Трибуна

Новости

Tribuna/Футбол/Новости/«Надеюсь, сделал правильный выбор»

«Надеюсь, сделал правильный выбор»

7 сентября 2011, 07:41
0

Новую команду Михаил Сиваков выбирал по-быстрому. Он надеется, что с выбором не ошибся Желание белоруса проявить себя в «Кальяри» не подкрепилось возможностью. За счет Сивакова боссы итальянского клуба расчистили нужную им легионерскую вакансию. О том, как состоялось расставание с бывшими работодателями, возможных вариантах продолжения карьеры и выборе в пользу «Зюлте-Варегем», Михаил поведал Goals.by сразу после подписания контракта. — Когда было заключено трудовое соглашение с «Зюлте-Варегем»? — В понедельник поздним-поздним вечером. — Насколько поздним? — Часов около десяти. — Ты вылетел в Бельгию рано утром. Почему процедура так затянулась? — На самом деле все прошло по плану. Просто много времени съели медосмотр и обсуждение некоторых деталей. — Вопрос справочного характера: а что из себя представляет медосмотр в профессиональных футбольных клубах? — Спросили о старых травмах, сделали МРТ всего организма. Потом были тесты на беговой дорожке. Затем сделал пару рывком. Работники клуба оценивали мои взрывные качества. Пару прыжков… В общем, стандартная процедура. Никаких нареканий мое здоровье ни у кого не вызвало. — Ты, надо думать, уже успел пообщаться с главным тренером команды? — Да. Мне рассказали о планах клуба на ближайших два-три года. Обсудили мою позицию на поле. Главком обрисовал свои требования к игрокам центральной оси. Вот и все. Ну, и сказал, что рад моему решению играть за «Зюлте-Варегем». — Можно теперь поконкретнее? — «Зюлте-Варегем» — новый проект. Хозяева клуба хотят, чтобы за два-три года команда поднялась до уровня «Андерлехта». В планах победа в чемпионате Бельгии и выступление в Лиге Чемпионов. — А что касается непосредственно твоей роли на поле? — Тренер сказал, что видит во мне одного из двух опорных полузащитников. Меня это полностью устраивает. С парой опорников действовали БАТЭ и молодежная сборная. Подобная расстановка мне знакома и понятна. В «Кальяри» же в этом отношении были небольшие проблемы. Чувствовал себя не в своей тарелке. Все же итальянцы действовали с тремя игроками центра поля. — Признаться, новость о твоем переходе получилась очень неожиданной. — И для меня в том числе. Честно, после того, как «молодежка» успешно выступила на чемпионате Европы, был полон сил, очень хотел вернуться в «Кальяри» и, как говорится, доказать свою профпригодность. Сразу же по окончании срока аренды в «Висле» поляки сделали предложение о полновесном контракте. Но руководство «Кальяри» ничего не ответило. Я расценил это как знак доверия, думал, на меня действительно рассчитывают. Но когда отпуск уже подходил к концу, позвонил директор клуба и сказал, что мне дадут немного больше выходных, мол, для лучшего восстановления после чемпионата Европы. Но потом он снова позвонил и сообщил, что я выставлен на трансфер. Для меня это известие, конечно, стало шоком. Все-таки других вариантов продолжения карьеры за время межсезонья мне было предложено сполна. Но я всем отказывал из-за желания остаться в «Кальяри». Понятно, поинтересовался у директора клуба, почему так вышло. Но он объяснил, что всего только выполняет свою работу и ничего не решает. Сказала, мол, есть агенты и другие люди, которые занимаются твоим трудоустройством, с ними и поговори… Правда, потом я узнал, что занимаю место легионера без паспорта ЕС. В «Кальяри» его хотели освободить, потому как за пять миллионов евро был куплен бразилец, которого нужно срочно дозаявить. А второй момент сводится к тому, что президент «Кальяри» разругался с итальянским агентом, который занимался моим переездом в Италию. Поочередно из клуба ушли четыре работника, в том числе и главный тренер. Я был пятым. Делами тренера и четверых игроков занимался один и тот же агент. Думаю, все это неспроста. Тем более в интернете везде писалось, что между президентом и агентом что-то произошло. — Тебя просто поставили в жесткие рамки? — Однажды позвали в офис. До конца работы трансферного окна оставалась буквально неделя. Получилось так, что предложение «Вислы» в «Кальяри» проигнорировали — поляки успели укомплектоваться. Был вариант со «Штурмом» из Граца. Я отказал австрийцам. С предложением пражской «Спарты» поступил точно так же. Все-таки хотелось доказать свою состоятельность в «Кальяри». Чехи в итоге взяли Ярошика на мою позицию. В общем, позвали меня в офис и сказали: «Либо ты за сутки находишь команду, потому что нам надо бразильца дозаявить. Либо мы это сделаем другим путем. Правда, в таком случае придется потратить большие деньги. Но если мы это сделаем, тебя уже не отпустим никуда и ни за какие деньги. Останешься в клубе, год бегать по кругу до окончания контракта». В подобной ситуации в прошлом году оказался Маркетти. Человек приехал с чемпионата мира, а по итогу за клуб не провел ни одного матча, даже в заявку не попадал. Только тренировался. Мне открытым текстом дали понять, что история с Маркетти может повториться. — Получается своего рода шантаж. — Сказали, что зарплату будут выплачивать. Но лишить игровой практики обещали. Светили индивидуальные занятия с тренером по легкой атлетике. Все это шло от президента «Кальяри». С ним было очень тяжело разговаривать. — Первой твоей реакцией стал шок? — Ну, не то, чтобы шок. Просто непонимание происходящего. Честно, понимания случившегося нет до сих пор. Вроде все говорили, что все хорошо. А тут в одночасье произошли такие изменения... — Какими были твои первые действия? — Когда руководство «Кальяри» объясняло свою позицию, на столе лежали два факса. Один из «Гетеборга», второй из «Зюлте-Варегема». Посоветовались с близкими людьми, и перспектив в шведском варианте не увидели. Там чемпионат уже подходит к концу. Смысла ехать на два месяца в Швецию, а потом уходить до марта в отпуск, не было. К тому же я несколько недель не тренировался. Поговорили со знающими людьми. Они меня убедили, что «Зюлте-Варегем» — амбициозный проект. В команде на меня в полной мере рассчитывают. Стали вести переговоры. Когда трансферный контракт был подписан, в «Кальяри» пришел факс из «Панатинаикоса». До этого я только слышал что-то об интересе греков ко мне. И вот слухи подтвердились. Но переговоры с бельгийцами зашли уже далеко, так что от предложения греков решил отказаться. Тем более «Панатинаикос» — большой клуб. Можно было, конечно, поехать. Но опять сесть на лавку, и, грубо говоря, ничего бы в моей жизни не поменялось бы кардинальным образом. Все же в преддверии Олимпийских игр хотелось бы иметь постоянную игровую практику. — Миша, да тебя послушать, так ты в Европе популярный футболист. — Почему? :). — Ну, все хотят тебя подписать. — Я бы так не стал говорить. — Хорошо. Тебя не смущает, что ты сменил Италию на менее рейтинговую Бельгию, да еще и перешел в довольно скромную команду? — В принципе, я спокоен. Тренер в открытую мне сказал, что у команды хорошая пресса. Специалисты и журналисты отмечают самую зрелищную и красивую игру в лиге в исполнении «Зюлте-Варегем». Просто нужно время на становления команды. По тому, как сказал тренер, в нынешнем сезоне результат не ставится во главу угла. — Также он поведал о каких-то очень амбициозных владельцах. Кто эти люди? — Общался с президентом клуба. Он сказал, что «Зюлте-Варегем» владеет очень серьезный человек. В структуре клуба сейчас работает специалист, который занимался скаутингом в «Челси». Теперь все трансферы проходят через него. Думаю, если человек с подобным опытом, согласился работать в «Зюлте-Варегем», — это показатель. — Кстати, что ты, в принципе, знал о своей нынешней команде до того, как стал ее игроком? — Знал, что есть такая команда в Бельгии. Не более. Потом уже, когда появилось конкретное предложение, стал наводить справки, пообщался со знающими людьми. Специалисты, которые понимают, как сложно закрепиться белорусам в Европе, сказали, что вариант очень даже неплохой. Тем более игры бельгийского чемпионата всегда посещает море скаутов. Если себя хорошо проявить, можно переехать в Германию или Францию. Они тут рядышком. От Варегема до Лилля, к примеру, всего только 40 километров. Футбольное движение в Бельгии очень интенсивное. — Была ли возможность остаться в Италии? — Была. В том смысле, что мною интересовались некоторые команды. Но по итальянским законам для освобождения места легионера без паспорта ЕС «Кальяри» должен был продать меня за пределы Италии. Грубо говоря, если бы я перешел в любой другой клуб итальянского чемпионата, то место легионера все равно осталось бы за «Кальяри». — И своего бразильца они бы не заявили? — Да. Поэтому когда я озвучил свое желание остаться в Италии, руководители «Кальяри» сказали, что это невозможно. Мол, вот такие у нас правила. Тогда у меня возникло другое желание — остаться в Европе. Решение принимал в очень короткий срок. Нужно было не ошибиться. Надеюсь, сделал правильный выбор. — Традиционных для белорусов, поигравших на западе, предложений с постсоветского пространства не было? — Был интерес от одного большого клуба из России. Не хочу уточнять какого именно. Возможность перехода имелась, но не все сложилось. Есть вероятность, что вернемся к этому разговору в январе. — Неужели согласился бы? Кажется, ты очень прикипел в западной Европе. — Повторюсь, интерес со стороны россиян был. Если бы все срослось, хотелось бы попробовать сыграть в этом клубе. Но я считаю: все, что ни делается, то к лучшему. Есть возможность поиграть в Бельгии. Воспринимаю это как некий новый вызов, который я должен достойно принять. — Авторитетный сайт transfermarkt.de оценил твой переход в 350 тысяч евро. Данная информация соответствует действительности? — Честно сказать, ситуация с трансфером немного непонятная. Мне тяжело комментировать что-то. Сам не знаю, насколько завесил мой трансфер. — Если продолжить денежную тему, в зарплате по сравнению с Италией что-то потерял или нет? — Не потерял. Но не скажу, что многое приобрел. — Пару слов об олимпийской сборной, в которую ты не вызван. — Ну, а смысл меня вызывать, когда я полтора месяца без тренировок? — Общались с Кондратьевым по этому поводу? — Нет. Он не звонил. Я тоже. О невызове узнал из интернета.

«Все прошло по плану»

«Зюлте-Варегем» — новый проект. Хозяева клуба хотят, чтобы за два-три года команда поднялась до уровня „Андерлехта“.

«Однажды позвали в офис…»

Я отказал австрийцам. С предложением пражской „Славии“ поступил точно так же. Чехи в итоге взяли Ярошика на мою позицию.

«Перспектив в шведском варианте не увидели»

Смысла ехать на два месяца в Швецию, а потом уходить до марта в отпуск, не было.

«Знал, что есть такая команда в Бельгии»

В структуре клуба сейчас работает специалист, который занимался скаутингом в «Челси».

«Был интерес от одного большого клуба из России»

Был интерес от одного большого клуба из России. Не хочу уточнять какого именно. Возможность перехода имелась, но не все сложилось. Есть вероятность, что вернемся к этому разговору в январе.

«С Кондратьевым не общались»

Статистика