Новости

«Сын ходит на фан-сектор «Динамо»

20 декабря 2012, 22:48
0

Александр Лухвич помоает Андрею Семину освоиться в белорусском футболе Один из лучших защитников в истории белорусского суверенитета доволен своей карьерой. Об этом он сходу заявил при встрече с корреспондентом Goals.by. Плюс ко всему Александр вспомнил время проведенное в армии, рассказал, что ему понравилось на чемпионате мира по шахматам, признался, что является почетным гражданином Калмыкии и не обошел вниманием свою первую встречу с Сергеем Овчинниковым. — О чем разговор будет? — Обо всем. Вы довольны своей карьерой? — Процентов на 80 доволен. Хотелось бы поиграть в зарубежном клубе, чтобы посмотреть на настоящих профессионалов. А в остальном, вроде, все получилось. По большому счету, реализовал себя во всем. — Вы воспитанник минского «Торпедо», но так и не сыграли за эту команду… — Начинал заниматься футболом в «Торпедо» у Блашко, а в восьмом классе Пышник забрал в республиканскую школу-интернат спортивного профиля. Спустя три года, взяли в дубль минского «Динамо». Так и стал динамовцем. Моя карьера больше ассоциируется с буквой «Д», нежели с «Т». Вся сознательная футбольная жизнь в Беларуси прошла именно в «Динамо». Хотя мне очень дорого «Торпедо», правда, московское. С теплотой вспоминаю время, проведенное в этой команде. — Какой период, считаете, вышел лучше? — Однозначно не ответишь. И там, и там были хорошие моменты. В «Динамо» я реализовался как личность и футболист. Стал 6-кратным чемпионом Беларуси, выиграл дважды Кубок страны. А в России вышел на более высокий уровень, стал бронзовым призером столь солидной лиги. — Чувствовали себя там… — Прекрасно! У нас был очень хороший коллектив и очень хороший тренер. Виталий Шевченко нас все время поддерживал и сплачивал. Радик Орловский, Игорь Семшов, Саша Панов — приличная команда. Три раза становились четвертыми и один раз взяли «бронзу». — Разница между союзным чемпионатом и первым белорусским была огромной? — Безусловно, советский чемпионат был сильнее. В каждой республике имелась своя команда. Разные футбольные школы. А какие личности играли и как играли — загляденье! — Тяжело было себя заставлять выходить на игры против, допустим, «Ведрича» после московского «Спартака»? — А что было делать? Приходилось играть. — Когда МПКЦ завоевал золото в 96-м, интерес появился? — Не МПКЦ завоевал, а мы отдали. Много было подводных камней, хотя команда у них в то время хорошо играла. Нас успех соперника задел. Потом мы стали опять чемпионами с Байдачным, и я уехал играть в Россию. — Вы в одном интервью говорили, что вам в «Уралане» понравилось… — Это в плане футбола. В самом городе было скучновато. Команда у нас подобралась интересная, играющая. Шли вверху турнирной таблицы, но потом грянул дефолт, начались проблемы. Второй круг провели слабее, а могли в тройке быть. Я, кстати, стал почетным гражданином Калмыкии. — Ого! За что? — Обыграли «Спартак». Двум игрокам — автору гола и вратарю, отбившему пенальти — дали героев Калмыкии, а остальных сделали почетными гражданами и выдали удостоверение «Почетный калмык». — Что давало это звание? — Проезд вроде бесплатный и еще какие-то льготы, но они мне не к чему. Жить в Калмыкии не хочу :). — Чем еще запомнилось то время? — Посетил чемпионат мира по шахматам. — И вам было интересно смотреть на сидение у стола? — Я сам немного играю, но не профессионально. Мне понравилась сама атмосфера: такой турнир и в такой глуши. — Вы жили с супругой. Как вам удалось ее затянуть в такую даль? — Она у меня декабристка! Куда я, туда и она :)! Потому и женился, что сразу разглядел в ней вторую половинку. Познакомились еще в 92-м году у Саши Хацкевича на свадьбе. Влюбился сразу, а поженились через полгода. — Вы служили в армии, и с вами там произошел какой-то казус… — Было дело. На дворе 88-й год. Рано утром домой пришли люди с повесткой — завтра в военкомат! Звоню тренеру, он говорит: «Иди в «Печи» на две недели. Пройдешь «учебку», а потом я заберу». Через две недели узнаю, что он уехал в другое место работать. И пришлось «учебку» пройти полностью (шесть месяцев). А когда в «Динамо» вернулся Малофеев, он начал меня искать: «А где это у вас такой злой защитник?» Ему в ответ: «А он в армии». В общем, забрали меня и перевели во внутренние войска. — За полгода насмотрелись армейской жизни? — Да, и с дедовщиной столкнулся. «Печи» пользовались дурной славой. Помню, пришел новый призыв, и парень один говорит: «Меня так пугали «Печами», а я в Борисов попал — повезло». Мы ему в ответ: «Дурень, это «Печи» и есть». Он за голову схватился, чуть ли не плакать начал. Были и драки. Но я не участвовал. Да и повезло мне — сержанты были из района, где я вырос. Они меня узнали и немного опекали. Говорили: «Ай, оставь этого спортсмена» :). — А почему Малофеев вас злым назвал? — Да играл я жестко, грубовато. Он ко мне долго присматривался, говорил, что много фолю, иду в кость. Потом я поумнел, стал действовать спокойней и выполнять его требования. — Требовательность себе переняли? — А мне в основном только такие тренеры и попадались. Когда был игроком, смотрел на эти вещи по-другому. Вот сейчас и понимаешь, что они правильно делали, а ты не просто догонял. — Вы закончили Академию МВД. Когда успели? — Как с армии пришел. — Странный выбор вуза для спортсмена… — Институт физкультуры меня не привлекал. А юридическое образование в то время было перспективным. — Доводилось применять навыки? — При подписании контракта. — Внимательно читайте договор... — В то время надо было очень внимательно читать, могли обмануть на раз-два — лихие 90-е :). Когда карьеру закончил, была мысль пойти по специальности трудиться, но мне хотелось тренером стать. Решил попробовать работать с детьми. Понравилось — затянуло. — Ваше возвращение в Беларусь получилось не таким, как хотели… — Поэтому и продолжил затем в «Дариде». Я, вообще, не понял, зачем меня брали в «Динамо». Там и так была хорошая команда. — Чтобы дядькой побыли. — Так там уже Павлюкович, Разин и Володенков играли. Ничего не получилось, решили расстаться. Заканчивать на такой ноте не хотелось, и поэтому ответил согласием на подвернувшееся предложение «Дариды», спасибо за это Делендику и Румбутису. А я ведь уже гвоздь в стенку вбил. Оставалось только повесить бутсы, но согласился на сезончик. Надо ж было доказать самому себе и Рябоконю (тренер «Динамо» — Goals.by), что зря списали. — Вспомните свой первый матч во взрослом футболе. — Это был финал Кубка Федерации в Алма-Ате. Я только сдал экзамены и ехал на базу. И вдруг, вижу, наш автобус выдвигается в аэропорт на этот матч. Малофеев говорит: «Поехали». Я вопрошаю: «Куда? У меня даже бутс с собой нет»! «Да, фиг с ними, давай!». Слетал и вышел на поле. А дебют в чемпионате Союза был позже. На десять минут появился во встрече с «Торпедо». — Символично получилось. — Да, и с этого момента из основы меня уже было не выгнать. — Вы в интернате учились вместе с Виталием Щербо… — И с Мариной Лобач, и с Сергеем Федоровым. С Сергеем общались — добродушный, порядочный парень. Был старше на год. В красной водолазке и с коричневым дипломатом ходил, как сейчас помню. — Рубли не отбирал? — Нет, он к футболистам хорошо относился, да и один он хоккеист был. Щербо тоже с нами тусовался. Они с Мариной часто отсутствовали: в 16 лет уже соревнования были. Когда приезжали, вечно бегали по кабинетам, хвосты сдавали. — А вы? — Учился неплохо. Нравилась литература, история, география. А вот к химии и физике душа не лежала. — Не в футболе могли оказаться? — Это было невозможно. Вначале появилось хобби, которое затем переросло в любимую и высокооплачиваемую работу. — Это немаловажно. Родители врачом вас не видели? — Нет, тогда к детям относились спокойнее. Сыт, одет — и хорошо. — От старшего сына требуете, чтобы учился хорошо? Он говорливый у вас… — Требуем. Говорливый, но старательный. В школе учится хорошо. Но как только дадим слабину, может и неуд принести. Дневник проверяем постоянно. — В плане футбола оправдывает ожидания? — Да, я доволен его отношением. У него большое желание играть и многое получается. К тому же растет динамовцем: собираются группой и ходят на трибуны. Дошло до того, что он и еще два товарища ходят на фан-сектор: им там флаги дают, чтобы махали :). — А младший? — Младший в меня пошел — защитник. По ногам шарашит — только пыль стоит :). Перспектива есть. Байдачному нравится, как он играет — его внук с нами в команде. — Как вам работается в паре с Овчинниковым. Наверняка играли против него… — Вспомнили момент, когда мы первый раз сыграли друг против друга. Было это еще на первенстве Союза среди 19-тилетних. Он выступал за РСФСР, а я за БССР. Сошлись в четвертьфинале. Дошло дело до послематчевых пенальти, и он мой удар отбил. Тогда тренер чуть ли не обвинил, что я игру сдал. Когда Овчинников был футболистом, виделся одним человеком — более импульсивным, заводным. А сейчас совсем другой — интеллигентный, рассудительный, с хорошим чувством юмора. С ним интересно работать. — Отголосков прежнего «Босса» в нем мало? — Только голос повысить может. Не более.

«Карьера ассоциируется с буквой «Д»

«Радик Орловский, Игорь Семшов, Саша Панов — приличная команда. Три раза становились четвертыми и один раз брали "бронзу»

«Такой турнир и в такой глуши»

„Обыграли „Спартак“. Двум игрокам— автору гола и вратарю, отбившему пенальти — дали героев Калмыкии“

«Дурень, это «Печи» и есть»

„Парень один говорит: „Меня так пугали "Печами“, а я в Борисов попал — повезло“. Мы ему в ответ: „Дурень, это „Печи“ и есть“

«Институт физкультуры меня не привлекал»

„В то время надо было очень внимательно читать контракт, могли обмануть на раз-два — лихие 90-е :)“

«Уже гвоздь в стенку вбил»

„Оставалось только повесить бутсы, но согласился на сезончик. Надо ж было доказать самому себе и Рябоконю, что зря списали“

«Да, фиг с ними, с бутсами»

«Федоров в красной водолазке и с коричневым дипломатом ходил»

«Учился неплохо. Нравилась литература, история, география. А вот к химии и физике душа не лежала»

«Младший сын по ногам шарашит — только пыль стоит»