«Что женщины понимают в футболе?»

Полузащитник, поигравший во всех «Динамо» нашей страны, ностальгирует по «Динамо-93» и сожалеет, что не завоевал с этой командой «золото» чемпионата. Дмитрий Беспанский рассказывает о взаимоотношениях с болельщиками, знакомстве с Эдуардом Малофеевым, автоголах и награждении «Шахтера»… За пятое место.

У Дмитрия Беспанского полностью отсутствует тяга к тренерству
У Дмитрия Беспанского полностью отсутствует тяга к тренерству
BpУ Дмитрия Беспанского полностью отсутствует тяга к тренерству Фото из личного архива Дмитрия Беспанского

Полузащитник, поигравший во всех «Динамо» нашей страны, ностальгирует по «Динамо-93» и сожалеет, что не завоевал с этой командой «золото» чемпионата. Дмитрий Беспанский рассказывает о взаимоотношениях с болельщиками, знакомстве с Эдуардом Малофеевым, автоголах и награждении «Шахтера»… За пятое место.

— Вы пропали с радаров. Чем занимаетесь?

— Торговлей. В мире есть компания «Pepsico», торгующая продуктами питания. А у нас в Беларуси есть дистрибьютор «Мостра-Групп». Вот там я и работаю менеджером.

— Почему торговля?

— Со спортом надо было завязывать. Я понимал, что требуется начинать как-то устраиваться вне футбола. Ну, и знакомый помог.

— Довольны?

— Может, это не совсем мое, но семью кормить надо. Сейчас, когда в стране кризис, немного тяжело. К счастью, фирма крепкая, держится.

— Футбол занимает в нынешней жизни хоть какое-то место?

— По телевизору.

— И что смотрите чаще всего?

— Как ни странно, БАТЭ :). Никогда бы ни подумал, что буду за болеть за эту команду. Всегда были нашими конкурентами. Матчи «Шахтера» последний раз смотрел, когда «горняки» с латышами играл.

— И как?

— Реально было проходить.

— Только по телевизору смотрите?

«На стадион хожу очень редко. Это не мое. Последний раз был на игре БАТЭ — „Штурм». На „Барселону“ собираюсь“

— На стадион хожу очень редко. Это не мое. Последний раз был на игре БАТЭ — «Штурм». На «Барселону» собираюсь. Билетов еще не покупали, но мы с ребятами решили, если получится, пойдем. Но билетный пакет покупать не хочу, так как придется на все матчи ходить. А «Виктория» мне не интересна.

— А сами играете?

— По воскресениям бегаем с бывшими футболистами. А с коллегами по работе играем по вторникам.

— С теми, с кем играли, отношение поддерживаете?

— Тесно общаюсь с Андреем Разиным, Ромой Трепачкиным, Димой Подрезом. Вадик Ласовский — крестный моей дочери. С Вадимом Скрипченко дружим семьями.

— Когда решили завершить карьеру?

— Я когда в «Барановичах» играл, уже устроился работать и ездил только на матчи.

— А тренировки?

— Сам :).

— Тогда этот клуб вроде Андрей Хлебосолов тренировал…

— Да. Нравилось с ним работать. Команда же неплохая была. Козека сейчас в «Гомеле» играет. Хлебосолов-младший — в «Нафтане». Было много поигравших ребят. Я бы остался в клубе, но это обязывало к поездкам на тренировки. А за ту зарплату, которую там платили, посвящать себя полностью футболу было уже не интересно. Меня схема приезда только на игры полностью устраивала.

— И тогда решили: все!

— Не совсем. Я где-то полгода был в «Молодечно». А затем позвонил Иосиф Шперлинг и предложил поиграть за «Динамо-Белкард». Гродненцы как раз вышли в первую лигу. В команде играл один молодняк и нужен был человек с опытом. Задача стояла конкретная — выход в высшую лигу. Заинтересовало. Бросил все и поехал в Гродно. Заключил контракт на год, но отыграл только половину прописанного срока.

— Почему?

— Месяца через два клуб продолжил работать без Шперлинга и главного тренера. А оставаться с местными ребятами и властью было не возможно. Меня не хотели видеть в команде. И вот тогда решил закончить.

— Тянуло на поле?

„Через год-полтора, понял, что сохну без футбола. Надо хоть как-то, но заниматься игрой. И решил бегать для себя“

— Сразу нет. Видимо, свою норму выбегал. А через год-полтора, понял, что сохну без футбола. Надо хоть как-то, но заниматься игрой. И решил бегать для себя.

— Тренажерный зал, бассейн…

— Нет, только футбол. Приводит в тонус, и я чувствую себя замечательно.

— Тренерство не привлекало?

— Никогда. Нет во мне этой тренерской жилки. Тренеров у нас человек 30, а бывших футболистов тысяч 30. На всех бывших команд не найдешь.

— Как вы начинали свой футбольный путь?

— Начинал на асфальте в СДЮШОР «Динамо». Первый тренер — Евгений Глембоцкий. Там до сих пор асфальт?

— Да.

— В Минске столько полей искусственных сделали. Неужели там нельзя было положить?

— Видимо, нет. Вы потомственный спортсмен?

— Нет, я один такой в семье. Младший брат пытался, но он лентяй.

— Когда поняли, что хотите жизнь связать с футболом?

— Когда в «Динамо-2» попал. Это было в 1992-м. Тогда и заключил первый контракт.

— Радости, наверное, было море?

„На тот момент у папы зарплата была 120 рублей. А я, бац, и приношу 2000“

— На тот момент у папы зарплата была 120 рублей. А я, бац, и приношу 2000. Папе нужно было больше года работать за эти деньги. Семья находилась в шоковом состоянии. Папе сразу не сказали, чтобы не расстраивать.

— На что потратили?

— Сразу купил огромный арбуз, бутылку шампанского, фрукты.

— Соблазна прокутить эти деньги не было?

— Когда тренируешься два раза в день, времени и сил на подобное не остается. Мне даже не всегда на тренировки хватало сил. Хотя и молодым был. Когда попал в команду после ДЮСШ, был поражен уровнем. Там такой состав подобрался, что я, когда пришел на тренировку, думал: «Это космос». Тогда хотелось доказать самому себе, что могу играть на подобном уровне. Первые полгода просто понимал, как играть. Но со временем привык. Да и Щекин помогал. Он молодых любил, подпускал к основе. Иван Григорьевич вообще был своеобразным человеком. Жестким, но может это нам на пользу пошло. Когда мы с ним позже в Солигорске работали, уже другое отношение было. К молодым был строг, а к нам, футболистам постарше, относился по-другому. На нас уже возлагались надежды, надо было решать задачи. Главное — требовалось держать себя в форме.

— Удавалось?

— Всегда :).

— Из второй команды все хотели в «Динамо», а вы пошли в «Динамо-93»…

— Та команда была в самом соку. Мне в «Динамо» идти абсолютно не хотелось. Если бы тот состав сохранили — он был бы очень силен. Коллектив подобрался хороший. Многие до сих пор дружат, жены дружат. Мы были одной семьей. Жена не понимала, как я мог перейти из команды, борющейся за медали, в «Шахтер», который занимал последнее место.

— Кстати, да, как так?

— Команда разваливалась, и Щекин пригласил в «Шахтер».

— «93-е» входили в империю Хвастовича…

„Самые сильные игры в то время случались именно против "Динамо“. Мы же жили на одной базе, общались. И всегда стремились их обыграть, чтобы после ходить и говорить: „Мы вас сделали!:)“.

— Ничего плохого о нем не могу сказать. Все свои функции он выполнял. Потом что-то не получилось, человек решил уехать. В бытность игроком «93-х» всегда интересно было послушать обсуждения перед матчами с «Динамо». Всем казалось, что мы сливали им. Но это не так. Самые сильные игры в то время случались именно против «Динамо». Мы же жили на одной базе, общались. И всегда стремились их обыграть, чтобы после ходить и говорить: «Мы вас сделали!» :).

— В последнее время в «Шахтере» модно игроков в шахту спускать. Вам тоже приходилось?

— Вся команда пошла, а я почему-то нет.

— Клаустрофобия?

— Не знаю, что-то такое есть. Не захотелось. Поэтому, самое яркое впечатление от пребывания в Солигорске — чествование команды, после пятого места. Это было в 99-м. Нам устроили такое награждение! Поверьте, за первое место так не награждают, как нас благодарили. Полностью был забит Дворец Культуры.

— Все-таки первый успех…

„Люди, которые работают в шахте, хотели зрелища. И мы им немножко его давали, но хотелось бы больше“

— Мы пришли в 98-м и с 16-го подняли на 11-е место. А в следующем году стали пятыми. Помню, болельщиков тьма ходила. Вокруг стадиона в три ряда стояли. Это супер! Сейчас глянул, даже и близко не собирается столько. А тогда очень хорошо болели, но требовательно. Люди, которые работают в шахте, хотели зрелища. И мы им немножко его давали, но хотелось бы больше.

— В миру с болельщиками сталкивались?

— Да, со многими до сих пор стараюсь поддерживать отношения.

— Играть учили?

— С трибун — да. А где не любят это делать? Думаете, в Борисове меньше поливают? Или в том же Бресте?

— В Бресте трибуны далеко, не так слышно.

— Я играл на бровочке — все слышно.

— В «Шахтере» чувствовали себя комфортно?

— Да. Я даже сейчас жалею, что ушел из «Шахтера» в Брест. Каждому футболисту нужно найти своего тренера. Мне комфортно игралось при Вергейчике, Соколе, Румбутисе. А при Мархеле не пошло. А потом пришел Боровский, затеял омоложение состава и «попросил» ветеранов.

— Чего ж тогда не вернулись?

— Какая-то гордость была. Самому проситься в команду не хотелось. Пару месяцев отдохнул и принял приглашение «Баранович».

— Жалеете, что не удалось поиграть за границей?

„Когда перешел в минское „Динамо“, позвонили из „Амкара“, позвали. А я травмирован был, и мог восстановиться только к апрелю“

— Конечно. Наш чемпионат не настолько силен. У каждого бывают шансы уйти на повышение. Был и у меня, но не использовал его. Когда перешел в минское «Динамо», позвонили из «Амкара», позвали. А я травмирован был, и мог восстановиться только к апрелю. А надо было к марту. В итоге взяли из «Славии» Шутова. И он в следующие два года стал лучшим футболистом в составе пермяков.

— Период в «Динамо» пришелся на смутное время…

— Очень тяжелое время. Полгода — новый тренер, полгода — новый тренер. Это ж «Динамо». В команду звал Родненок. А после зимнего отпуска тренер уже Пискарев. О нем я ничего плохого сказать не могу. Он прививал совсем другой стиль. Короткие передачи, спартаковский футбол. Но когда я пришел в команду, на мое место претендовало еще четыре человека: Трепачкин, Байдачный, Гончаров и Пискарев-младший.

— А слева один Володенков…

— Ага :). А я еще после травмы. Но Пискарев верил в меня. Но он недолго продержался. Пришел Малофеев. Легендарная личность. Сколько он знает пословиц и прибауток? Но он человек настроения. Попал в любимчики, Эдуард Васильевич верит в тебя. Мне не повезло, не попал.

— Самый курьезный момент за карьеру вспомните.

«Играю на опережение и с линии штрафной в ближнюю девятку как дал! Посмотрел на Вергейчика, тот за голову»

— Автогол в матче против витебского «Локомотива». «Шахтер» был стабильно третьим, а «Локо» нуждался в очкам, чтобы не вылететь. И пошли разговоры, что мы отдадим игру, мол, нам ничего не надо. Ведем 1:0, идем в атаку, получаем оборотку. Я пытаюсь достать своего полузащитника — Мишу Пацко. Играю на опережение и с линии штрафной в ближнюю девятку как дал! Посмотрел на Вергейчика, тот за голову. К счастью, еще в первом тайме Толя Тихончик дубль оформил.

— А вот мне при слове автогол вспомнился ваш удар в игре против минского «Динамо»…

— «Шахтерский» красивее вышел. Хотя в том матче было обидно. «Динамо» Брест играло лучше. Я всего два раза свои ворота поражал. Чаще приходилось забивать в чужие, но до полтинника не дотянул. Правда, последних несколько лет играл в защите.

— Кто ж в вас талант-то разглядел?

— Юрий Вергейчик :).

— Как познакомились с женой?

— Это было в 95-м году. Людмила дружила с нынешней жены Скрипченко. Пошли как-то с Вадимом на концерт, ну, и его подруга с собой ее взяла.

— Она понимала в футболе?

— Абсолютно ничего. Но на матчи ходила исправно. Но объяснять что-то было бесполезно. Что женщины понимают в футболе? :)

— Вы были бронзовым призером, серебряным. Выигрывали Кубок страны. Но «золото» так и не покорилось. С какой командой хотели бы выиграть золотые медали?

— С «Динамо-93»…

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья