«В Голландии знают лишь Глеба и БАТЭ»

Благодаря настойчивости читателей нашего портала интервью с Павлом Михалевичем состоялось. Он вырос в Беларуси, но сформировался как футболист в Голландии, где живет и работает и по сей день. Павел вспоминает свой этап карьеры в НЕКе. Объясняет, почему кардинально решил поменять профессию. Рассказывает о заработках в игроцкие годы и сейчас. А также рассуждает на тему невостребованности белорусских футболистов в Голландии.

После завершения игровой карьеры Павел Михалевич не захотел возвращаться в Беларусь
После завершения игровой карьеры Павел Михалевич не захотел возвращаться в Беларусь
Foto (1)После завершения игровой карьеры Павел Михалевич не захотел возвращаться в Беларусь Фото из личного архива Павла Михалевича

Благодаря настойчивости читателей нашего портала интервью с Павлом Михалевичем состоялось. Он вырос в Беларуси, но сформировался как футболист в Голландии, где живет и работает и по сей день. Павел вспоминает свой этап карьеры в НЕКе. Объясняет, почему кардинально решил поменять профессию. Рассказывает о заработках в игроцкие годы и сейчас. А также рассуждает на тему невостребованности белорусских футболистов в Голландии.

— Павел, как сложилась ваша жизнь после футбола?

— Живу в Голландии. Работаю в транспортной компании, которая занимается перевозками как по Бенилюксу, так и в интернациональном направлении. Я отвечаю за отдел Восточной Европы: Украина, Россия и немного Беларусь. Мы поставляем всевозможные товары: медикаменты, вещи, сырье… Например, в Минск ввозили медикаменты. Основные поставки идут из Европы.

— В 2009 году под вашим началом было заключено соглашение с ведущей российской перерабатывающей компанией по производству топливных гранул для европейских электростанций…

— Филиал нашей компании находится в Санкт-Петербурге. За рубежом сейчас пытаются использовать так называемое зеленое сырье для получения электроэнергии. До начала кризиса продукция пользовалась спросом. Но сейчас люди стараются переходить на уголь, потому топливные гранулы отошли на второй план.

— Интересно, вы больше зарабатывали в футбольные годы или сейчас?

— В бытность игроком получал в три-четыре раза больше. Хотя и теперь не жалуюсь :). На жизнь хватает.

— Как вас занесло в транспортные дела?

Еще играя в НЕКе, параллельно учился в Высшей экономической школе с направлением логистика

— Еще играя в НЕКе, параллельно учился в Высшей экономической школе с направлением логистика. В 26 лет защитил диплом. Как раз в это время получил серьезную травму, и врачи сказали, что пора завязывать с футболом. Тогда и стал задумываться о новой работе. Устроился в одну компанию, которая занималась транспортными перевозками. Там трудился на протяжении пяти лет. Потом меня пригласили в «Cornelissen Holding», так как они хотели расширять свой обзор деятельности. Одно из направлений — Восточная Европа. В частности, Россия. Уже более трех лет здесь и работаю.

— Почему не захотели пойти по тренерскому пути?

— Даже не знаю. Как-то сразу больше привлекала сфера экономики. Видимо, футболом занимался много времени — 27 лет. Наверное, уже устал. Хотелось в жизни чего-то другого. Предлагали работать в структуре НЕКа, но у меня были иные планы на будущее.

— Футбольные связи помогают в нынешней деятельности?

— В принципе, да. Наша компания является одним из спонсоров клуба НЕК. Так что сейчас с клиентами посещаю матчи своей бывшей команды. Иногда, встречаясь по работе с людьми, называешь свою фамилию, а в ответ: «Так вы ведь играли в НЕКе». В вопросах общения это очень помогает.

— Ваши нынешние коллеги хоть знают, что Павел Михалевич защищал цвета коллектива из Неймегена?

— Естественно. Среди них очень много болельщиков. Поэтому после очередного тура мы активно обсуждаем результаты команды и турнирную таблицу чемпионата Голландии.

— И чем дышит голландский чемпионат?

— Уровень ниже, нежели десять лет назад. Все-таки наиболее способные и талантливые футболисты продаются очень быстро. Тенденция такова, что даже 15-летних ребят забирают. Одних — в Испанию, других — в Англию. С подобной текучкой кадров клубы ничего не могут поделать. Значит, ФИФА и УЕФА нужно задуматься, как остановить данный процесс. Раньше в основном после 22 лет уезжали за рубеж, сейчас — все чаще в раннем возрасте. К тому же команды, в которых росли игроки, практически не получают денег. Им возмещают лишь затраты на образование ребят. Но это мелочь по сравнению с тем, что клуб мог бы получить, например, за 20-летнего парня.

В школах «Аякса», «Фейеноорда» и ПСВ собственный стиль подготовки. Когда уезжаешь из клуба в столь раннем возрасте, то процесс развития останавливается

С отъездом молодежи голландский футбол теряет свое лицо на мировом рынке. В школах «Аякса», «Фейеноорда» и ПСВ собственный стиль подготовки. Когда уезжаешь из клуба в столь раннем возрасте, то процесс развития останавливается, так как в той же Италии, Испании, Англии совершенно другой подход к игре. Выходит, ребята теряют какую-то часть себя. А ведь они — будущее голландского футбола.

— В стране тюльпанов поддерживаете контакт с соотечественниками?

— Хорошо общаюсь с Олегом Путило. Он живет неподалеку от голландско-немецкой границы, что в 20 минутах езды от меня.

— Когда-нибудь задумывались открыть свой бизнес?

— Пока не готов. В будущем, возможно. Также буду заниматься транспортными перевозками.

— На родину не тянет?

— Летом с семьей приезжали на каникулы в Минск. Правда, не так часто удается выбраться в такую поездку — один раз в два-три года. Кстати, у меня трое детей, жена сама из Голландии.

— Супруга и дети русский язык знают?

— Немного. Дочке без малого 10 лет, а сыновьям — 8 и 6. Ребята занимаются  футболом. Может, в будущем из них что-то и получится.

— Если бы не травма, то и у вас бы еще многое получилось…

Порвал ахилл. В таких случаях сроки восстановления — около года. Только у меня возникли осложнения

— Порвал ахилл. В таких случаях сроки восстановления — около года. Только у меня возникли осложнения. Потребовалась еще одна операция. В общей сложности остался без футбола на полтора года. Как раз заканчивался контракт с НЕКом. К тому же врачи посоветовали закончить профессиональную карьеру. Но после этого еще пять лет (до 2006 — Goals.by) выступал на любительском уровне. Там все-таки и нагрузки совершенно другие и тренировок меньше. Четыре года провел в «JVC Кальк», а последний сезон в «Ахиллесе».

— За что жили?

— Платили зарплату. Только не могу сказать сколько — секрет :).

— Почему остались жить в Голландии?

— Отыграл там семь лет, обзавелся семьей, получил новую профессию. Потому уже не было смысла возвращаться.

— Чем вас так очаровала будущая супруга. Все ведь говорят, что девушки славянской наружности самые красивые…

— Опять же, видимо, хотелось чего-то другого :). Вот кардинально и поменял свою жизнь.

— Давайте вспомним, как в 1993 году вы оказались в НЕКе.

Предложили мне, Сергею Штанюку и Олегу Путило поиграть полгода в местной команде. Так мы оказались в Голландии

— Это было еще раньше — в 1991. Юношеская команда «Юность» отправилась на двухнедельный турнир в Амстердам. Нас расселили в Неймегене по семьям. Эти люди работали тогда в НЕКе. Вот они и предложили мне, Сергею Штанюку и Олегу Путило поиграть полгода в местной команде. Так мы оказались в Голландии. После окончания визы вернулись домой. В это время на нас обратил внимание в НЕКе, где хотели видеть трех парней из Беларуси у себя. Не знаю, по какой причине, но со Штанюком и Путило что-то не получилось. А мне вот повезло. Не могу утверждать точно, но, наверное, у ребят возникли вопросы с армией.

— Семь лет в одном клубе — солидный срок. Как вам удалось на столь длительное время удержаться в команде?

— Быстро выучил язык, думаю, в этом причина. Еще повезло, что полтора года жил в голландской семье, которая мне во всем помогала.

— Какое у вас было прозвище в коллективе?

— На фоне других ребят отличался небольшим ростом. Вот меня и назвали Маленький. Но я не обижался — у них свой юмор.

— Почему за национальную сборную так и не провели ни одного матча?

— Просто очень рано уехал. Меня даже не привлекали в «молодежку». Думаю, в те времена у АБФФ не было лишних денег, чтобы оплачивать мне переезды. К тому же не всегда проходил в основной состав своей команды. Может, и это озадачило тренеров. Хотя жаль, что сборной так и не пригодился. Все-таки любому футболисту хочется сыграть за свою страну.

— Как считаете, почему в чемпионате Голландии нет ни одного белоруса?

Клубы, подписывая легионера, должны выполнять одно условие: приезжему футболисту обязаны платить зарплату не менее 500 тысяч евро в год

— Наш чемпионат не известен в Европе. К тому же их клубы, подписывая легионера, должны выполнять одно условие: приезжему футболисту обязаны платить зарплату не менее 500 тысяч евро в год. Сомневаюсь, что они захотят платить такие деньги белорусу. Когда я играл, подобных условий не было. Уверен, мне бы такую зарплату тоже не дали бы.

— Они хоть там знают кого-нибудь из наших футболистов?

— Пожалуй, только Александра Глеба. Что касается клубов — так это БАТЭ. Все-таки  показывают краткие обзоры всех поединков Лиги чемпионов. Зато они до сих пор помнят, как сборная Беларуси на «Динамо» обыграла их команду.

— В юношеские годы много было соблазнов в «стране без запретов»?

— Приехал с конкретной целью — стать профессиональным футболистом. Потому ничего от основной деятельности меня не отвлекало.

— Может, просто до конца не осознали, куда вы попали?

— После первого визита испытал легкий шок. У нас — хлеб и сахар по талонам, у них — обилие в магазинах. Честно признаться, такого не ожидал. Но постепенно ко всему привыкаешь.

— С продуктами, конечно, все понятно. Но ведь у них легализованы и другие интересные вещи…

— К гашишу и прочему никогда не испытывал интереса.

— Неужели не пробовали?

— Пока нет. Может, когда-нибудь :).

— «Дымят» на улицах?

Существуют специализированные заведения, где разрешена продажа и употребление легких наркотиков

— Существуют специализированные заведения, где разрешена продажа и употребление легких наркотиков. Конечно, некоторые и на улицах курят. Правда, за это можно и штраф заплатить в районе 25 евро.

— Расскажите какую-нибудь историю из своей футбольной жизни.

— В 1995 году НЕК пригласили на турнир в Ташкент. Центральный стадион был заполнен до отказа — 50 тысяч человек. Это притом, что на домашние матчи нашей команды в чемпионате тогда приходило 10-12 тысяч зрителей. А каков был перелет самолетом российской авиакомпании! Нас обслуживали стюардессы 50-55 лет с золотыми зубами :). Одноклубники интересовались, почему у женщин золотые зубы. Попытался объяснить, но они так ничего и не поняли.

— Что вы такое особенное рассказали?

— В странах бывшего Советского Союза — это обычное явление. Мол, золотые зубы свидетельствует о достатке :).

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.