— Вы что? Нет, конечно. Вы поймите, вся специальная техника стоит огромных денег. Но наши специалисты здорово работают с имеющимся оборудованием. Вы посмотрите, сколько людей у нас ходит на футбол. Частенько во время матчей национального чемпионата на трибунах собирается менее тысячи человек. И наш канал делает все, чтобы увеличить популярность футбола. Мы организовываем прямые трансляции, а не показываем футбол в 23:30, когда его уже никто и подавно смотреть не будет, как это делала Белтелерадиокомпания. А потом она отказалась и от такого показа, поскольку это очень дорогое удовольствие.

— И насколько, если не секрет, дорогое?

— На проведение одной трансляции уходит от 20 до 40 миллионов рублей в зависимости от дальности поездки. К примеру, трансляция из Гродно самая дорогая: ехать из Минска довольно далеко, к тому же необходимо обеспечить ночевку для технического персонала. А окупаемость показа матча невелика. Дело в том, что доля зрительского внимания у белорусского футбола чрезвычайно низкая — около 6% (это значит, что из 100 человек, смотрящих телевизор, только 6 отдадут предпочтение футболу). В итоге за рекламу во время трансляции (хоть и проходит она в самый что ни на есть прайм-тайм!) мы можем заработать не более двух миллионов.

«Администратор БАТЭ прямым текстом послал»

Где-то через час после отъезда у Виктора Станиславовича звонит мобильный — это директор гродненского стадиона интересуется, все ли нормально у телевизионщиков. Напрашивается вопрос, везде ли так гостеприимно встречают съемочную бригаду из столицы.

— Слава Богу, у федерации и руководства канала есть понимание значимости показа футбола, поэтому на всех стадионах страны люди стараются максимально облегчить работу телевизионщиков. Лучше всего работать в Гомеле — тамошний стадион спланирован просто замечательно. Также хороший план получается из Жодино и Гродно. Однако есть один стадион, на котором, как мне кажется, пытаются чуть ли не срывать трансляции.

— Неужто на Борисов намекаете?

— Проблемы на борисовском стадионе стали возникать чуть ли не с самого начала нашей работы. Их служба безопасности, бывало, не пускала режиссера трансляции на стадион. Один раз вышла из строя одна из ведущих камер, и они семь (!) минут к ней не подпускали нашего инженера. И это притом, что мы всегда заранее высылаем списки наших сотрудников и всем выдаем специальные бейджи, чтобы не возникало никаких подобных проблем.

Также в прошлом году перед началом одного из матчей в Борисове я находился в подтрибунном помещении и поинтересовался у администратора БАТЭ, где могу найти инспектора матча. В ответ он прямым текстом послал меня на три буквы. Этот человек был небрит и, судя по его развязному поведению, мне показалось, что он был еще и пьян. А когда я обратился к стоявшему рядом сотруднику милиции, то он сказал мне «Не мешайте работать!» и вывел меня из помещения вообще. После этого случая я написал служебную записку соответствующего содержания, чтобы решить этот вопрос. В итоге нам были выданы специальные аккредитации для борисовского стадиона, чтобы наши сотрудники могли находиться в подтрибунном помещении по служебной необходимости.

— Больше нигде подобных неурядиц не возникало?

— Конечно, иногда бывают организаторские просчеты. Например, в прошлом году на одном из стадионов сразу же после окончания матча отключили свет — экономия такая. А про то, что нам нужно сделать ещё нарезку лучших моментов и экспресс-комментарии после игры, никто не подумал. В результате трансляция просто оборвалась: не будешь же людям тьму показывать. Теперь постоянно эти моменты оговариваем.

— Новости в перерыве матча БАТЭ – «Шахтер», из-за чего из эфира выпало начало второго тайма, — тоже организационный недочет?

— Показ новостей в перерыве игр может происходить по той причине, что новости из эфира никуда не денешь — это одна из самых важных программ. И то, если мы показываем футбол, то сдвигаем выпуски новостей. Обычно я перед началом игры подхожу к инспектору матча и прошу его сделать перерыв ровно 15 минут — это не противоречит регламенту, и так мы можем даже новости в перерыв поставить. Перед началом матча приехал руководитель телеканала для того, чтобы проверить, как работает съемочная бригада. Но поскольку его не пускали на стадион, мне пришлось решать этот вопрос, а не разговаривать с инспектором матча. Затем сотрудники службы безопасности не хотели пускать в подтрибунное помещение нашего звукорежиссера. Даже при наличии борисовской аккредитации. Мне опять пришлось разбираться. Таким образом, с инспектором я так и не увиделся, из-за чего получилась нестыковка в продолжительности выпуска новостей и перерыва между таймами. Как можно качественно готовить трансляцию с таким отношением?

«Люди делают все, что могут»

По приезду на стадион начинается работа режиссерской и операторской групп. Работники первой занимают места в ПТС, а второй — располагаются на позициях, заранее оговоренных режиссером трансляции, — хрупкой девушкой Катей Грибко. С интересом наблюдаю, как это милое создание лихо прикрикивает на здоровенных дядек-операторов, объясняет каждому его задачу и руководит настройкой камер. После проведения всех приготовлений у телевизионщиков остается часок свободного времени до начала трансляции, а у меня как раз имеются вопросы к режиссеру.

— Непривычно, что девушка объясняет мужикам, как показывать футбол...

— Бывает, эти дядьки не слушаются, но, в целом, все нормально :). Вообще, я и до футбола спортивными трансляциями занималась. Однако проблема с кадрами все-таки имеется: операторы все время меняются, только несколько человек постоянно работают.

— Из-за этого качество картинки не всегда самое лучшее?

— Это тоже, конечно, влияет. Однако, если бы у нас были объективы получше да все остальное оборудование посовременнее, то и качество, соответственно, улучшилось бы. Люди делают все, что могут. Но они же не в силах заставить технику резко начать лучше показывать. В нашей работе многое зависит именно от качества оборудования.

— Повторы тоже из-за этого хромают?

— А из-за чего ж? Тут все зависит от машины для показа повторов. Если у меня там всего две камеры, одна из которых постоянно заедает, то о чем можно говорить?

С энтузиазмом

Как удалось выяснить, на стадионе работает десять камер, две из которых — за воротами. Каждый оператор выполняет определенную задачу и отвечает за свой кусок поля: кто-то фокусируется на судье, кто-то на зрителях, кто-то держит общий план и т.д. Руководят всем действом три режиссера: главный режиссер трансляции, режиссер повторов и «титровальщик».

В первой тайме я более пристально наблюдал за работой операторов на поле, второй же провел в ПТС с режиссерской группой: везде ребята работали с энтузиазмом. Когда состоялась потасовка между футболистами, режиссер Катя возвестила: «Боже, это лучший матч в моей жизни!»

После окончания матча вся съемочная группа за исключением техников быстро грузится в микроавтобус, и мы возвращаемся в Минск. На обратной дороге никому уже не до разговоров: уставшие телевизионщики быстро засыпают. Приезжаем в Минск только к трем часам ночи, затем всех сотрудников развозят по домам. Честно говоря, и сам устал, хоть с камерой не бегал и за пультом не сидел. Кстати, оклад, как удалось услышать из разговора операторов, у них 400 тысяч рублей. А нам тут, видите ли, картинка не нравится…

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.