«Войти в раздевалку и не облажаться»

Повышенная раздражительность и нервозность — только первые два из полного списка препятствий, которые необходимо преодолеть на пути к тренерской карьере. Бывший голкипер сборной Англии рассказывает о том, как он получал лицензию категории B.

Дэвид Джеймс попробует стать тренером.
Дэвид Джеймс попробует стать тренером.
JamesДэвид Джеймс попробует стать тренером. championshiptalk.com

Повышенная раздражительность и нервозность — только первые два из полного списка препятствий, которые необходимо преодолеть на пути к тренерской карьере. Бывший голкипер сборной Англии рассказывает о том, как он получал лицензию категории B.

Может быть, «Вест Бромвич Альбион» звучит не очень привлекательно для футболиста, ищущего, где бы провести летние каникулы, но для меня, моего старого товарища Робби Фаулера и еще двух дюжин ребят из нашего футбольного братства это стало местом, где мы провели две прекрасные недели. Однако нам порой было совсем не до веселья: мы получали наши тренерские лицензии категории B.

Должен признать, что вся эта затея меня заставила побеспокоиться. На двухнедельном курсе с проживанием я легко могу поддаться беспричинному раздражению, потому что у меня не всегда получается находить общий язык с людьми при длительном общении. Поэтому, когда в первый же день нашего пребывания там кто-то из тренеров сказал «Ты найдешь здесь настоящих друзей», я подумал: «Ага, конечно». Робби Фаулер, наверно, лучше всего подходит на роль моего друга на всю жизнь — знаю его уже очень много лет и при этом я почти не разговариваю с ним.

Но вскоре я познакомился с действительно приятными парнями (я имею в виду «мужчинами», я пообещал себе больше никогда не использовать слово «парни», когда говорю о взрослых мужчинах), представляющими различные интересы и возрастные группы. Одна вещь, которая меня действительно поразила — то, что эти ребята на курсах делали это не ради того, чтобы продолжать свою «футбольную жизнь» и зарабатывать впоследствии деньги; они по-настоящему жили этими курсами для тренеров.

Мы многому научились вместе. Если в прошлом делался акцент на ускоренное обучение тренеров, основанное на чрезмерной вере в распространенное заблуждение о том, что из опытных игроков получаются отличные тренеры, то в этом году ФА запустила новую и более углубленную программу, которая пытается дать будущим тренерам лучший базис для дальнейшей работы.

На первых порах я и некоторые другие довольно скептически отнеслись к этой программе; с других частей британских островов доносилось немало «охов и ахов», связанных с тем, что ту же самую квалификацию можно получить за меньший период времени. Мой бывший одноклубник по «Манчестер Сити», Антуан Сибьерски, как раз был из числа тех, кто записался на укороченные курсы, и я решил поддерживать с ним контакт, чтобы затем сравнить наши успехи. И, в конце концов, мне пришлось признать, что обновленные курсы — не пустой звук. Не было необходимости торопиться, как следствие, все, чему нас учили, мы смогли по-настоящему впитать в себя. На этапе обучения нам было очень важно почувствовать, что такое быть тренером, а не просто зубрить учебники только ради того, чтобы потом сдать экзамен.  

За долгие годы сложилось общественное мнение, будто бы у игроков уже есть все необходимое для того, чтобы стать тренером. С таким отношением к делу можно легко понять, как так получилось, что английские тренеры прошлого, пройдя через старую систему, уверовали в то, что они все знают, а получение тренерской квалификации не больше, чем пустая формальность. Конечно, за последние 10-15 лет я провел немало тренировок, думая, что у меня получится не хуже. Также, я мог часами жаловаться партнерам по команде, рассказывая, как можно было улучшить процесс. Но когда дело доходит до того, чтобы действительно взять все в свои руки, вещи уже не кажутся такими простыми.

«Если ты зайдешь в раздевалку и облажаешься в первый же день, вернуть уважение будет почти невозможно».

Для новичков проведение 25-минутной тренировки — это настоящая нервотрепка. В момент, когда я подошел и начал давать полевым игрокам, моим ровесникам, указания, я был словно на иголках. Кто-то скажет, что каждый тренер все равно проходит через это, когда начинает работать, но если ты зайдешь в раздевалку и облажаешься в первый же день, вернуть уважение будет почти невозможно –  уж я то знаю, как бывший игрок.

Конечно, во всем этом есть и финансовый подтекст. Если ты игрок, пытающийся получить лицензию тренера, то ты можешь позволить себе оплачивать курсы, можешь подождать некоторое время, но когда пытаешься кое-как подработать лишь бы оплатить счета, ситуация уже выглядит иначе. Учитывая сложившуюся экономическую ситуацию и нынче немодную тенденцию нанимать английских тренеров, конкуренция за место у руля команды сегодня достигает нелепых высот. Нам сказали, что на недавно освободившуюся вакансию тренера в клубе одного из низших дивизионов уже подано более 50 заявок. Такие цифры сразу дают понять, почему некоторые, только закончив играть, как можно быстрее стремятся взобраться на карьерную лестницу. И, правда, если бывшие тренеры английской сборной Стив Макларен и Свен-Еран Эрикссон не могут трудоустроиться в премьер-лиге, каковы реальные шансы у остальных?

Кроме того, ходит очень много слухов, что на сегодняшний день процесс трудоустройства в футболе порой носит слишком неофициальный характер — знакомства, связи, блат и все в таком духе. Хочется надеяться, что новая программа ФА, делающая упор на качество, увеличит и уровень кандидатов на тренерский мостик в английском футболе, но все равно я не перестаю думать, что эти квалификации должны сопровождаться и аттестацией. На данный момент получается, что вы можете просто либо пройти, либо не пройти процесс лицензирования. Но если кандидатов будут оценивать, исходя из их работы, то вполне возможно, что тренеров начнут назначать, отталкиваясь от их качеств, а от не от списка друзей.

Дэвид Джеймс жертвует весь свой гонорар за колонку для The Guardian на благотворительность.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.